Cлово "ГОСТИНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОСТИНОЙ, ГОСТИНУЮ, ГОСТИНЫХ, ГОСТИНАЯ

1. Суходол
Входимость: 14.
2. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 6.
3. На даче
Входимость: 6.
4. Святые
Входимость: 6.
5. В поле
Входимость: 5.
6. Митина любовь
Входимость: 5.
7. Антигона
Входимость: 5.
8. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 5.
9. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 4.
10. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 4.
11. Новый год
Входимость: 4.
12. Руся
Входимость: 3.
13. Дело корнета Елагина
Входимость: 3.
14. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 3.
15. Таня
Входимость: 3.
16. Натали
Входимость: 3.
17. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 3.
18. Заря всю ночь
Входимость: 3.
19. Деревня (часть 3)
Входимость: 3.
20. Страшный рассказ
Входимость: 2.
21. Заметки (о литературе и современниках)
Входимость: 2.
22. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 2.
23. Огнь пожирающий
Входимость: 2.
24. Окаянные дни
Входимость: 2.
25. Благосклонное участие
Входимость: 2.
26. Грамматика любви
Входимость: 2.
27. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 2.
28. Красавица
Входимость: 2.
29. Устами Буниных. 1931 г.
Входимость: 2.
30. Красный генерал
Входимость: 2.
31. * * * ("В гостиную, сквозь сад и пыльные гардины")
Входимость: 2.
32. Дневники Бунина (1918)
Входимость: 2.
33. Молодость
Входимость: 2.
34. Чаша жизни
Входимость: 2.
35. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 2.
36. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VIII
Входимость: 2.
37. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 2.
38. Игнат
Входимость: 2.
39. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 28 или 29 июня 1890 г.
Входимость: 2.
40. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 1.
41. Записи ("Так всю жизнь не понимал я никогда")
Входимость: 1.
42. Мордовский сарафан
Входимость: 1.
43. К роду отцов своих
Входимость: 1.
44. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 1.
45. Бунин И. А. - Белоусову И. А., 5 сентября 1900 г.
Входимость: 1.
46. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 14 мая 1891 г.
Входимость: 1.
47. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 1.
48. Осенью
Входимость: 1.
49. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 1.
50. Странствия
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Суходол
Входимость: 14. Размер: 114кб.
Часть текста: была она птишницей, индюшат под ее начальством было несть числа, захватил их град на выгоне и запорол всех до единого... Кинулась бечь она, добежала, глянула -да и дух вон от ужасти! - А отчего ты замуж не пошла? - Да жених не вырос еще. - Нет, без шуток? - Да говорят, будто госпожа, ваша тетенька, заказывала. За то-то и меня, грешную, барышней ославили. - Ну-у, какая же ты барышня! - В аккурат-с барышня! - отвечала Наталья с тонкой усмешечкой, морщившей ее губы, и обтирала их темной старушечьей рукой. - Я ведь молочная Аркадь Петровичу, тетенька вторая ваша... Подрастая, все внимательнее прислушивались мы к тому, что говорилось в нашем доме о Суходоле: все понятнее становилось непонятное прежде, все резче выступали странные особенности суходольской жизни. Мы ли не чувствовали, что Наталья, полвека своего прожившая с нашим отцом почти одинаковой жизнью,- истинно родная нам, столбовым господам Хрущевым! И вот оказывается, что господа эти загнали отца ее в солдаты, а мать в такой трепет, что у нее сердце разорвалось при виде...
2. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 6. Размер: 74кб.
Часть текста: на странице 237, красным карандашом, отметив слова "Была ли в его жизни хоть одна большая любовь? Думаю, что нет", на нижнем поле страницы твердым почерком написал: "Нет, была. К Авиловой").  * * * Воспоминания Авиловой, написанные с большим блеском, волнением, редкой талантливостью и необыкновенным тактом, были для меня открытием. Я хорошо знал Лидию Алексеевну, отличительными чертами которой были правдивость, ум, талантливость, застенчивость и редкое чувство юмора даже над самой собой. Прочтя ее воспоминания, я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось. Я и не подозревал о тех отношениях, какие существовали между ними.  * * * А ведь до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого чувства. Так думал когда-то и я. Теперь же я твердо скажу: испытал! Испытал к Лидии Алексеевне Авиловой.  * * * Чувствую, что некоторые спросят: а можно ли всецело доверять ее воспоминаниям? Лидия Алексеевна была необыкновенно правдива. Она не скрыла даже тех отрицательных замечаний, которые делал Чехов по поводу ее писаний, как и замечаний о ней самой. Редкая женщина!  * * * А сколько лет она молчала. Ни...
3. На даче
Входимость: 6. Размер: 74кб.
Часть текста: появлялся на даче гостем: он уже служил. В четыре часа в столовую вошла горничная. Сладко зевая, она переставляла мебель и шаркала половой щеткой. Потом она прошла через гостиную в комнату Гриши и поставила у кровати большие штиблеты на широкой подошве без каблука. Гриша открыл глаза. - Гарпина! - сказал он баритоном. Гарпина остановилась в дверях. - Чого? - спросила она шепотом. - Поди сюда. Гарпина покачала головой и вышла. - Гаприна! - повторил Гриша. - Та чого вам? - Поди сюда... на минутку. - Hе пiду, хоч зарiжте! Гриша подумал и крепко потянулся. - Ну, пошва вон! - Бариня загадали вчора спитать вас, чи попдете у город? - А дальше? - Казали, щоб не пздили, бо барин cьoгoлнi прыпдуть. Гриша, не отвечая, обувался. - Повотенце? - спросил он громко. - Та на столi - он! Не збудiть бариню... Заспанный, свежий и здоровый, в сером шелковом картузе, в широком костюме из легкой материи, Гриша вышел в гостиную, перекинул через плечо мохнатое полотенце, захватив стоявший в углу крокетный молоток, и, пройдя переднюю, отворил дверь на улицу, на пыльную дорогу. Дачи в садах тянулись направо и налево в одну линию. С горы открывался обширный вид на...
4. Святые
Входимость: 6. Размер: 26кб.
Часть текста: самовар: старик-буфетчик волновался, ссорился с Агафьей Петровной, шипел и замахивался серебряной ложкой на Устю, накладывая граненые вазы вареньем, наливал стаканы черным чаем и посылал подносы в гостиную. Вся лакейская была завалена хорошо пахнувшими шубами, шапками и лисьими поддевками. А там, в дядиных комнатах, сидел Арсенич. Дети заходили и в лакейскую и в буфетную, стояли возле играющих в гостиной; от нечего делать таскали со стола в столовой кружочки колбасы, смотрели в нижние стекла: видно было глубокое небо в редких острых звездах, снег, солью сверкавший под луною, длинная волнистая тень из поварской; а дальше, за белыми лугами - высокие косогоры, густо поросшие темным хвойным лесом, сказочно посеребренным луной сверху. Подражая гостям, дети говорили друг другу «вы». - Мить, а Мить, - сказал застенчивый Вадя, - вы нынче пойдете к Арсеничу? - А вы? - спросил Митя, как всегда, очень строго. - Я непременно пойду. И, оглянувшись пи гостиную, на буфетную, - ходить к Арсеничу запрещалось, потому что у него было очень холодно, - дети медленно, как будто гуляя, перешли зал и вдруг быстро шмыгнули за небольшую дверку возле печки в углу - в те необитаемые комнаты, где жил и умер дядя-охотник и где теперь гостил Арсенич, раза два-три в год приходивший повидать своих господ. Дом жил своей жизнью, веселой, праздничной, эти комнаты своей - бедной, всем чужой. Но Арсенич наслаждался своей близостью к той, первой. Два-три раза в год барыне докладывали, что он стоит у крыльца. Она приказывала сказать ему, чтобы он шел в дядины комнаты, и Агафья Петровна посылала ему самовар, колбасы, белого хлеба, графинчик водки. Арсенич, сидя весь день один-одинешенек, пил чай, курил, сладко плакал и поздно ночью, - в одно время с господами, - укладывался спать, усталый и растроганный, на соломе...
5. В поле
Входимость: 5. Размер: 29кб.
Часть текста: дубовые вешки, отрывает и уносит в дыму поземки их почерневшие, сухие листья, и, глядя на них, чувствуешь себя затерянным в пустыне, среди вечных северных сумерек... В поле, далеко от больших проезжих путей, далеко от больших городов и железных дорог, стоит хутор. Даже деревушка, которая когда-то была возле самого хутора, гнездится теперь в верстах в пяти от него. Хутор этот господа Баскаковы много лет тому назад наименовали Лучезаровкой, а деревушку - Лучезаровскими Двориками. Лучезаровка! Шумит, как море, ветер вокруг нее, и на дворе, по высоким белым сугробам, как по могильным холмам, курится поземка. Эти сугробы окружены далеко друг от друга разбросанными постройками, господским домом, «каретным» сараем и «людской» избой. Все постройки на старинный лад - низкие и длинные. Дом обшит тесом; передний фасад его глядит во двор только тремя маленькими окнами; крыльца - с навесами на столбах; большая соломенная крыша почернела от времени. Была такая же и на людской, но теперь остался только скелет той крыши и узкая, кирпичная труба возвышается над ним, как длинная шея... И кажется, что усадьба вымерла: никаких признаков человеческого жилья, кроме начатого омета возле сарая, ни одного следа на дворе, ни одного звука...

© 2000- NIV