Cлово "ВЕЧЕРНИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЕЧЕРНИЕ, ВЕЧЕРНЕЕ, ВЕЧЕРНЕЙ, ВЕЧЕРНЕМ

1. Песнь о Гайавате. Сын Вечерней Звезды
Входимость: 13.
2. Митина любовь
Входимость: 12.
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 7.
4. Натали
Входимость: 7.
5. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 6.
6. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 5.
7. Генрих
Входимость: 5.
8. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 5.
9. Мотив Сенкевича. Вечерняя молитва
Входимость: 5.
10. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
11. Красный генерал
Входимость: 4.
12. При дороге
Входимость: 4.
13. * * * ("Отчего ты печально, вечернее небо?")
Входимость: 4.
14. Окаянные дни
Входимость: 4.
15. Веселый двор
Входимость: 4.
16. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 4.
17. Аз (Зелюк О. Г.): У академика И. А. Бунина
Входимость: 4.
18. В Париже
Входимость: 4.
19. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 3.
20. Стихи
Входимость: 3.
21. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 3.
22. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 3.
23. На край света
Входимость: 3.
24. На хуторе
Входимость: 3.
25. Диза
Входимость: 3.
26. Пустыня дьявола
Входимость: 3.
27. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 3.
28. Записная книжка (о Горьком, "Боюсь, что пройдет незамеченной... ")
Входимость: 3.
29. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 3.
30. Бунин о театре, из бесед, Вечерние известия газеты "Коммерсант". 1912. N 21. 26 октября
Входимость: 3.
31. Князь во князьях
Входимость: 3.
32. Автобиографические заметки
Входимость: 3.
33. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2.
34. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 2.
35. Суходол
Входимость: 2.
36. * * * ("К прибрежью моря длинная аллея")
Входимость: 2.
37. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 2.
38. Пересветов Н. А.: Наши беседы. У И. А. Бунина
Входимость: 2.
39. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 2.
40. Лирник родион
Входимость: 2.
41. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 2.
42. Бунин И. А. - Телешову Н. Д., 28 июля 1900 г.
Входимость: 2.
43. Бунин И. А. - Пащенко В. В., До 12 июля 1893 г.
Входимость: 2.
44. Апрель
Входимость: 2.
45. Бунин И. А. - Письмо в редакцию "Русских ведомостей", 1913 г.
Входимость: 2.
46. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 2.
47. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 2.
48. Кастрюк
Входимость: 2.
49. Архивное дело
Входимость: 2.
50. Из "Великого дурмана"
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Песнь о Гайавате. Сын Вечерней Звезды
Входимость: 13. Размер: 13кб.
Часть текста: Небеса горят багрянцем, Воды блещут алой краской! Нет, то плавает фламинго, В волны красные ныряя; К небесам простер он крылья И окрасил волны кровью! Огонек Звезды Вечерней Тает, в пурпуре трепещет, В полумгле висит над морем. Нет, то вампум серебрится На груди Владыки Жизни, То Великий Дух проходит Над темнеющим закатом! На закат смотрел с восторгом Долго, долго старый Ягу; Вдруг воскликнул: "Посмотрите! Посмотрите на священный Огонек Звезды Вечерней! Вы услышите сказанье О волшебнике Оссэо, Что сошел с Звезды Вечерней! В незапамятные годы, В дни, когда еще для смертных Небеса и сами боги Были ближе и доступней, Жил на севере охотник С молодыми дочерями; Десять было их, красавиц, Стройных, гибких, словно ива, Но прекрасней всех меж ними Овини была, меньшая. Вышли девушки все замуж, Все за воинов отважных, Овини одна не скоро Жениха себе сыскала. Своенравна и сурова, Молчалива и печальна Овини была - и долго Женихов, красавцев юных, Прогоняла прочь с насмешкой, А потом взяла да вышла За убогого Оссэо! Нищий, старый, безобразный, Вечно кашлял он, как белка. Ах, но сердце у Оссэо Было юным и прекрасным! Он сошел с Звезды Заката, Он был сын Звезды Вечерней, Сын Звезды любви и страсти! И огонь ее, и чары, И краса, и блеск лучистый - Все в груди его таилось, Все в речах его сверкало! Женихи, любовь которых Овини отвергла гордо, - Йенадиззи в ожерельях, В пышных перьях, ярких красках Насмехалися над нею; Но она им так оказала: "Что за дело мне до ваших Ожерелий, красок, перьев И насмешек непристойных! Я счастлива за Оссэо!" Раз в ненастный, темный вечер Шли веселою толпою На веселый праздник сестры, - Шли на званый пир с мужьями; Тихо следовал за ними С молодой женой Оосэо. Все шутили и смеялись - Эти двое шли в молчанье. На закат смотрел Оссэо, Взор подняв, как бы с мольбою; Отставал, смотрел с мольбою На Звезду любви и страсти, На трепещущий и нежный...
2. Митина любовь
Входимость: 12. Размер: 116кб.
Часть текста: белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не...
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 7. Размер: 111кб.
Часть текста: что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот ...
4. Натали
Входимость: 7. Размер: 60кб.
Часть текста: и вбежал в темную прихожую, она вышла туда в ночном фланелевом халатике, высоко держа в левой руке свечку, подставила мне для поцелуя щеку и сказала, качая головой со своей обычной насмешливостью: - Ах, вечно и всюду опаздывающий молодой человек! - Ну, уж на этот раз никак не по своей вине, - ответил я. - Опоздал не молодой человек, а поезд. - Тише, все спят. Целый вечер умирали от нетерпения, ожидания и наконец махнули на тебя рукой. Папа ушел спать рассерженный, обругав тебя вертопрахом, а Ефрема, очевидно оставшегося на станции до утреннего поезда, старым дураком. Натали ушла обиженная, прислуга тоже разошлась, одна я оказалась терпелива и верна тебе. Ну, раздевайся и пойдем ужинать. Я ответил, любуясь ее синими глазами и поднятой, открытой до плеча рукой: - Спасибо, милый друг. Убедиться в твоей верности мне теперь особенно приятно - ты стала совершенной красавицей, и я имею на тебя самые серьезные виды. Какая рука, шея и как соблазнителен этот мягкий халатик, под которым, верно, ничего нет! Она засмеялась: - Почти ничего. Но и ты стал хоть куда и очень возмужал. Живой взгляд и пошлые черные усики... Только что это с тобой? Ты за эти два года, что я не видала тебя, превратился из вечно вспыхивающего от застенчивости мальчишки в негаа, интересного нахала. И это сулило...
5. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 6. Размер: 81кб.
Часть текста: еще делился на два совершенно разных мира: в одном была смерть, был зал с гробом, в другом же, то есть во всех прочих комнатах, со всех сторон отделенных от него запертыми дверями, как попало шла наша беспорядочная жизнь, нетерпеливо ждущая роковой развязки этого беспорядка. Я проснулся с резким чувством того, что развязка наконец настала, и был немало удивлен, увидя, что брат, спавший со мной в кабинете покойного, равнодушно курит, сидя в одном белье на диване, с которого до полу сползла смятая простыня, меж тем как по коридору за дверью уже поспешно ходили, слышались голоса, какие-то короткие вопросы и такие же ответы. Вошла Марья Петровна, старшая горничная, внесла поднос с чаем, молча поклонилась, не глядя на нас, и, поставив поднос на письменный стол, озабоченно вышла. Я, дрожащими руками, стал одеваться. В кабинете, оклеенном старенькими золотистыми обоями, было все просто, буднично и даже весело, плавал, говоря о нашей мужской утренней жизни, пахучий папиросный дым. Брат курил и рассеянно посматривал на те самые кавказские туфли Писарева, в которых я видел его, во всей его бодрой цыганской красоте, две недели тому назад, и которые мирно стояли теперь под письменным столом. Я тоже взглянул на них: да, его уже нет, а вот туфли все стоят и могут простоять еще хоть сто лет! И где он...

© 2000- NIV