Cлово "ВРАГ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВРАГОВ, ВРАГИ, ВРАГАМИ, ВРАГОМ

1. Заметки (к девятой годовщине со дня смерти Л. Н. Толстого)
Входимость: 8.
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 5.
3. Горький о большевиках
Входимость: 5.
4. Из "Великого дурмана"
Входимость: 5.
5. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 4.
6. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 4.
7. Суходол
Входимость: 3.
8. Байрон Д. Г.: Каин. Акт первый
Входимость: 3.
9. Песнь о Гайавате. Гайавата и Жемчужное Перо
Входимость: 3.
10. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 3.
11. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 3.
12. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 3.
13. Песнь о Гайавате. Четыре ветра
Входимость: 3.
14. В этот день
Входимость: 3.
15. Я все молчу
Входимость: 3.
16. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 3.
17. Песнь о Гайавате. Погоня за По-пок-кивисом
Входимость: 3.
18. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 3.
19. Песнь о Гайавате. Смерть Квазинда
Входимость: 3.
20. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 2.
21. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2.
22. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 2.
23. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 2.
24. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 2.
25. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 2.
26. Сапсан
Входимость: 2.
27. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 2.
28. "Многогранность"
Входимость: 2.
29. Устами Буниных. 1933 г.
Входимость: 2.
30. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 2.
31. Завеса
Входимость: 2.
32. Дневники Бунина (1919)
Входимость: 2.
33. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 2.
34. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 2.
35. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 2.
36. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VII
Входимость: 2.
37. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 2.
38. Миссия Русской эмиграции
Входимость: 2.
39. Записная книжка ("…Лето семнадцатого года")
Входимость: 2.
40. Матфей прозорливый
Входимость: 2.
41. Автобиографические заметки
Входимость: 2.
42. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 2.
43. Записная книжка (о Горьком, "Опять Горький!.. ")
Входимость: 2.
44. Деревня (часть 1)
Входимость: 2.
45. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 2.
46. Песня о Гоце
Входимость: 2.
47. Адам Аснык. Геракл
Входимость: 2.
48. Бунин И. А. - Телешову Н. Д., 7 августа 1899 г.
Входимость: 2.
49. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 25 июня 1948 г.
Входимость: 2.
50. Гегель, фрак, метель
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Заметки (к девятой годовщине со дня смерти Л. Н. Толстого)
Входимость: 8. Размер: 19кб.
Часть текста: годовщине со дня смерти Л. Н. Толстого) Заметки (к девятой годовщине со дня смерти Л. Н. Толстого) Перелистываю много, много раз читанные страницы Толстого. — Нет другого просвещения, кроме христианского; наш же мир наполнен учеными дикарями… («Мысли»). — Ваше императорское Величество. Я ничтожный, слабый, плохой человек, пишу русскому Императору и советую ему, что ему делать в самых сложных, трудных обстоятельствах, которые когда либо бывали… Отца Вашего, царя русского, сделавшего много добра и всегда желавшего добра людям, доброго человека, бесчеловечно изувечили и убили во имя какого-то блага всего человечества. Вы стали на его место и перед Вами те враги, которые для того мнимого общего блага, которого они ищут, должны желать убить и Вас. Более ужасного положения, чем Ваше, нельзя себе представить… Знаю, как далек тот мир, в котором мы живем, от тех божеских истин, которые даны Христом… Знаю, что я, ничтожный, дрянной человек, в искушениях в тысячу раз слабейших, чем те, что обрушились на Вас, дерзок и безумен, требуя от Вас той силы духа, которая не имеет примеров, требуя воздаяния врагам Вашим добра за зло… Но истина всегда истина. Будут два пути, два совета Вам: путь подавления зла злом и путь либерального послабления — оба испытанные и ни к чему не приводящие пути… но есть еще новый путь — путь христианского исполнения воли Божией… Государь! Вступите на этот путь… «Любите врагов...
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 5. Размер: 151кб.
Часть текста: ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе поэтических опытов и дарований и составлять оценки отдельных deorum majorum et minorum современного российского Парнаса 46 . C'est tout. ...
3. Горький о большевиках
Входимость: 5. Размер: 14кб.
Часть текста: так недавно (в августе прошлого года) призывал «помочь продолжению русского социального опыта». Горький не раз «перед лицом всемирного пролетариата» называл этот опыт «дивным, великим» и не жалел никаких слов для восхваления советской власти. А вот как характеризовал тот же Горький и «опыт» и советскую власть летом 1918 года в своей газете «Новая жизнь», в своих фельетонах под заглавием «Несвоевременные мысли»: «Теперь жизнью России правят люди, находящиеся в непрерывной запальчивости и раздражении. Они затеяли и разжигают взаимоистребление демократии, возбуждают бессмысленное и пагубное для этой демократии и для всей страны злорадство, ненависть, злобу…» «Они, эти фанатики и легкомысленные фантазеры, возбудив в рабочей массе неосуществимые надежды, влекут русский пролетариат к разгрому и гибели…» «Они совершают опыт социальной революции — занятие, весьма утешающее маньяков и очень полезное для жуликов… Они крикнули: „Грабь награбленное!“ И грабят изумительно, артистически… Грабят и продают музеи, церкви, пушки, винтовки, интендантские склады, дворцы, воруют и продают буквально все, что можно! И вот русский народ, этот слабый, темный, органически склонный к анархизму народ, ныне призывается быть духовным водителем мира, Мессией Европы! Большевики, эти „вожди народа“, говорят, что они зажгут из сырых русских поленьев костер для всего Западного Мира! Они уже зажгли его. Он горит плохо, воняет Русью, грязной, пьяной и жестокой. Несчастную Русь тащат на Голгофу, чтобы распять, видите ли, ради спасения Мира!» «Среди служителей советской власти то и дело попадаются взяточники, спекулянты, жулики, а честные люди, чтобы не умереть с голода, занимаются физическим трудом… Кошмар, нелепость, идиотизм!» «Народные комиссары относятся к России, как ...
4. Из "Великого дурмана"
Входимость: 5. Размер: 89кб.
Часть текста: сердитая, глазки маленькие, пронзительные, — я ее портрет в фельетоне видел… Сорок два года в остроге на чепи держали, а уморить не могли, ни днем ни ночью не отходили, а не устерегли, в остроге, и то ухитрилась миллион нажить. Теперь народ под свою власть скупает, землю сулит, на войну обещает не брать… А мне какая корысть под нее идти? Земля эта мне без надобности, я ее лучше в аренду сниму, потому что навозить мне ее все равно нечем, а в солдаты-то меня и так не возьмут, года вышли… Кто-то, белеющий в сумраке рубашкой, «краса и гордость русской революции», как оказывается потом, дерзко вмешивается: — У нас такого провокатора в пять минут арестовали бы и расстреляли! Но тот, кто говорил о «бабушке», возражает спокойно и твердо: — А ты, хоть и матрос, а дурак. Какой же ты комиссар, когда от тебя девкам проходу нету, среди белого дня лезешь? Погоди, погоди, брат, — вот протрешь казенные портки, пропьешь наворованные деньжонки, опять в пастухи запросишься! Опять, брат, будешь мою свинью арестовывать! Это тебе не над господами издеваться! Я-то тебя с твоим Жучковым (Гучковым) не боюсь! А третий прибавляет совершенно, как говорится, ни к селу, ни к городу: — Да его, Петроград-то, и так давно бы надо отдать. Там одно разнообразие… И я прохожу мимо и думаю: «Там одно разнообразие! Бог мой, что за чепуха такая?» Девки визжат на выгоне: Люби белых, кудреватых, При серебряных часах… Из-под горы, слышно, идет толпа ребят с гармоньями и балалайкой: Мы, ребята, ежики, В голенищах ножики, Любим выпить-закусить, В пьяном виде пофорсить… В голове у меня туман от прочитанных за день газет, от речей, призывов и восклицаний всех этих смехотворных и жутких Керенских. И я думаю: «Нет, большевики-то поумнее будут. Они недаром все наглеют и наглеют. Они знают свою публику!» …Мрачный вечер, —...
5. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 85кб.
Часть текста: товарищей, и он, боясь входить единолично в совет этого театра, втягивает в него и меня. Сумасшедший! Возвращался под дождем, по темному и мрачному городу. Кое-где девки, мальчишки красноармейцы, хохот, щелканье орехов... 2 мая. Еврейский погром на Большом Фонтане, учиненный одесскими красноармейцами. Были Овсянико-Куликовский и писатель Кипен. Рассказывали подробности. На Б. Фонтане убито 14 комиссаров и человек 30 простых евреев. Разгромлено много лавочек. Врывались ночью, стаскивали с кроватей и убивали кого попало. Люди бежали в степь, бросались в море, а за ними гонялись и стреляли,- шла настоящая охота. Кипен спасся случайно,- ночевал, по счастью, не дома, а в санатории "Белый цветок". На рассвете туда нагрянул отряд красноармейцев.- "Есть тут жиды?" - спрашивают у сторожа.- "Нет, нету".- "Побожись!" - Сторож побожился, и красноармейцы поехали дальше. Убит Моисей Гутман, биндюжник, прошлой осенью перевозивший нас с дачи, очень милый человек. ----- Был возле Думы. Очень холодно, серо, пустое море, мертвый порт, далеко на рейде французский миноносец, очень маленький на вид, какой-то жалкий в своем одиночестве, в своей нелепости,- черт знает, зачем французы шатаются сюда, чего выжидают, что затевают? Возле пушки кучка народа, одни возмущались "днем мирного восстания", другие горячо, нагло поучали и распекали их. Шел и думал, вернее, чувствовал: если бы теперь и удалось вырваться...

© 2000- NIV