Barcelona-today.ru - Новости ФК "Барселона": Хави: "Манчестер Сити" может забыть о Месси".

Cлово "ВОЗДУХ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЗДУХЕ, ВОЗДУХА, ВОЗДУХОМ, ВОЗДУХУ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 15.
2. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 11.
3. Записная книжка (о "Современных записках")
Входимость: 10.
4. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 10.
5. Сосны
Входимость: 10.
6. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 9.
7. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 7.
8. Воды многие
Входимость: 7.
9. Чаша жизни
Входимость: 7.
10. Митина любовь
Входимость: 7.
11. На даче
Входимость: 7.
12. Тень птицы
Входимость: 7.
13. Тишина
Входимость: 7.
14. Храм Солнца
Входимость: 6.
15. Антоновские яблоки
Входимость: 6.
16. Натали
Входимость: 6.
17. Жизнь Арсеньева
Входимость: 6.
18. Велга
Входимость: 5.
19. Учитель
Входимость: 5.
20. Пустыня дьявола
Входимость: 5.
21. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 5.
22. В деревне
Входимость: 5.
23. Всходы новые
Входимость: 5.
24. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 5.
25. Веселый двор
Входимость: 5.
26. Игнат
Входимость: 5.
27. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 5.
28. Деревня (часть 1)
Входимость: 5.
29. Казимир Станиславович
Входимость: 5.
30. Свет Зодиака
Входимость: 5.
31. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 5)
Входимость: 5.
32. Иудея
Входимость: 5.
33. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 4.
34. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 4.
35. Апрель
Входимость: 4.
36. Кастрюк
Входимость: 4.
37. Море богов
Входимость: 4.
38. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 4.
39. Деревня (часть 3)
Входимость: 4.
40. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 4.
41. Маленький роман
Входимость: 4.
42. Весенний вечер
Входимость: 3.
43. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 3.
44. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 3.
45. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 3.
46. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 3.
47. Ранчин А.: Дама без собачки - чеховский подтекст в "Солнечном ударе"
Входимость: 3.
48. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 3.
49. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 3.
50. Песнь о Гайавате. Эпилог
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 15. Размер: 204кб.
Часть текста: - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в...
2. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 11. Размер: 71кб.
Часть текста: описывает увиденное в Палестине. Впечатления от этой поездки легли в основу многих рассказов и стихов Бунина. На пароходе, идущем из Александрии в Яффо, чета Буниных познакомилась с известным в то время музыкантом Давидом Шором, также совершающим вместе с отцом путешествие в Святую Землю. С этого момента Бунины и Д.Шор путешествовали по Эрец-Исраэль вместе. В своих дневниках Шор описывает впечатления от этой поездки. Часть этих дневниковых записок была опубликована на иврите самим Шором в газете "Давар" от 5 декабря 1933 года Записки Д.С.Шора были обнаружены в архиве сотрудницей Еврейского университета в Иерусалиме Юлией Матвеевой, обработаны ею и опубликованы издательством "Гешарим" в 2001 году. Жизнь столкнула Д.С.Шора со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими. Пароход, чернея среди зеркального взморья, отдаляется, кажется маленьким, Мала и Яффа. До нее еще далеко, но воздух так чист, а восточные контуры ее кубических домиков, среди которых то там, то тут метелкой торчит пальма, так четки и просты. Уступами громоздится этот каменный, цвета банана, городок на обрывистом прибрежье. От рейда его...
3. Записная книжка (о "Современных записках")
Входимость: 10. Размер: 16кб.
Часть текста: ужасный, небывалый… Русское население стремительно идет к своему уничтожению… Харьковский профессор статистики Анцыферов высчитал, что если бы советский режим продержался еще 10 лет, то от 150 миллионов населения России осталось бы меньше 20 миллионов. Прибавьте к этому, что вся Россия «в вечном ожидании насильственной смерти», в тьме, в холоде, в унижении неслыханном… Несколько месяцев тому назад была проделана паскуднейшая комедия отмены смертной казни в тылу, и «Всероссийская» чрезвычайка опубликовала сводку своей деятельности: за два года (1918–1919) расстреляно 9.641 человек. «Но, говорит г. Вишняк, эти цифры лишь ничтожная доля общего числа казней: а убитые без всякого учета? а расстрелянные чрезвычайками областными, губернскими, уездными, волостными, не говоря уже о „ревкомах“ и „трибуналах“?» Эти 9.641 подсчитаны под руководством Дзержинского (награжденного за свои труды «орденом Красного Знамени»), но опубликовал цифры убитых (по 20 губерниям центральной России) и знаменитый Лацис: за 1 1/4 года — 8.389 человек, да убитых при «восстаниях» 4.207. А самая отмена смертной казни была «кошмарна по своей подлости», как заявили узники Бутырской тюрьмы, — «ночь отмены стала ночью крови» ...
4. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 10. Размер: 95кб.
Часть текста: хотя и отличающееся от того, что было до болезни, какою-то новой опытностью, умудренностью. Так проснулся и я однажды в тихое и солнечное майское утро в своей угловой комнате, окна которой я, по молодости, не имел надобности завешивать. Я откинул одеяло, чувствуя спокойное довольство всех своих молодых сил и все то здоровое, молодое тепло, которым нагрел я за ночь постель и себя самого. В окна светило солнце, от верхних цветных стекол на полу горели синие и рубиновые пятна. Я поднял нижние рамы - утро было уже похоже на летнее, со всей мирной простотой, присущей лету, его утреннему мягкому и чистому воздуху, запахам солнечного сада со всеми его травами, цветами, бабочками. Я умылся, оделся и стал молиться на образа, висевшие в южном углу комнаты и всегда вызывавшие во мне своей арсеньевской стариной что-то обнадеживающее, покорное непреложному и бесконечному течению земных дней. На балконе пили чай и разговаривали. Был опять брат Николай, - он часто приходил к нам по утрам. И он говорил - очевидно, обо мне: - Да что ж тут думать? Конечно, надо служить, поступить куда-нибудь на место... Думаю, что Георгию все таки удастся устроить его где-нибудь, когда он сам как-нибудь устроится... И эти слова еще более умиротворяли меня. "Ну, что ж, служить ...
5. Сосны
Входимость: 10. Размер: 21кб.
Часть текста: весь вечер, я представляю себе, как пугливо и зыбко мерцают мои освещенные окошечки, такие одинокие среди бушующего леса, с головы до ног поседевшего от вьюги! Дом стоит у широкой просеки, в затишье, но когда ураган гигантским призраком на снежных крыльях проносится под лесом, сосны, которые высоко царят над всем окружающим, отвечают урагану столь угрюмой и грозной октавой, что в просеке делается страшно. Снег при этом бешено и беспорядочно мчится по лесу, непритворенная дверь в сенцах с необыкновенной силой бьет в стену, а собаки, которые лежат в них, утопая в снегу, как в пуховых постелях, жалобно взвизгивают сквозь сон, дрожа крупной дрожью... И мне опять вспоминается Митрофан, который ждет могилы в такую мрачную ночь. В комнате тепло и тихо. Стекла холодно играют разноцветными огоньками, точно мелкими драгоценными камнями. Лежанка натоплена жарко, п к шуму и стуку я так привык, что могу не замечать их. Лампа на столе: горит ровным сонным светом. Ровно, чуть внятно звенит в ней выгорающий керосин, монотонно и неясно, точно под землей, баюкает кто-то ребенка за стеною в кухне, - не то сама Федосья, не то ее Анютка, которая с малолетства во всем подражает своим вечно вздыхающим теткам, матери. И, прислушиваясь к этому знакомому с детства напеву, к этим шумам и стукам, весь отдаешься во власть...

© 2000- NIV