Cлово "ГОТОВ, ГОТОВЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОТОВА, ГОТОВЫ, ГОТОВАЯ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 10.
2. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 6.
3. При дороге
Входимость: 5.
4. Митина любовь
Входимость: 5.
5. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 4.
6. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 4.
7. Учитель
Входимость: 4.
8. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 4.
9. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 4.
10. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 4.
11. Дело корнета Елагина
Входимость: 4.
12. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 3.
13. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 3.
14. Николеску Татьяна: По следам парижской командировки
Входимость: 3.
15. Генрих
Входимость: 3.
16. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
17. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 3.
18. Зуров Л. Ф. - Бунину И. А., 15 сентября 1929 г.
Входимость: 3.
19. Заметки (по поводу критики предыдущей статьи)
Входимость: 3.
20. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 3.
21. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 3.
22. Деревня (часть 3)
Входимость: 3.
23. О Горьком
Входимость: 3.
24. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 3.
25. Натали
Входимость: 3.
26. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 29 марта 1892 г.
Входимость: 2.
27. Василевский Л. М.: Среди писателей
Входимость: 2.
28. Заметки ("Чудовищная нежная полнота")
Входимость: 2.
29. Миссия Русской эмиграции
Входимость: 2.
30. Гиппиус З. Н.: Бесстрашная любовь
Входимость: 2.
31. Происхождение моих рассказов
Входимость: 2.
32. Записная книжка (о путешествии в Африку)
Входимость: 2.
33. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 2.
34. Деревня (часть 1)
Входимость: 2.
35. Хорошая жизнь
Входимость: 2.
36. Благосклонное участие
Входимость: 2.
37. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 2.
38. Красный генерал
Входимость: 2.
39. Будни
Входимость: 2.
40. Ночлег
Входимость: 2.
41. Слава
Входимость: 2.
42. Молодость
Входимость: 2.
43. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 8 июля 1892 г.
Входимость: 2.
44. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 2.
45. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2.
46. Антигона
Входимость: 2.
47. Веселый двор
Входимость: 2.
48. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 2.
49. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 2.
50. Автобиографические заметки
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 10. Размер: 204кб.
Часть текста: получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с...
2. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 6. Размер: 77кб.
Часть текста: Рощина (страница 8) МЕРЕЖКОВСКИЕ И ДРУГИЕ Как мы мало знали да и до сих пор знаем об этой их жизни - огромного клана русской художественной интеллигенции в эмиграции, вдали о родины, в муке изгнания. "Серебряный век" был поверен огнем и сталью, каленым железом. Кто страдал, тот помнит, говорили древние. В паутине изгнания билось сразу множество бабочек и мотыльков, прорываясь к жизни, они бились и друг о друга, литературные споры и сшибки обращались в житейские бытовые. Надо хоть отчасти показать на параллели Бунин - Мережковский, как по-разному, сообразно самим себе существовали и работали, взаимодействовали, дружили и грызлись, держали высоко честь или, напротив, утрачивали ее, разменивали. У В. В. Розанова есть среди статей одна, начало которой так и просится сразу в цитату: "В душе человека большой образованности, большой начитанности, наконец, многих переменившихся собственных переживаний всегда существует как бы склад идей, образов, точек зрения, сравнений, из которых в данную минуту он может выбрать любое, ему понадобившееся или ему в данный вечер или утро нравящееся, и, немного погрев его на сальной...
3. При дороге
Входимость: 5. Размер: 51кб.
Часть текста: густо зараставшие к лету белыми цветами. Во ржах насупротив, за большой дорогой, терялся дубовый лесок; в той стороне было и село - однодворческое старинное село Баево, да волнистые поля скрывали его. До воли было много проезжих по большой дороге. Потом их следы, колеи затянулись, заглохли, закудрявились редкой мелкой муравой. Устин давно вдовел, - говорили, что он убил жену из ревности, - жил не по- мужицки: не землей, а тем, что в рост деньги давал, сеял кое-что только для домашнего обихода, вокруг дубков и над оврагами, и даже скотины путной не держал: хороши у него были одни лошади. В избе хозяйничала сперва его любовница, вдова-однодворка, сероглазая красавица, потом старшая дочь, Евгения. Но Евгению, чуждую и немилую ему, он рано выдал и заместил работником, пожилым придурковатым мужиком Володей. А сам часто отлучался из дому - и росла молчаливая Параша одиноко. Однажды, - ей шел тогда четырнадцатый год, это было как раз в то лето, когда Евгения переселилась в Баево, гнали по большой дороге порядочный гурт овец: часто так делают - покупает купец сто, двести голов на одной ярмарке и перегоняет их на другую, нанимая для того босяков, а для надзора за босяками посылая приказчика. Дотлевала летняя заря далеко позади хутора. Поджидая отца из города, Парашка сидела на пороге избы, глядела на вечерние поблекшие поля, на голый простор дороги. Овцы густой грязно-серой отарой медленно двигались мимо с тем неопределенным шумом, что производят и движение ног и дыхание их, с запахом своего руна и корма - степных трав и полыни! А за ними шли собаки с высунутыми красными языками, запекшимися и запыленными за день, оборванный высокий малый рядом с оборванным стариком и верхом ехал на белом горбоносом киргизе с кутузкой в руке, картузе на затылок, молодой мещанин. - Здравствуй, красавица, - сказал...
4. Митина любовь
Входимость: 5. Размер: 116кб.
Часть текста: чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я испорченная, но бери меня такую, какая я есть. И не будем ссориться, перестань ты меня ревновать хоть нынче, в такой чудный день! - Как ты не понимаешь, что ты для меня все-таки лучше всех, единственный? - негромко и настойчиво спросила она, уже с деланной обольстительностью заглядывая ему в глаза, и задумчиво, медлительно продекламировала: Меж нами дремлющая тайна. Душа душе дала кольцо... Это последнее, эти стихи уже совсем больно задели Митю. Вообще, многое даже и в этот день было неприятно и больно. Неприятна была шутка насчет мальчишеской неловкости: подобные шутки он слышал от Кати уже не в первый раз, ...
5. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 4. Размер: 37кб.
Часть текста: и вкусный эпитет, а в стихах — высокую мысль [36, 219–220]. Николай Дмитриевич Телешов: Любивший культурное общество и хорошую литературу, много читавший и думавший, очень наблюдательный и способный ко всему, за что брался, легко схватывавший суть всякого дела, настойчивый в работе и острый на язык, он врожденное свое дарование отгранил до высокой степени [52, 41]. Викентий Викентьевич Вересаев: Поразительно было в Бунине то, что мне приходилось наблюдать и у некоторых других крупных художников: соединение совершенно паршивого человека с непоколебимо честным и взыскательным к себе художником. И рядом с этим никакое ожидание самых крупных гонораров или самой громкой славы не могло бы заставить его написать хоть одну строчку, противоречащую его художественной совести. Все, что он писал, было отмечено глубочайшею художественною адекватностью и целомудрием [20, 454]. Иван Алексеевич Бунин. В записи Н. А. Пушешникова: Я, вероятно, все-таки рожден стихотворцем. ‹…› Для меня главное — это найти звук. Как только я его нашел — все остальное дается само собой. Я уже знаю, что дело кончено. Но я никогда не пишу того, что мне хочется, и так, как мне хочется. Не смею. Мне хочется писать без всякой формы, не согласуясь ни с какими литературными приемами. Но какая мука, какое невероятное страдание литературное искусство! Я начинаю писать, говорю самую простую фразу, но вдруг вспоминаю, что подобную этой фразе сказал не то Лермонтов, не то Тургенев. Перевертываю фразу на другой лад, получается пошлость, изменяю по-другому — чувствую, что опять не то, что так пишет Амфитеатров или Брешко-Брешковский… Многие слова — а их невероятно много — я никогда не употребляю, слова самые обыденные. Не могу. Иногда за все утро я в силах, и то с адскими муками, написать всего несколько строк. Я не знаю, как должен оплачиваться такой анафемский труд. А между тем я...

© 2000- NIV