Revolab.ru - Полировка автомобиля без голограмм

Cлово "ОДИНАКОВЫЙ, ОДИНАКОВ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОДИНАКОВО, ОДИНАКОВЫ, ОДИНАКОВОЙ, ОДИНАКОВЫМ

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 6.
2. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 5.
3. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 3.
4. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 3.
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3.
6. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
7. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 3.
8. Горький
Входимость: 3.
9. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 3.
10. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 3.
11. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 5)
Входимость: 3.
12. Жизнь Арсеньева
Входимость: 3.
13. Воды многие
Входимость: 2.
14. Записки Д.С.Шора о путешествии в Палестину с Буниными
Входимость: 2.
15. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 2.
16. "Дым без отечества"
Входимость: 2.
17. Ходасевич В. Ф.: Бунин, собрание сочинений
Входимость: 2.
18. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 2.
19. При дороге
Входимость: 2.
20. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 2.
21. Шулятиков В. М.: О культе природы в современной лирике
Входимость: 2.
22. Надписи
Входимость: 2.
23. Интервью разных лет
Входимость: 2.
24. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 2.
25. Речной трактир
Входимость: 2.
26. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 1.
27. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 1.
28. Солнечный удар
Входимость: 1.
29. Записи ("Так всю жизнь не понимал я никогда")
Входимость: 1.
30. Чехов
Входимость: 1.
31. Дневники Бунина (1916)
Входимость: 1.
32. Подснежник
Входимость: 1.
33. Сверчок
Входимость: 1.
34. Notre-dame de la garde
Входимость: 1.
35. Архивное дело
Входимость: 1.
36. Молодость и старость
Входимость: 1.
37. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 1.
38. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 9 июня 1941 г.
Входимость: 1.
39. Бунин И. А. - Эртелю А. И., 14 марта 1901 г.
Входимость: 1.
40. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 1.
41. Красавица
Входимость: 1.
42. Суходол
Входимость: 1.
43. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава IV
Входимость: 1.
44. Заметки (по поводу второй годовщины октябрьского переворота)
Входимость: 1.
45. Пересветов Н. А.: Наши беседы. У И. А. Бунина
Входимость: 1.
46. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 9 марта 1945 года
Входимость: 1.
47. Иван Алексеевич Бунин, биография (вариант 2)
Входимость: 1.
48. Натали
Входимость: 1.
49. Братья
Входимость: 1.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 6. Размер: 151кб.
Часть текста: Jene Spannung der Seele im Ungliick, welche ihr die Starke anziichtet, ihre Schauer in Anbiick des grossen Zugrundegehens, ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь...
2. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 5. Размер: 69кб.
Часть текста: Глава III III В своих воспоминаниях Телешов пишет: В 1887 году вышла его книга рассказов "В сумерках" - первая за подписью "Антон Чехов", а не Чехонте, как раньше. Он только что выступил на настоящую литературную дорогу. Тогдашняя критика высокомерно молчала; даже "нововременский" зубоскал Буренин, сотрудник того же издательства, которое выпустило эту книжку, отметил ее появление таким четверостишием: Беллетристику-то - эх, увы! Пишут Минские да Чеховы, Баранцевичи да Альбовы. Почитаешь - станет жаль Бовы.  * * * ... Михайловский отозвался о нем холодно и небрежно; а Скабичевский почему-то пророчил, что Чехов непременно сопьется и умрет под забором.  * * * В воспоминаниях Лазарева-Грузинского сказано, что выражения смелости, которое вообще было свойственно Чехову, кроме дней тяжелой болезни, нет ни на одном портрете, более или менее известном публике. Ведь даже письма Чехова дают представление о нем как о смелом человеке. Чехова до сих пор по-настоящему не знают (И. Б.).  * * * "... ты не рожден субъективным писакой... выбрасывай себя за борт всюду, не суй себя в герои своего романа, отрекись от себя хоть на полчаса", - писал он в 1883 г. брату Ал. Павловичу. ... Нужно: отречься от личного впечатления... Субъективность ужасная вещь. Она не хороша уже тем, что выдает бедного автора с руками и ногами... Умеешь ты так хорошо смеяться, перенес много, видел чересчур много... Из твоего материала можно делать железные вещи.  * * * Лейкину, 10 декабря 1883 г. Москва. "Вот уже три дня прошло, как у меня ни к селу, ни к городу идет кровь горлом. Это кровотечение мешает мне писать, помешает поехать в Питер... Вообще благодарю, не ожидал!.. Три ...
3. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 3. Размер: 103кб.
Часть текста: знамением литературного направления, «школы» или просто моды. Присвоение И. А. Бунину в 1909 году звания почетного академика императорской Академии наук, в глазах передовых читателей, само по себе в то время не могло вызвать к нему симпатии. В среде демократической интеллигенции еще памятен был исполненный достоинства отказ Чехова и Короленко от этого почетного звания в связи с отменой Николаем Вторым решения академии о присвоении такого же звания М. Горькому. Точно так же и Нобелевская премия, присужденная Бунину в 1933 году, — акция, носившая, конечно, недвусмысленно тенденциозный, политический характер, — художественная ценность творений Бунина была там лишь поводом, — естественно, не могла способствовать популярности имени писателя на его родине. За всю долгую писательскую жизнь Бунина был только один период, когда внимание к нему вышло за пределы внутрилитературных толков, — при появлении в 1910 году его повести «Деревня». О «Деревне» писали много, как ни об одной из книг Бунина ни до, ни после этой повести. Но нельзя переоценивать и этого исключительного в бунинской биографии случая. Отсюда еще далеко было до того, что называется славой писателя, подразумевая не полулегендарную прижизненную славу Толстого или Горького, но хотя бы тот обширный и шумный интерес в читательской среде, какой получали в свое время произведения литературных сверстников Бунина — Л. Андреева или А. Куприна. Бунин только теперь обретает у нас того большого читателя, которого достоин его поистине редкостный дар, хотя идеи, проблемы и самый материал действительности,...
4. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Часть текста: 18 октября, я в последний раз гостил в опустевшем, бесконечно грустном ялтинском доме Чехова, жил с Марьей Павловной и "мамашей", Евгенией Яковлевной. Дни стояли серенькие, сонные, жизнь наша шла ровно, однообразно - и очень нелегко для меня: все вокруг, - и в саду, и в доме, и в его кабинете, - было как при нем, а его уже не было! Но нелегко было и решиться уехать, прервать эту жизнь. Слишком жаль было оставлять в полном одиночестве этих двух женщин, несчастных сугубо в силу чеховской выдержки, душевной скрытности; часто я видел их слезы, но безмолвно, тотчас преодолеваемые; единственное, что они позволяли себе, были просьбы ко мне побыть с ними подольше: "Помните, как Антоша любил, когда вы бывали или гостили у нас!" Да и мне самому было трудно покинуть этот уже ставший чуть ли не родным для меня дом, - а я уже чувствовал, что больше никогда не вернусь в него, - этот кабинет, где особенно все осталось, как было при нем: его письменный стол со множеством всяких безделушек, купленных им по пути с Сахалина, в Коломбо, безделушек милых, изящных, но всегда дививших меня, - я бы строки не мог написать среди них, - его узенькая, белая, опрятная, как у девушки, спальня, в которую всегда отворена была дверь из кабинета. А в кабинете, в нише с диваном (сзади кресла перед письменным столом), в которой он любил сидеть, когда что-нибудь читал, лежало "Воскресенье" Толстого, и я все вспоминал, как он ездил к Толстому, когда Толстой лежал больной в Крыму, на даче Паниной.  * * * Всегда было много крикливых людей, теперь их особенно много. А он был из тех, о ком сказал Саади: "Тот, у кого в кармане склянка с мускусом, не кричит о том на всех перекрестках: за него говорит аромат мускуса..." Я писал, что никогда ни с кем не был он дружен, близок по-настоящему. ...
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3. Размер: 204кб.
Часть текста: первый день в Орле я проснулся еще тем, каким был в пути, - одиноким, свободным, спокойным, чужим гостинице, городу, - ив необычный для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, ...

© 2000- NIV