Cлово "СТРАХ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТРАХА, СТРАХЕ, СТРАХОМ, СТРАХАМИ

1. Суходол
Входимость: 14.
2. Смерть пророка
Входимость: 9.
3. Жизнь Арсеньева
Входимость: 8.
4. Человек, который умер от страха
Входимость: 7.
5. Клаша
Входимость: 5.
6. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 5.
7. При дороге
Входимость: 5.
8. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 5.
9. Деревня (часть 3)
Входимость: 5.
10. Деревня (часть 1)
Входимость: 5.
11. Дело корнета Елагина
Входимость: 5.
12. Байрон Д. Г.: Каин. Акт первый
Входимость: 4.
13. Потоп
Входимость: 4.
14. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVIII
Входимость: 4.
15. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 4.
16. Таня
Входимость: 4.
17. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 4.
18. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 4.
19. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 4.
20. Игнат
Входимость: 4.
21. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVI
Входимость: 4.
22. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 4.
23. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 3.
24. Хорошая жизнь
Входимость: 3.
25. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 3.
26. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
27. У истока дней
Входимость: 3.
28. Чаша жизни
Входимость: 3.
29. Заметки (о литературе и современниках)
Входимость: 3.
30. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 3.
31. Песнь о Гайавате. Четыре ветра
Входимость: 3.
32. Дневники Бунина (1922)
Входимость: 3.
33. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XV
Входимость: 3.
34. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 3.
35. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 3.
36. Архивное дело
Входимость: 3.
37. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 3.
38. Песнь о Гайавате. Гайавата и Мэджекивис
Входимость: 3.
39. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 3.
40. Пустошь
Входимость: 2.
41. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 2.
42. Аглая
Входимость: 2.
43. Андре Шенье
Входимость: 2.
44. Без роду-племени
Входимость: 2.
45. Великая потеря (В. Д. Набоков)
Входимость: 2.
46. Окаянные дни
Входимость: 2.
47. Веселый двор
Входимость: 2.
48. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XI
Входимость: 2.
49. Сверчок
Входимость: 2.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Суходол
Входимость: 14. Размер: 114кб.
Часть текста: словам, от Суходола, от того, что заставил он ее выстрадать. Но недаром говорится, что, как волка ни корми, он все в лес смотрит: выходив, вырастив нас, снова воротилась она в Суходол. Помню отрывки наших детских разговоров с нею: - Ты ведь сирота, Наталья? - Сирота-с. Вся в господ своих. Бабушка-то ваша Анна Григорьевна куда как рано ручки белые сложила! Не хуже моего батюшки с матушкой. - А они отчего рано померли? - Смерть пришла, вот и померли-с. - Нет, отчего рано? - Так бог дал. Батюшку господа в солдаты отдали за провинности, матушка веку не дожила из-за индюшат господских. Я-то, конечно, не помню-с, где мне, а на дворне сказывали: была она птишницей, индюшат под ее начальством было несть числа, захватил их град на выгоне и запорол всех до единого... Кинулась бечь она, добежала, глянула -да и дух вон от ужасти! - А отчего ты замуж не пошла? - Да жених не вырос еще. - Нет, без шуток? - Да говорят, будто госпожа, ваша тетенька, заказывала. За то-то и меня, грешную, барышней ославили. - Ну-у, какая же ты барышня! - В аккурат-с барышня! - отвечала Наталья с тонкой усмешечкой, морщившей ее губы, и обтирала их темной старушечьей рукой. - Я ведь молочная Аркадь Петровичу, тетенька вторая ваша... Подрастая, все внимательнее прислушивались мы к тому, что говорилось в нашем доме о Суходоле: все понятнее становилось непонятное прежде, все резче выступали странные особенности суходольской жизни. Мы ли не чувствовали, что Наталья, полвека своего прожившая с нашим отцом почти одинаковой жизнью,- истинно родная нам, столбовым господам Хрущевым! И вот оказывается, что господа эти загнали отца ее в солдаты, а мать в такой трепет, что у нее сердце разорвалось при ...
2. Смерть пророка
Входимость: 9. Размер: 15кб.
Часть текста: темных и круглых руках, гладких, как змея, но теплых, как плод на солнце. Она радостно и пристально смотрела на него черными глазами и порывисто целовала, прижимая к холодным грудям; она притворно душила его, как делают это все девушки. Вспоминая подобное, не один восклицает в сердце: «Зачем не юношей был я тогда!» Но всему свое время. Фараон дал ему перстень власти и одежды царедворца. Когда утренняя свежесть сменяется теплом солнца, когда на базаре поливают укроп, чтобы привлечь обоняние покупателя, когда пахнет из труб и туманом с большой реки, по которой медленно, в пару, идут высокие белые паруса, а редкобородый буйвол, сизый и шершавый, как свинья, тупо глядит на них из прибрежного ила, - пророк, чувствуя силы и бодрость, ехал в колеснице надзирать за полевыми работами и мог по голове стегать бичом ленивых, кричать на них до красноты лица, чтобы сладко, в сознании исполненного долга, отдохнуть потом в легкой тени пальм, на сухой плотине между каналами. Возмужав, он провел десять лет в супружестве. Он спал с женщиной...
3. Жизнь Арсеньева
Входимость: 8. Размер: 103кб.
Часть текста: Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном пути Отца всякой жизни", переходящего от смертных родителей к смертным чадам их - жизнью бессмертной, "непрерывной", веру в то, что это волей Агни заповедано блюсти чистоту, непрерывность крови, породы, дабы не был "осквернен", то есть прерван этот "путь", и что с каждым рождением должна все более очищаться кровь рождающихся и возрастать их родство, близость с ним, единым Отцом всего сущего. Среди моих предков было, верно, не мало и дурных. Но все же из поколения в поколение наказывали мои предки друг другу помнить и блюсти свою кровь: будь достоин во всем своего...
4. Человек, который умер от страха
Входимость: 7. Размер: 12кб.
Часть текста: ковров и треск зеркал, которые победоносный народ дробит для потехи дубинками; в одном месте обжираются вареньем, в другом льют на себя духи, в третьем раздевают догола убитых и придают им смехотворные и бесстыдные позы; какая-то дама играет, как на арфе, на струнах раскрытого фортепьяно, клавиши которого уже вдребезги разбиты, какой-то молодой человек, возбуждая восторг окружающих, наполнил драгоценным старым вином ночной горшок и взасос опорожняет его… И все ширится оргия: толпа все гуще валит по лабиринту сумрачных коридоров, жадно заглядывает во все закоулки, берет приступом баррикады из матрасов, хрустит, наступая на черепки посуды, на битое стекло, вламывается в жилые покои… А в окна видны гигантские языки пламени, которыми уже пылают соседние дворцовые корпуса, а из верхних этажей дворца густыми облаками несется пух из тысячи распоротых перин, подушек и валиков… До вечера 12 августа Париж ходил во дворец, как на ярмарку, говорит Ленотр. Но вот все, что было можно, исковеркали и растащили; мертвых убрали, пожары потухли, пух перестал летать — и Париж потерял интерес...
5. Клаша
Входимость: 5. Размер: 15кб.
Часть текста: Клаша Смирнова кончала в уездном городе Быкове гимназию, когда неожиданно умерла тетка, воспитавшая се, Любовь Лукьяновна Жемчужникова, кружевница и содержательница постоялого двора на Монастырской площади. Ивана Ивановича Жемчужникова в живых давно не было, Клаша осталась в эту весну круглой сиротой. Однако, по природе тихая и нежная, выросшая в полном повиновении тетке, она ничуть не растерялась. Справив похороны, она посоветовалась с Павлом Ивановичем Жемчужниковым, дьяконом, и обстоятельно написала в губернский город Алексею Лукьяновичу Нефедову, брату умершей, ее единственному наследнику. Но Нефедов не отозвался на письмо, и месяца два Клаше было трудно. Всегда странно было ее положение. Все подруги ее по гимназии хорошо знали, что живет она, сирота, дочь неизвестного отца, из милости, среди приезжающих и уезжающих мужиков и прасолов, ест с деревянного круга требуху с хреном, ночует при лампадке и отворенных дверях В кухню, где спят постояльцы и кухарка, где тараканы и лохань с помоями, в которую нею ночь медлительно каплет...

© 2000- NIV