Cлово "СВЕЧА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СВЕЧИ, СВЕЧУ, СВЕЧЕЙ, СВЕЧАМИ, СВЕЧОЙ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 13.
2. Натали
Входимость: 12.
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 11.
4. Таня
Входимость: 8.
5. Ранчин А.: Дама без собачки - чеховский подтекст в "Солнечном ударе"
Входимость: 7.
6. Безумный художник
Входимость: 7.
7. Баллада
Входимость: 6.
8. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 5.
9. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 5.
10. К роду отцов своих
Входимость: 4.
11. Преображение
Входимость: 4.
12. Исход
Входимость: 4.
13. Казимир Станиславович
Входимость: 4.
14. На чужой стороне
Входимость: 4.
15. Деревня (часть 3)
Входимость: 4.
16. Жизнь Арсеньева
Входимость: 4.
17. Аглая
Входимость: 3.
18. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 3.
19. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
20. У истока дней
Входимость: 3.
21. Худая трава (Оброк)
Входимость: 3.
22. Всходы новые
Входимость: 3.
23. Будни
Входимость: 3.
24. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 3.
25. Камень
Входимость: 3.
26. Мелкопоместные (Из жизни елецких помещиков)
Входимость: 3.
27. Чаша жизни
Входимость: 3.
28. При свече
Входимость: 3.
29. Апрель
Входимость: 3.
30. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 3.
31. Святые
Входимость: 3.
32. Митина любовь
Входимость: 2.
33. Запустение
Входимость: 2.
34. Святые горы
Входимость: 2.
35. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVII
Входимость: 2.
36. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 2.
37. Петлистые уши
Входимость: 2.
38. Грамматика любви
Входимость: 2.
39. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 2.
40. Из записной книжки ("Пришла весть с фронта... ")
Входимость: 2.
41. Суходол
Входимость: 2.
42. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XII
Входимость: 2.
43. * * * ("Кошка в крапиве за домом жила")
Входимость: 2.
44. На хуторе
Входимость: 2.
45. Антоновские яблоки
Входимость: 2.
46. Песня о Гоце
Входимость: 2.
47. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVI
Входимость: 2.
48. Снежный бык
Входимость: 2.
49. Чистый понедельник
Входимость: 2.
50. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 13. Размер: 204кб.
Часть текста: я проснулся еще тем, каким был в пути, - одиноким, свободным, спокойным, чужим гостинице, городу, - ив необычный для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по...
2. Натали
Входимость: 12. Размер: 60кб.
Часть текста: меня только Соня. Когда я выскочил из тарантаса и вбежал в темную прихожую, она вышла туда в ночном фланелевом халатике, высоко держа в левой руке свечку, подставила мне для поцелуя щеку и сказала, качая головой со своей обычной насмешливостью: - Ах, вечно и всюду опаздывающий молодой человек! - Ну, уж на этот раз никак не по своей вине, - ответил я. - Опоздал не молодой человек, а поезд. - Тише, все спят. Целый вечер умирали от нетерпения, ожидания и наконец махнули на тебя рукой. Папа ушел спать рассерженный, обругав тебя вертопрахом, а Ефрема, очевидно оставшегося на станции до утреннего поезда, старым дураком. Натали ушла обиженная, прислуга тоже разошлась, одна я оказалась терпелива и верна тебе. Ну, раздевайся и пойдем ужинать. Я ответил, любуясь ее синими глазами и поднятой, открытой до плеча рукой: - Спасибо, милый друг. Убедиться в твоей верности мне теперь особенно приятно - ты стала совершенной красавицей, и я имею на тебя самые серьезные виды. Какая рука, шея и как соблазнителен этот мягкий халатик, под которым, верно, ничего нет! Она засмеялась: - Почти ничего. Но и ты стал хоть куда и очень возмужал. Живой взгляд и пошлые черные усики... Только что это с тобой? Ты за эти два года, что я не видала тебя, превратился из вечно вспыхивающего от застенчивости мальчишки в негаа, интересного нахала. И это сулило бы нам много любовных ...
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 11. Размер: 111кб.
Часть текста: лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России, а не просто в Каменке, в таком-то уезде, в такой-то волости, и я вдруг почувствовал эту Россию, почувствовал ее прошлое и настоящее, ее дикие, страшные и все же чем-то пленяющие особенности и свое кровное родство с ней... II Очень русское было все то, среди чего жил я в мои отроческие годы. Вот хотя бы эта Становая. Впоследствии я не раз...
4. Таня
Входимость: 8. Размер: 35кб.
Часть текста: его родственницы, мелкой помещицы Казаковой, ей шел семнадцатый год, она была невелика ростом, что особенно было заметно, когда она, мягко виляя юбкой и слегка подняв под кофточкой маленькие груди, ходила босая или, зимой, в валенках, ее простое личико было только миловидно, а серые крестьянские глаза прекрасны только молодостью. В ту далекую пору он тратил себя особенно безрассудно, жизнь вел скитальческую, имел много случайных любовных встреч и связей - и как к случайной отнесся и к связи с ней... Она скоро примирилась с тем роковым, удивительным, что как-то вдруг случилось с ней в осеннюю ночь, несколько дней плакала, но с каждым днем все больше убеждалась, что случилось не горе, а счастье, что становится он ей все милее и дороже; в минуты близости, которые вскоре стали повторяться все чаще, уже называла его Петрушей и говорила о той ночи как об их общем заветном прошлом. Он сперва и верил и не верил: - Неужто правда ты не притворялась тогда, что спишь? Но она только раскрывала глаза: - Да разве вы не чувствовали, что я сплю, разве не знаете, как ребята и девки спят? - Если бы я знал, что ты правда спишь, я бы тебя ни за что не тронул. - Ну, а я ничего, ничего не чуяла, почти до самой последней минуточки! Только как это вам вздумалось прийти ко мне? Приехали и даже не взглянули на меня, только уж ...
5. Ранчин А.: Дама без собачки - чеховский подтекст в "Солнечном ударе"
Входимость: 7. Размер: 19кб.
Часть текста: ударе" Дама без собачки: чеховский подтекст в «Солнечном ударе» Герой известного бунинского рассказа, не названный по имени поручик, встречает на пароходе очаровательную попутчицу, «маленькую женщину», возвращающуюся с черноморского курорта: «Поручик взял её руку, поднёс к губам. Рука, маленькая и сильная, пахла загаром. И блаженно и странно замерло сердце при мысли, как, вероятно, крепка и смугла она вся под этим лёгким холстинковым платьем после целого месяца лежанья под южным солнцем, на горячем морском песке (она сказала, что едет из Анапы)». Поручик узнаёт от дамы, что у неё есть муж и трёхлетняя дочка, но своего имени она так и назвала. Поручик и дама сходят на пристани ближайшего города. Вечер, ночь и утро они проводят в гостинице: «Вошли в большой, но страшно душный, горячо накалённый за день солнцем номер с белыми опущенными занавесками на окнах и двумя необожжёнными свечами на подзеркальнике, — и как только вошли и лакей затворил дверь, поручик так порывисто кинулся к ней и оба так исступленно задохнулись в поцелуе, что много лет вспоминали потом эту минуту: никогда ничего подобного не испытал за всю жизнь ни тот, ни другой». Утром же...

© 2000- NIV