Cлово "СЛАДКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СЛАДКО, СЛАДКИМ, СЛАДОК, СЛАДКОЙ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 10.
2. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 10.
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 10.
4. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 10.
5. Натали
Входимость: 9.
6. Воды многие
Входимость: 8.
7. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 8.
8. Худая трава (Оброк)
Входимость: 7.
9. Тень птицы
Входимость: 7.
10. Игнат
Входимость: 7.
11. Божье древо
Входимость: 7.
12. Жизнь Арсеньева
Входимость: 7.
13. Митина любовь
Входимость: 6.
14. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 6.
15. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 6.
16. Веселый двор
Входимость: 5.
17. Братья
Входимость: 5.
18. Суходол
Входимость: 4.
19. Дневники Бунина (1881-1896)
Входимость: 4.
20. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 4.
21. Смерть пророка
Входимость: 4.
22. Таня
Входимость: 4.
23. Косцы
Входимость: 4.
24. Ночь
Входимость: 4.
25. Антоновские яблоки
Входимость: 4.
26. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 4.
27. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 3.
28. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 3.
29. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
30. У истока дней
Входимость: 3.
31. Последняя весна
Входимость: 3.
32. Под серпом и молотом
Входимость: 3.
33. Далекое
Входимость: 3.
34. Измайлов А. А.: Ранняя осень
Входимость: 3.
35. Заря всю ночь
Входимость: 3.
36. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 3.
37. Дурман
Входимость: 3.
38. Странствия
Входимость: 3.
39. Деревня (часть 1)
Входимость: 3.
40. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 3.
41. Сны Чанга
Входимость: 3.
42. Полуночная зарница
Входимость: 3.
43. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2.
44. Хорошая жизнь
Входимость: 2.
45. К роду отцов своих
Входимость: 2.
46. Апрель
Входимость: 2.
47. * * * ("Рыжими иголками")
Входимость: 2.
48. Сказки
Входимость: 2.
49. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 2.
50. Кастрюк
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 10. Размер: 204кб.
Часть текста: для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской,...
2. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 10. Размер: 68кб.
Часть текста: себя сам ни к какой школе, нет у него теории словесности: он просто пишет прекрасные стихи. И пишет их тогда, когда у него есть что сказать и когда сказать хочется. За его стихотворениями чувствуется еще нечто другое, нечто большее: он сам. У него есть за стихами, за душой. Его строки - испытанного старинного чекана; его почерк - самый четкий в современной литературе; его рисунок - сжатый и сосредоточенный. Бунин черпает из невозмущенного Кастальского ключа. И с внутренней и с внешней стороны его лучшие стихи как раз вовремя уклоняются от прозы (иногда он уклониться не успевает); скорее он прозу делает поэтичной, скорее он ее побеждает и претворяет в стихи, чем творит стихи, как нечто от нее отличное и особое. У него стих как бы потерял свою самостоятельность, свою оторванность от обыденной речи, но через это не опошлился. Бунин часто ломает свою строку посредине, кончает предложение там, где не кончился стих; но зато в результате возникает нечто естественное и живое, и нерасторжимая цельность нашего слова не приносится в жертву...
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 10. Размер: 111кб.
Часть текста: сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России, а не просто в Каменке, в таком-то уезде, в такой-то волости, и я вдруг почувствовал эту Россию, почувствовал ее прошлое и настоящее, ее дикие, страшные и все же чем-то пленяющие особенности и свое кровное родство с ней... II Очень русское...
4. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 10. Размер: 90кб.
Часть текста: я что-то помню из жизни в Воронеже, где я родился и существовал три года. Но все это вольные выдумки, желание хоть что-нибудь найти в пустоте памяти о том времени. Довольно живо вижу одно, нечто красивое: я прячусь за портьеру в дверях гостиной и тайком смотрю на нашу мать на диване, а в кресле перед ней на военного: мать очень красива, в шелковом с приподнятым расходящимся в стороны воротником платье с небольшим декольте на груди, а военный в кресле одет сложно и блестяще, с густыми эполетами, с орденами, - мой крестный отец, генерал Сипягин". "Еще вспоминается, а, может быть, это мне и рассказывала мать, что я иногда, когда она сидела с гостями, вызывал ее, маня пальчиком, чтобы она дала мне грудь, - она очень долго кормила меня, не в пример другим детям". Мать его, Людмила Александровна, всегда говорила мне, что "Ваня с самого рождения отличался от остальных детей", что она всегда знала, что он будет "особенный", "ни у кого нет такой тонкой души, как у него" и "никто меня так не любит, как он..." "В Воронеже он, моложе двух лет", - вспоминала она со счастливой улыбкой, - "ходил в соседний магазин за конфеткой. Его крестный, генерал Сипягин, уверял, что он будет большим человеком... генералом!" В Воронеже Бунины поселились за три...
5. Натали
Входимость: 9. Размер: 60кб.
Часть текста: тем особым счастьем начала молодой свободной жизни, что бывает только в эту пору. Я вырос в строгой дворянской семье, в деревне, и юношей, горячо мечтая о любви, был еще чист душой и телом, краснел при вольных разговорах гимназических товарищей, и они морщились: "Шел бы ты, Мещерский, в монахи!" В то лето я уже не краснел бы. Приехав домой на каникулы, я решил, что настало и для меня время быть, как все, нарушить свою чистоту, искать любви без романтики и, в силу этого решения да и желания показать свой голубой околыш, стал ездить в поисках любовных встреч по соседним имениям, по родным и знакомым. Так попал я в имение моего дяди по матери, отставного и давно овдовевшего улана Черкасова, отца единственной дочери, а моей двоюродной сестры Сони... Я приехал поздно, и в доме встретила меня только Соня. Когда я выскочил из тарантаса и вбежал в темную прихожую, она вышла туда в ночном фланелевом халатике, высоко держа в левой руке свечку, подставила мне для поцелуя щеку и сказала, качая головой со своей обычной насмешливостью: -...

© 2000- NIV