Cлово "ГРОМКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГРОМКО, ГРОМКИЕ, ГРОМКОЕ, ГРОМЧЕ, ГРОМКИМИ

1. Песнь о Гайавате. Погоня за По-пок-кивисом
Входимость: 7.
2. Учитель
Входимость: 5.
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 5.
4. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
5. Песнь о Гайавате. Гайавата и Жемчужное Перо
Входимость: 4.
6. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 4.
7. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 4.
8. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 4.
9. Деревня (часть 1)
Входимость: 4.
10. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 4.
11. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 4.
12. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава III
Входимость: 3.
13. Худая трава (Оброк)
Входимость: 3.
14. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 3.
15. Песнь о Гайавате. Четыре ветра
Входимость: 3.
16. Митина любовь
Входимость: 3.
17. На даче
Входимость: 3.
18. Сны
Входимость: 3.
19. Последний день
Входимость: 3.
20. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 3.
21. Деревня (часть 3)
Входимость: 3.
22. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 3.
23. Сны Чанга
Входимость: 3.
24. Дело корнета Елагина
Входимость: 3.
25. Жизнь Арсеньева
Входимость: 3.
26. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 3.
27. Аглая
Входимость: 2.
28. Суходол
Входимость: 2.
29. Руся
Входимость: 2.
30. Песнь о Гайавате. Благословение полей
Входимость: 2.
31. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 2.
32. Антигона
Входимость: 2.
33. Велга
Входимость: 2.
34. Чаша жизни
Входимость: 2.
35. Заметки (о литературе и современниках)
Входимость: 2.
36. Таня
Входимость: 2.
37. Песнь о Гайавате. Пост Гайаваты
Входимость: 2.
38. Антоновские яблоки
Входимость: 2.
39. Веселый двор
Входимость: 2.
40. Братья
Входимость: 2.
41. Безумный художник
Входимость: 2.
42. Ночлег
Входимость: 2.
43. Горький
Входимость: 2.
44. Рабинович А. Х.: Каждый день
Входимость: 2.
45. Золотое дно
Входимость: 2.
46. Ужас
Входимость: 2.
47. "Своими путями"
Входимость: 2.
48. Белая лошадь
Входимость: 2.
49. Песнь о Гайавате. Сын Вечерней Звезды
Входимость: 2.
50. Песнь о Гайавате. Гайавата и Мише-Нама
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Песнь о Гайавате. Погоня за По-пок-кивисом
Входимость: 7. Размер: 12кб.
Часть текста: - Я убью, найду злодея! Как бы ни был путь мой долог, Как бы ни был путь мой труден, Гнев мой все преодолеет, Месть моя врага настигнет!" Тотчас кликнул он соседей И поспешно устремился По следам его в погоню, - По лесам, где проходил он На прибрежье Гитчи-Гюми; Но никто врага не встретил: Отыскали только место На траве, в кустах черники, Где лежал он, отдыхая, И примял цветы и травы. Вдруг на Мускодэ зеленой, На долине под горами, Показался По-Пок-Кивис: Сделав дерзкий знак рукою, На бегу он обернулся, И с горы, ему вдогонку, Громко крикнул Гайавата: "Как бы ни был путь мой долог, Как бы ни был путь мой труден, Гнев мой все преодолеет, Месть моя тебя настигнет!" Через скалы, через реки, По кустарникам и чащам Мчался хитрый По-Пок-Кивис, Прыгал, словно антилопа. Наконец остановился Над прудом в лесной долине, На плотине, возведенной Осторожными бобрами, Над разлившимся потоком, Над затоном полусонным, Где в воде росли деревья, Где кувшинчики желтели, Где камыш шептал, качаясь. Над затоном По-Пок-Кивис Стал на гать из пней и сучьев; Сквозь нее вода сочилась, А по ней ручьи бежали; И со дна пруда к плотине Выплыл бобр и стал большими, Удивленными глазами Из воды смотреть на гостя. Над затоном По-Пок-Кивис Пред бобром стоял в раздумье, По ногам его струились Ручейки сребристой влагой, И с бобром заговорил он, Так сказал ему с улыбкой: "О мой друг Амик! Позволь мне Отдохнуть в твоем вигваме, Отдохнуть в воде прохладной, - Преврати меня в Амика!" Осторожно бобр ответил, Помолчал и так ответил: "Дай я с прочими бобрами Посоветуюсь сначала". И, ответив, опустился, Как тяжелый камень, в воду, Скрылся в чаще темно-бурых Тростников и листьев лилий. Над затоном По-Пок-Кивис Ждал бобра на зыбкой гати; Ручейки с невнятным плеском По ногам его бежали, Серебристыми струями С гати...
2. Учитель
Входимость: 5. Размер: 70кб.
Часть текста: ехать оказалось не на что. Турбин давно уже понял, что никуда не поедет, но сказать себе это определенно все оттягивал. Теперь больше всего хотелось остаться одному. «Обсудим, обсудим!» - думал он беспокойно, прикрывая глаза, и ребята думали, что он или сердит, или нездоров. И правда, к концу занятий у него начало ломить в левой стороне головы. Когда же школа опустела, Турбин со злобой прихлопнул дверь в передней и быстро пошел в свою комнату. - Пусть будет так! - сказал он и, хмурясь, скинул с себя пиджак. Повесив его под простыню на стену, он накинул на себя длинный тулуп, крытый казинетом, и лег на кровать. «Ночной зефир струит эфир...» - напевал он мысленно. В голове стояло одно и то же: «Пусть будет так! - черт его побери, не ехать, так не ехать... эка важность!» Тащиться к дьячку обедать не хотелось. Левая сторона головы продолжала болеть. Он обмял плечом подушку поудобнее и старался не шевелиться. Сквозь дремоту он слышал, как приходил сторож Павел, обивал от снега лапти, крякал с мороза, сморкался и гремел ведрами; видел сквозь полузакрытые веки, что в комнате разливается отсвет заката, и чувствовал, что от холода стынут ноги и кончик носа... II Турбину шел двадцать четвертый год. Был он белокур, очень высок ростом, худ и от застенчивости очень неловок. Был он сын сельского дьякона, учился в семинарии, но курса не кончил: по бедности пришлось вернуться домой; дома он все выписывал программы, думая приготовиться то в юнкерскую, то в межевую школу. Кончил, однако, экзаменом на сельского учителя и рад был этому. Жить дома было тяжело. Матери он не помнил, а дьякон отличался болезненно-угрюмым характером; лицо у него было как на старинных иконах у схимников - темное, деревянное,...
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 5. Размер: 74кб.
Часть текста: что нет. "Любовь, - писал он в своей записной книжке, - это или остаток чего-то вырождающегося, бывшего когда-то громадным, или же это часть того, что в будущем разовьется в нечто громадное, в настоящем же оно не удовлетворяет, дает гораздо меньше, чем ждешь". (Примечание В. Н. Буниной: Эти строки напечатаны Иваном Алексеевичем в десятом томе полного собрания сочинений, изданных "Петрополисом" в 1935 году. В 1953 году Иван Алексеевич в том же томе, на странице 237, красным карандашом, отметив слова "Была ли в его жизни хоть одна большая любовь? Думаю, что нет", на нижнем поле страницы твердым почерком написал: "Нет, была. К Авиловой").  * * * Воспоминания Авиловой, написанные с большим блеском, волнением, редкой талантливостью и необыкновенным тактом, были для меня открытием. Я хорошо знал Лидию Алексеевну, отличительными чертами которой были правдивость, ум, талантливость, застенчивость и редкое чувство юмора даже над самой собой. Прочтя ее воспоминания, я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось. Я и не подозревал о тех отношениях, какие существовали между ними.  * * * А ведь до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого...
4. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4. Размер: 204кб.
Часть текста: из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по...
5. Песнь о Гайавате. Гайавата и Жемчужное Перо
Входимость: 4. Размер: 10кб.
Часть текста: В гневе солнце заходило, Пролагая путь багряный, Зажигая тучи в небе, Как вожди сжигают степи, Отступая пред врагами; А луна, ночное солнце, Вдруг восстала из засады И направилась в погоню По следам его кровавым, В ярком зареве пожара. И Нокомис, простирая Руку слабую к закату, Говорила Гайавате: "Там живет волшебник злобный Меджисогвон, Дух Богатства, Тот, кого Пером Жемчужным Называют все народы; Там озера смоляные Разливаются, чернея, До багряных туч заката; Там, среди трясины мрачной, Вьются огненные змеи, Змеи страшные, Кинэбик! То хранители и слуги Меджисогвона-убийцы. Это им убит коварно Мой отец, когда на землю Он с луны за мной спустился И меня искал повсюду. Это злобный Меджисогвон Посылает к нам недуги, Посылает лихорадки, Дышит белой мглою с тундры, Дышит сыростью болотных, Смертоносных испарений! Лук возьми свой, Гайавата, Острых стрел возьми с собою, Томагаук, Поггэвогон, Рукавицы, Минджикэвон, И березовую лодку. Желтым жиром Мише-Намы Смажь бока ее, чтоб легче Было плыть ей по болотам, И убей ты чародея, Отомсти врагу Нокомис, Отомсти врагу народа!" Быстро в путь вооружился Благородный Гайавата; Легкий челн он сдвинул в воду, Потрепал его рукою, Говоря: "Вперед, пирога, Друг мой верный и любимый, К змеям огненным, Кинэбик, К смоляным озерам черным!" Гордо вдаль неслась пирога, Грозно песню боевую Пел отважный Гайавата; А над ним Киню могучий, Боевой орел могучий, Вождь пернатых, с диким криком В небесах кругами плавал. Скоро он и змей увидел, Исполинских змей увидел, Что лежали средь болота, Ежась, искрясь средь болота, На пути сплетаясь в...

© 2000- NIV