Imperia-zapchastey.ru - Запчасти ниссан тиида стойки, колодки, диски, фильтра.

Cлово "ВЫСШИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЫСШЕЙ, ВЫСШИХ, ВЫСШЕЕ, ВЫСШЕГО

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 8.
2. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 5.
3. Бабореко А.: Галина Кузнецова
Входимость: 5.
4. Море богов
Входимость: 5.
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 5.
6. Воды многие
Входимость: 4.
7. Кошемчук Т. А.: О новозаветной перспективе ветхозаветной темы в историософии И. А. Бунина
Входимость: 4.
8. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 4.
9. Notre-dame de la garde
Входимость: 4.
10. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 4.
11. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XIV
Входимость: 4.
12. Мраморнов О.: О книге Ю. Мальцева "Бунин"
Входимость: 4.
13. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 3.
14. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 3.
15. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 3.
16. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
17. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава V
Входимость: 3.
18. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 3.
19. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 3.
20. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 3.
21. Митина любовь
Входимость: 3.
22. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 3.
23. Бунин И. А.: Освобождение Толстого
Входимость: 3.
24. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 3.
25. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 2.
26. Наш поэт (Иван Савин)
Входимость: 2.
27. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 2.
28. Чехов
Входимость: 2.
29. Ремизов В.Б.: Бунин и Лев Толстой
Входимость: 2.
30. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 2.
31. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 2.
32. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2.
33. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 2.
34. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 2.
35. Пустыня дьявола
Входимость: 2.
36. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 2.
37. Устами Буниных. 1918 г.
Входимость: 2.
38. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 2.
39. Ночь
Входимость: 2.
40. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 2.
41. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 2.
42. Ответ на анкету "Общего дела" по поводу трехлетия большевизма
Входимость: 2.
43. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 25, 26 (12, 13) апреля 1903 г.
Входимость: 2.
44. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2.
45. Семеновы и Бунины
Входимость: 2.
46. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 2.
47. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 27 февраля 1895 г.
Входимость: 2.
48. Дело корнета Елагина
Входимость: 2.
49. Записная книжка (о революционных годах в России)
Входимость: 2.
50. Куприн
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 8. Размер: 151кб.
Часть текста: ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе поэтических опытов и дарований и составлять оценки отдельных deorum majorum et minorum современного российского Парнаса 46 . C'est tout. Только такая - "безличная" история литературы...
2. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 5. Размер: 22кб.
Часть текста: мужика в мешковатой блузе, с горестно-сумрачными глазами и большой косой бородой. Был одиннадцатый час мокрого и темного петербургского дня. Я смотрел на портрет, а видел светлый, жаркий кавказский день, лес над Тереком и шагающего в этом лесу худого загорелого юнкера «в белой папашке с опустившимся пожелтевшим курпеем, в белой, грязной, с широкими складками черкеске» и с винтовкой в руке: — На другой день Оленин пошел один на то место, где он со стариком спугнул оленя… День был совершенно ясный, тихий, жаркий. Утренняя свежесть даже в лесу пересохла, и мириады комаров буквально облепляли лицо, спину и руки… Эти мириады насекомых так шли к этой дикой, до безобразия богатой растительности, к этой бездне зверей и птиц, наполняющих лес, к этой темной зелени, к этому пахучему, жаркому воздуху, к этим канавкам мутной воды, везде просасывающейся из Терека и бульбулькающей где-нибудь под нависшими листьями… Обойдя то место, где он вчера нашел зверя, и ничего не встретив, он захотел отдохнуть… Он отыскал вчерашние следы оленя, подобрался под куст в чашу, в то самое место, где вчера лежал олень, и улегся у его логова… И вдруг на него нашло такое странное чувство беспричинного счастья и любви ко всему, что он, по старой детской привычке, стал креститься и благодарить кого-то. Ему вдруг с особенной ясностью пришло в голову, что вот я,...
3. Бабореко А.: Галина Кузнецова
Входимость: 5. Размер: 34кб.
Часть текста: талантам в прозе и в стихах (которые, кстати сказать, так высоко ценил такой поэт, как покойный Вячеслав Ив. Иванов). И. А. Бунин Галина Николаевна Кузнецова писала автору данной статьи: «Родилась я в Киеве 10 декабря (27 ноября ст. ст.) 1900 г. Там же окончила гимназию в 1918 г.» — Первую женскую гимназию Плетневой (угол Резницкой и Московской). Ее детство прошло на Печерске, в доме № 3 в Эспланадном переулке, откуда открывался вид на беговую беседку плаца, где бывали смотры, бега. Потом жили на Левандовской улице, по-видимому, в доме № 16. В романе «Пролог» точно описано ее детство. Чуть ли не через полстолетие фотографии мест ее детства и молодости вызвали волнение и радость в ее душе. «Конечно, я все узнала, — писала она 22 июня 1967 г., — несмотря на разросшиеся деревья и некоторые изменения в пейзаже. Как странно смотреть на окна, за которыми когда-то я жила, за которыми сидела в классе! У меня слезы навернулись на глаза! И неважно, что снимки бледные, — мне так грустно и радостно было смотреть на них!» Смотреть с дальнего берега, — она так и хотела назвать «Пролог» при переиздании, если бы таковое оказалось возможным, «Берег дальний», по Пушкину. Кузнецова оставила Россию в 1920 г., осенью, по-видимому, в ноябре. Через Константинополь уехала в Прагу. «Литературная моя деятельность, — продолжает она в цитированном выше письме от 8 ноября 1971 г., — началась, собственно, к Праге, где я была студенткой Французского Института (институт не окончила по болезни. — А. Б. ) (первые стихи были напечатаны в «Студенческих годах», 1922 г.). Из Праги я переехала в Париж, где познакомилась с И. А. Буниным и начала уже...
4. Море богов
Входимость: 5. Размер: 15кб.
Часть текста: Извиваясь, протянулись, вслед за Сералем, стены Феодосия, полчища кипарисов в Полях Мертвых... Стены кончились руиной Семибашенного замка... И сиренево-серый очерк Стамбула стал уменьшаться и таять. Справа шли обрывы плоского прибрежья, цвета пемзы. А налево, до нежно-туманной сини Принцевых островов, и впереди, до еще более туманных гор Азии, все шире разбегались сияющие среди утреннего пара заливы. Над их необозримой гладью кое-где висели дымки невидных пароходов... Нижние палубы, заваленные грузом в Пирей и Александрию, наполняли фески и верблюжьи куртки, ласково-застенчивые улыбки и блестящие зубы, карие глаза и гортанный говор. Белыми коконами сидели на коврах закутанные женщины. Мечтательно играли четками хаджи в чалмах и халатах. Пели, пили мастику, страстно спорили и бились в кости греки, похожие на плохеньких итальянцев. Седобородый еврей в люстриновом пальто, в черной непримятой шляпе на затылок, с пейсами и поднятыми бровями, ел, уединенно сидя на крышке трюма, маслины с белым хлебом и обсасывал пальцы. В проходах несло кухонным чадом, теплом из стальной утробы мерно работающей машины, бегали белые повара с помоями. Наверху было чисто, просторно и солнечно. Надо было надвигать на глаза фуражку, глядя на ослепительный блеск под левым бортом. За этим блеском расстилались и как будто наклонно скользили вдаль, в чуть видной Азии, зеркала Кианского залива. В миле, в полумиле от нас проходили итальянские и греческие грузовики с низкими бортами и голыми мачтами. Медленно, стройно и плавно тянулись в Стамбул, раскинувшись по всему морю,...
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 5. Размер: 103кб.
Часть текста: я бы теперь и понятия не имел о своем возрасте, - тем более, что я еще совсем не ощущаю его бремени, - и, значит, был бы избавлен от мысли, что мне будто бы полагается лет через десять или двадцать умереть. А родись я и живи на необитаемом острове, я бы даже и о самом существовании смерти не подозревал. "Вот было бы счастье !" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и ...

© 2000- NIV