Cлово "ВСТРЕЧА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВСТРЕЧИ, ВСТРЕЧУ, ВСТРЕЧЕ, ВСТРЕЧАХ

1. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 14. Размер: 56кб.
2. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 7. Размер: 69кб.
3. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 6. Размер: 56кб.
4. Перед занавесом "художественников"
Входимость: 6. Размер: 19кб.
5. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 6. Размер: 37кб.
6. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 6. Размер: 72кб.
7. Волошин
Входимость: 6. Размер: 26кб.
8. Николеску Татьяна: По следам парижской командировки
Входимость: 6. Размер: 37кб.
9. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 6. Размер: 103кб.
10. Натали
Входимость: 5. Размер: 60кб.
11. К воспоминаниям. О Толстом
Входимость: 5. Размер: 6кб.
12. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 5. Размер: 53кб.
13. Ранчин А.: Дама без собачки - чеховский подтекст в "Солнечном ударе"
Входимость: 5. Размер: 19кб.
14. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 5. Размер: 62кб.
15. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 5. Размер: 57кб.
16. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 5. Размер: 45кб.
17. В Париже
Входимость: 5. Размер: 19кб.
18. Галина Кузнецова: "Грасская Лаура" или жизнь вечно ведомой
Входимость: 5. Размер: 47кб.
19. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава II
Входимость: 4. Размер: 27кб.
20. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 4. Размер: 42кб.
21. Невенчанная жена
Входимость: 4. Размер: 11кб.
22. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4. Размер: 95кб.
23. "Своими путями"
Входимость: 4. Размер: 22кб.
24. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 4. Размер: 74кб.
25. Далекое
Входимость: 4. Размер: 16кб.
26. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 4. Размер: 59кб.
27. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 53кб.
28. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 3. Размер: 26кб.
29. Любить - значит верить
Входимость: 3. Размер: 23кб.
30. Ремизов В.Б.: Бунин и Лев Толстой
Входимость: 3. Размер: 7кб.
31. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 3. Размер: 77кб.
32. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 3. Размер: 69кб.
33. Его памяти (Шаляпин)
Входимость: 3. Размер: 15кб.
34. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 3. Размер: 81кб.
35. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 3. Размер: 62кб.
36. Рахманинов
Входимость: 3. Размер: 3кб.
37. «Третий Толстой»
Входимость: 3. Размер: 55кб.
38. Заметки (о литературе и современниках)
Входимость: 3. Размер: 34кб.
39. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 3. Размер: 64кб.
40. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 3. Размер: 65кб.
41. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 3. Размер: 154кб.
42. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 1(14) января 1940 г.
Входимость: 3. Размер: 6кб.
43. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 3. Размер: 111кб.
44. Адамович Г. В. - Буниной В. Н., 17 февраля 1957 г.
Входимость: 3. Размер: 6кб.
45. Благасова Г. М., Курбатова Ю. В.: Бунин и Паустовский - аксиологические параллели
Входимость: 2. Размер: 20кб.
46. Великая потеря (В. Д. Набоков)
Входимость: 2. Размер: 4кб.
47. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 2. Размер: 72кб.
48. Дневники Бунина (1897-1903)
Входимость: 2. Размер: 10кб.
49. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 2. Размер: 204кб.
50. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 2. Размер: 87кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 14. Размер: 56кб.
Часть текста: церковные, подсвечники, черные длинные скамьи вместо стульев или кресел - нет, Бунину нравиться это не могло, и, несомненно, он чувствовал родство этой обстановки с тем, что было ему ненавистно в литературе. Он демонстративно молчал. Усмешка изредка кривила его губы. На маленькой, низкой сцене, в глубине зала, шла пантомима по шницлеровскому "Шарфу Коломбины". Потом появились хористы, принялись петь незатейливые новейшие частушки: Ты, Кшесинская, пляши, Вензеля ногой пиши... Это были первые революционные месяцы, весна 1917 года: уступка политике. Частушки, по-видимому, окончательно испортили Бунину настроение. Он поспешно вышел. Никто его не провожал. Помню, у меня и в мыслях не было подойти к нему, представиться, познакомиться. Будь вместо него кто-нибудь из столпов символизма или даже другого литературного течения, тех, которые казались нам, тогдашней зеленой молодежи, законными и ценными, чувства возникли бы другие. Будь это, например, Андрей Белый, которого мне так и не привелось лично узнать, о чем я до сих пор жалею, вероятно, я побежал бы за ним, с волнением задал бы ему какие-нибудь наспех придуманные вопросы. Или даже будь это Пастернак, первые стихи которого, помещенные в московском альманахе "Весеннее контрагентство муз", нас, петербургских акмеистов и полуакмеистов, ошеломили и очаровали. Но Бунин? Прозой мы вообще интересовались мало, придавали ей мало значения - настолько мало, что помню чье-то замечание в Цехе...
2. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 7. Размер: 69кб.
Часть текста: высокая девушка вся в черном, с длинной траурной вуалью. Она подошла так просто, склонилась так женственно-любовно, на минуту закрыв легким концом ее край саркофага и старчески-детское плечо в черкеске... Стремительно несется мистраль, ветви пальм, бурно шумя и мешаясь, тоже точно рвутся куда-то... Я встаю и с трудом открываю дверь на балкон. В лицо мне резко бьет холодом, над головой разверзается черно-вороненое, в белых, синих и красных пылающих звездах небо. Все несется куда-то вперед, вперед... Я кладу на себя медленное крестное знамение, глядя на все то грозное, траурное, что пылает надо мной". ("Жизнь Арсеньева", XXII гл. IV кн.) Можно сказать, что "Жизнь Арсеньева" поставила точку в спорах о Нобелевской. Такой человеческой книги не было тогда во всей Европе. Русскому писателю положено судьбой свершать свое открытие в литературе. Единственное в своем роде, ни на кого не похожее. Бунин взял всю человеческую жизнь в пространстве своей книги, рассказал об одной жизни всё, со всею полнотой правды. Так он хотел, так замышлял, так отвечала книга всем его собственным идеалам о подлинной литературе, так хотелось ему исполнить ее - безукоризненно, со всею...
3. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 6. Размер: 56кб.
Часть текста: Интересно сравнить его с "Перекати-поле" Чехова, где тот же монастырь: у Чехова больше людей, у Бунина - природа и история. "На даче" - почти повесть, действие происходит не то под Полтавой, не то под Харьковом, там - толстовство и отношение к этому учению южнорусской интеллигенции, есть и автобиографическое из его толстовского "послушания". "Кастрюк", "На хуторе", "В поле" (раньше озаглавлен этот рассказ был "Байбаки") "Мелитон" (раньше - "Скит"). Интерес автора (в возрасте 22-25 лет) к душевной жизни стариков. Объяснение я уже дала: непрестанная дума о драматической старости родителей. По приезде в северную столицу он сразу отправился в редакцию "Нового Слова". Руководили журналом Скабичевекий и С. Н. Кривенко, а издательницей была О. Н. Попова. Принят он был там очень любезно. Нанес он визит и поэту Жемчужникову, с которым несколько лет состоял в переписке. Жемчужников сразу оценил его стихи и помогал на первых порах устраивать их в "Вестнике Европы". Старший собрат принял молодого поэта с распростертыми объятиями, пригласил обедать и много рассказывал о прошлом. По словам Ивана Алексеевича, он "был изящен, свеж, бодр, всегда надушен одеколоном". К нему он был ласков, "иногда трогательно, почти отечески, заботлив к каждому стихотворению, которое я печатал при его содействии в "Вестнике Европы". Он подарил новому другу сочинения Козьмы Пруткова и рассказал - что авторы, по молодому легкомыслию, нанесли кровную обиду своему камердинеру, выставив на обложке его имя и фамилию. Как известно, за этим псевдонимом скрывались братья Жемчужниковы (Алексей и Владимир) и их двоюродный брат Алексей Константинович Толстой. Портрет Козьмы сделал Лев Михайлович Жемчужников в сотрудничестве с художником Бейдеманом и Лагорио. - Но что поделаешь, были молоды, ...
4. Перед занавесом "художественников"
Входимость: 6. Размер: 19кб.
Часть текста: произойдет встреча артистов театра Чехова с свободной и независимой русской литературой. А между тем тема связи Московского Художественного театра с русским писателем большая и значительная тема. Писатель в истории, в создании Московского Художественного театра сыграл совсем особую роль. Встреча артистов с писателем в стенах Московского Художественного театра была такой, какой нигде и никогда в другом русском театре не бывала. Мы имеем в виду, конечно, встречу театра с Чеховым… Вот почему перед поднятием занавеса Московского Художественного театра в Париже нам показалось и интересным и обязательным встретиться с И. А. Буниным, живым свидетелем ни одной из этих встреч, и услышать от него несколько слов об этом. * * * Бунин только что возвратился в Париж из поездки по Швейцарии. Посвежел и как-то повеселел в лице, словно вдоволь надышавшись чистого воздуха и отдохнув на свободе. Мы застали его за рабочим столом. Он разрезал страницы только что вышедшей из печати своей новой книги о Толстом «Освобождение Толстого» — таково название, четко обозначенное на обложке просто, но с большим вкусом, изящно изданной книжки. Бунин в хорошем, добром настроении. Он оживлен и разговорчив. Как-то сразу...
5. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 6. Размер: 37кб.
Часть текста: как это бывает только у тех, кому что-нибудь «на роду написано». Хорошо сказано, что человек делается тем, о чем он думает. Но все-таки это не решает вопроса, почему один думает об одном, а другой о другом. От некоторых писателей я не раз слышал, что они стали писателями случайно. Не думаю, что это совсем так, но все-таки могу представить их и не писателями, а вот самого себя не представляю. Были во мне с детства большие склонности к музыке, к живописи, к ваянию. Мой домашний воспитатель играл на скрипке, рисовал акварелью — и я и до сих пор помню какое-то совсем особенное волнение, с которым я брал в руки его скрипку или пачкал бумагу красками. В уездном городе, где я учился в гимназии, я одно время жил у ваятеля всего того, что требуется для кладбищенских памятников, — и целую зиму, каждую свободную минуту мял глину, лепил из нее то лик Христа, то череп Адама и даже достиг вскоре таких успехов, что хозяин иногда пользовался моими черепами, и они попадали на чугунные кладбищенские кресты в изножья распятий, где, верно, и теперь еще пребывают. Почему же все-таки не стал я ни музыкантом, ни ваятелем, ни живописцем? * * * Помню те необыкновенные чувства, которые я испытал однажды, стоя в Страстном монастыре, в Москве, возле сына Пушкина, не сводя глаз с его небольшой и очень сухой, легкой старческой фигуры в нарядной гусарской генеральской форме, с его белой курчавой головы, резко белых, чрезвычайно худых рук с костлявыми, тонкими пальцами и длинными, острыми ногтями. * * * Печататься я начал в конце восьмидесятых годов. Современниками моими были тогда люди очень разнообразные: Григорович, Толстой, Щедрин, Лесков, Глеб Успенский, Эртель, Гаршин, Чехов, Короленко, Вл. Соловьев, Фет, Майков, Полонский, Надсон, Минский, Фофанов, Мережковский… Декаденты и символисты, появившиеся через несколько лет после того, утверждали, что в восьмидесятые...

© 2000- NIV