Mydean-rus.ru - Купить MyDean 7181 Chevrolet www.mydean-rus.ru.

Cлово "ВОЛК"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЛКИ, ВОЛКОВ, ВОЛКА, ВОЛКОМ

1. Вести с родины
Входимость: 29.
2. Баллада
Входимость: 10.
3. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 6.
4. Волки
Входимость: 6.
5. Итоги
Входимость: 4.
6. Адамович Г. В. - Бунину И. А., 19 января 1947 г.
Входимость: 3.
7. Ловчий
Входимость: 3.
8. Дело корнета Елагина
Входимость: 3.
9. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 3.
10. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 3.
11. В поле
Входимость: 2.
12. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 2.
13. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 2.
14. Рассказ о Иване Бунине его родственника Юрия Бунина
Входимость: 2.
15. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 2.
16. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 2.
17. Суходол
Входимость: 2.
18. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава IV
Входимость: 2.
19. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 10 января 1948 г.
Входимость: 2.
20. Веселый двор
Входимость: 2.
21. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 2.
22. О Чехове
Входимость: 2.
23. Песнь о Гайавате. По-пок-кивис
Входимость: 2.
24. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 2.
25. Адамович Г. В. - Буниной В. Н., 2 марта 1957 г.
Входимость: 1.
26. Деревня (часть 2)
Входимость: 1.
27. Крещенская ночь
Входимость: 1.
28. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 1.
29. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Хранитель языковых традиций
Входимость: 1.
30. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 1.
31. Ковыль
Входимость: 1.
32. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 1.
33. Странствия
Входимость: 1.
34. Песнь о Гайавате. Плач Гайаваты
Входимость: 1.
35. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 1.
36. Белая лошадь
Входимость: 1.
37. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 1.
38. * * * ("Ненастный день. Дорога прихотливо... ")
Входимость: 1.
39. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 1.
40. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 1.
41. Об Эйфелевой башне
Входимость: 1.
42. Песнь о Гайавате. Голод
Входимость: 1.
43. "Мы не позволим" (О статье Александрова о Есенине)
Входимость: 1.
44. Антоновские яблоки
Входимость: 1.
45. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VII
Входимость: 1.
46. Старуха
Входимость: 1.
47. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 22 июля 1890 г.
Входимость: 1.
48. Автобиографические заметки
Входимость: 1.
49. Деревня (часть 1)
Входимость: 1.
50. Песня о Гоце
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Вести с родины
Входимость: 29. Размер: 16кб.
Часть текста: перед ним стоял его товарищ по агрономическому институту и сожитель по меблированным комнатам, поляк Свида, высокий, худой и угловатый в своем старом мундире. - Здравствуйте, - сказал он шепотом, - о чем речь? - Доклад Толвинского: «Из практики сохранения кормовой свекловицы». Свида сел и, протирая снятые очки, утомленными глазами посмотрел на Волкова. - Там вам телеграмму принесли, - сказал он и поднял очки, разглядывая их на свет. - Из института? - быстро спросил Волков. - Не могу знать. - Из института, верно, - сказал Волков. И, поднявшись торопливо, на цыпочках пошел из залы. В швейцарской, где уже не надо было держать себя напряженно, он вздохнул свободнее, быстро надел шинель и вышел на улицу. Дул сырой мартовский ветер. Темное небо над освещенной улицей казалось черным, тяжелым пологом. Около колеблющихся в фонарях газовых рожков видно было, как из этой непроглядной темноты одна за другой неслись белые снежинки. Волков поднял воротник и быстро пошел по мокрым и блестящим асфальтовым панелям, засовывая руки в карманы. «И чего только не рисуют, - думал он. - И как старательно!» Темнота, сырой ветер, треск проносящихся экипажей не мешали его спокойному и бодрому настроению. Телеграмма, верно, из института... Да она теперь и не нужна. Он уже знал, что через полмесяца будет помощником директора опытного поля; перевезет туда все свои книги, гербарии, коллекции, образцы почв... Все это надо будет уставить, разложить (он уже ясно представлял себе свою комнату и себя самого за...
2. Баллада
Входимость: 10. Размер: 13кб.
Часть текста: седенькая, сухенькая и дробная, как девочка. И вот только она одна во всем доме не спала в такие ночи: придя после ужина из людской в прихожую и сняв с своих маленьких ног в шерстяных чулках валенки, она бесшумно обходила по мягким попонам все эти жаркие, таинственно освещенные комнаты, всюду становилась на колени, крестилась, кланялась перед иконами, а там опять шла в прихожую, садилась на черный ларь, спокон веку стоявший в ней, и вполголоса читала молитвы, псалмы или же просто говорила сама с собой. Так и узнал я однажды про этого "божьего зверя, господня волка": услыхал, как молилась ему Машенька. Мне не спалось, я вышел поздней ночью в зал, чтобы пройти в диванную и взять там что-нибудь почитать из книжных шкапов. Машенька не слыхала меня. Она что-то говорила, сидя в темной прихожей. Я приостановясь, прислушался. Она наизусть читала псалмы. - Услышь, господи, молитву мою и внемли воплю моему, - говорила она без всякого выражения. - Не будь безмолвен к слезам моим, ибо странник я у тебя и пришлец на земле, как и все отцы мои... Скажите богу: как страшен ты в делах твоих! Живущий под кровом всевышнего под сенью всемогущего покоится... На аспида и василиска наступишь, попрешь льва и дракона... На последних словах ...
3. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 6. Размер: 32кб.
Часть текста: и понимания мира. Было бы ошибкой соединять «номадное» со странствиями писателя или с периодом эмиграции, а «автохтонное» - с его жизнью и творчеством на родине, т. к. рассматриваемое противопоставление характерно уже для ранних произведений Бунина. В интересах максимальной терминологической точности следует отметить, что слово «номад», встречающееся в поэзии Бунина и отсылающее к эллинистическим представлениям, для Бунина означало не просто «кочевник», «странник», «скиталец». «Номадное» в понимании Бунина не может рассматриваться как исключительно «экзотическое» или «ориенталистское». Это понятие для Бунина относится не столько к перемещению в земных пределах времени и пространства, сколько к «космическому», «вечному», «вселенскому». В стихотворении Бунина «Храм солнца» (1907), написанном терцинами, отсылающими к великому неземному странничеству Данте, стоянка «первого Номада» - знак начала истории человечества. «Первый Номад» - предок человечества, кочевавший по просторам Вселенной, а «колоннада» храма Солнца, напоминающая мегалитический кромлех, - дань космической символике. О колоннаде говорит Бунин: «В блаженный мир ведут ее врата» - в мир вечной Вселенной, откуда пришел прародитель – «первый...
4. Волки
Входимость: 6. Размер: 4кб.
Часть текста: повязана красным платочком, свободный вырез красного ситцевого платья открывает ее круглую, крепкую шею. Качаясь на бегу тележки, она жжет и бросает в темноту спички, будто не замечая, что гимназист обнимает ее и целует то в шею, то в щеку, ищет ее губы. Она отодвигает его локтем, он намерение громко и просто, имея в виду малого на козлах, говорит ей: - Отдайте спички. Мне закурить нечем будет. - Сейчас, сейчас! - кричит она, и опять вспыхивает спичка, потом зарница, и тьма еще гуще слепит теплой чернотой, в которой все кажется, что тележка катится назад. Наконец она уступает ему долгим поцелуем в губы, как вдруг, толчком мотнув их обоих, тележка точно натыкается на что-то - малый круто осаживает лошадей. - Волки! - вскрикивает он. В глаза бьет зарево пожара вдали направо. Тележка стоит против того леска, что открывался при зарницах. Лесок от зарева стал теперь черным и весь зыбко дрожит, как дрожит и все поле перед ним в сумрачно-красном трепете от того жадно несущегося в небе пламени, которое, несмотря на даль, полыхает с бегущими в нем тенями дыма точно в версте от тележки, разъяряется все жарче и грознее, охватывает горизонт все выше и шире, - кажется, что жар его уже доходит до лица, до рук, виден даже над чернотой земли красный переплет какой-то сгоревшей крыши. А под стеной леса стоят, багрово серея, три больших волка, и в глазах у них мелькает то сквозной зеленый блеск, то красный, - прозрачный и яркий, как горячий сироп варенья из красной смородины. И лошади, шумно всхрапнув, вдруг диким галопом ударяют вбок, влево, по пашне, малый, на вожжах, валится назад, а тележка, со стуком и треском, мотаясь, бьется по взметам... Где-то над оврагом лошади еще раз взметнулись, но она, вскочив, успела вырвать вожжи из рук ошалевшего малого. Тут...
5. Итоги
Входимость: 4. Размер: 37кб.
Часть текста: — Революция не делается в белых перчатках! И сколько раз думал я тогда: — Прекрасно, реставрация делается в ежовых рукавицах! Теперь время этих рукавиц наступает в полном блеске. Большинство эмиграции очень пало духом. Одни — просто потому, что реставрационный процесс будет долог, что он не помешает Ленину продержаться еще год, два при всей призрачности его власти. Другие, — в силу того, что уже не остается никаких надежд на «завоевания революции»… Что ж, это все расплата. Не хотели считаться со свойствами русской истории, с ее «повторяемостью», на которую указывал Ключевский… Не предугадали, что дело опять кончится Тушинским Вором с его, по выражению Герцена, «вовсе не демократической, а только кабацкой партией»… Подняли крик о «реакции» на смех курам, в первые же мартовские дни семнадцатого года… И накричали реакцию такую, какой еще на земле не бывало. Она длилась год, два, три, четыре, — казалось бы, чего хуже? Но нет, все еще не повергали в ужас «генеральские ботфорты, генеральские авантюры». — «Этому пора положить конец!» — И положили… Были «директории», «учредительные собрания», надежды на восстания, на «народный гнев», на «зеленых», — Савинков договорился даже до того, будто эти дезертиры и грабители «мыслят новыми категориями» — были ставки на Кронштадт, на Антонова, наконец — на голод, на то, что в Москве уже расцвел «цветок свободы», оказавшийся «прокукишем»… Мысль об интервенциях приводила в ярость, — хотя их и в помине не было, — горой стояли против них, ибо «охраняли честь и достоинства России», — это при нашем-то всемирном...

© 2000- NIV