Cлово "ГОРЬКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОРЬКИМ, ГОРЬКОМУ, ГОРЬКОГО, ГОРЬКО

1. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 5)
Входимость: 60.
2. Записная книжка (о Горьком, "Опять Горький!.. ")
Входимость: 52.
3. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 48.
4. Аз (Зелюк О. Г.): У академика И. А. Бунина
Входимость: 39.
5. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 34.
6. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 34.
7. Бунин И. А., интервью, Киевская газета. 1902. N 328. 27 ноября
Входимость: 31.
8. Автобиографические заметки
Входимость: 30.
9. Интервью разных лет
Входимость: 29.
10. Пересветов Н. А.: Наши беседы. У И. А. Бунина
Входимость: 25.
11. "Многогранность"
Входимость: 25.
12. Горький о большевиках
Входимость: 24.
13. Несколько слов английскому писателю (Г. Уэллс)
Входимость: 24.
14. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 23.
15. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 22.
16. Записная книжка (о Горьком, "Боюсь, что пройдет незамеченной... ")
Входимость: 22.
17. Горький
Входимость: 19.
18. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 16 - 18 июля 1947 г.
Входимость: 18.
19. Заметки (о современниках)
Входимость: 18.
20. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 17.
21. Тамарин А. А.: У академика Бунина. Беседа
Входимость: 16.
22. Из "Великого дурмана"
Входимость: 16.
23. Суп из человеческих пальцев
Входимость: 15.
24. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 15.
25. Перед занавесом "художественников"
Входимость: 13.
26. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 15 июля 1947 г.
Входимость: 13.
27. Письма Бунина
Входимость: 12.
28. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 12.
29. Устами Буниных. 1918 г.
Входимость: 11.
30. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 11.
31. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18 апреля 1900 г.
Входимость: 11.
32. Записи (о современниках)
Входимость: 11.
33. О Горьком
Входимость: 11.
34. Заметки (о начале литературной деятельности и современниках)
Входимость: 11.
35. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 10.
36. Бунин И. А.: О Чехове. Предисловие Алданова M. А.
Входимость: 10.
37. Варламов Алексей: Пришвин и Бунин
Входимость: 10.
38. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 10.
39. Шаляпин
Входимость: 9.
40. Заметки ("Личная жизнь, благородные протесты против вторжения в нее...")
Входимость: 9.
41. Бунин И. А. - Чехову А. П., 11 ноября 1901 г.
Входимость: 9.
42. Гиппиус З. Н.: Тайна зеркала
Входимость: 8.
43. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 8.
44. Ходоровский А.С.: У академика Ив. А. Бунина. Беседа
Входимость: 8.
45. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 7.
46. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава V
Входимость: 7.
47. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 7.
48. Записная книжка (о сентябре 1916 г.)
Входимость: 7.
49. "Пресловутая свинья"
Входимость: 7.
50. Окаянные дни
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 5)
Входимость: 60. Размер: 43кб.
Часть текста: тоже эпизоды - простите! - из жизни ипохондрика. Я не вижу, с кем можно сравнить вашу вещь, тронут ею - очень сильно. Дорог мне этот скромно скрытый, заглушенный стон о родной земле, дорога благородная скорбь, мучительный страх за нее - и все это - ново. Так еще не писали" . Бунин очень вырос и изменился в эти годы своих первых "настоящих" рассказов. Сами рассказы, как это бывает с писателями, влияли на автора, оттачивали и взгляд, и мысль, и перо. ГОРЬКИЙ Вот строки из итальянского дневника Веры Николаевны: "Хотя мы платили в "Погано" за полный пансион, но редко там питались. Почти каждое утро получали записочку от Горьких, что нас просят к завтраку, а затем придумывалась все новая и новая прогулка. На возвратном пути нас опять не отпускали, так как нужно было закончить спор, послушать рассказ или обсудить "животрепещущий вопрос" ..." " ...17 марта. Именины Горького, танцы, тарантелла, мандолина, стихи..." " ...Ян всегда был в ударе. Нужно сказать, Горький возбуждал его сильно, на многое они смотрели по-разному, но все же главное любили по-настоящему..." Это главное - несомненно, литература, художество. И еще: "Последнее наше пребывание на Капри было тихое, мы продолжали почти ежедневно бывать у Горьких. Иногда втроем - писатели и я - гуляли. Они часто говорили о Толстом, иногда не соглашаясь, хотя оба считали его великим, но такой глубокой и беззаветной любви, как у Ивана Алексеевича, я у Горького не чувствовала..." Русскому писателю - при всей многомиллионоликости родного народа и величия родимой географии - предопределено всю жизнь чувствовать свое отчаянно-отчетливое одиночество. Потребность в человеке близком, слушающем и понимающем покрывали в изрядной степени любимые женщины - пирамиду увенчала и вершину заняла в конце концов Вера Муромцева. Роль близкого друга, наставника, почти отца...
2. Записная книжка (о Горьком, "Опять Горький!.. ")
Входимость: 52. Размер: 19кб.
Часть текста: и даже большевики смеются, — помню фразу одного: «Какой, с Божьей помощью, оборот!» — но, конечно, таким популярным соратником не пренебрегают. Ленин все наглее орет свои призывы к свержению Временного правительства, к гражданской войне, к избиению офицерства, буржуазии и т. д., — Горький, видя, что делишки Ленина крепнут, кричит в своей газете: «Не сметь трогать Ленина!» — но тут же, рядом печатает свои «несвоевременные мысли», где поругивает Ленина (на всякий случай)… Конец 1917 г. — большевики одерживают полную победу (настолько неожиданно-блестящую для них самих, что «болван» Луначарский бегает с разинутым ртом, всюду изливает свое удивление) — и «Новая жизнь» делается уже почти официальным органом большевиков (с оттенком «оппозиции Его Величеству»). Горький пишет в ней буквально так: «пора добить эту все еще шипящую гадину — Милюковых и прочих врагов народа, кадетов и кадетствующих господ!» — и результаты сказываются через два-три дня: «народ» зверски убивает двух своих заклятых «врагов» — Кокошкина и Шингарева… Февраль 1918 г., большевики зарвались в своей наглости перед немцами — и немцы поднимают руку, чтобы взять за шиворот эту «сволочь» как...
3. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 48. Размер: 57кб.
Часть текста: чернозему и беднейшей по виду природы». Первые жизненные впечатления Бунина были тесно связаны, как говорит сам писатель, «с полем, с мужицкими избами» («Автобиографическая заметка»). 1 Стихи Бунин начал писать еще в отроческие годы, подражая Пушкину и Лермонтову. Наиболее ранние стихи, включенные писателем впоследствии в «Полное собрание сочинений», датированы 1886 годом. Первое стихотворение было опубликовано в 1887 году в журнале «Родина». Со следующего года Бунин начал регулярно печататься в «Неделе» Гайдебурова. В начале 90-х годов появляются первые рассказы Бунина. Бунин признавал, что на первых порах он находился под влиянием поэзии Надсона. Это влияние чувствовалось в темах, в настроении и даже в лексике («Деревенский нищий»). Однако увлечение Надсоном было недолгим. Свое раннее творчество сам писатель охарактеризовал позднее следующим образом: « ... в ту пору мне все казалось очаровательно: и люди, и природа, и старинный, с цветными окнами дом бабки, и соседние усадьбы, и охота, и книги, один вид которых давал мне почти физическое наслаждение, и каждый цвет, каждый запах» (VI, 325). Ранняя поэзия Бунина своим радостным приятием жизни противоречила входившей в моду поэзии декадентов. Декаденты объявляли себя ниспровергателями классических традиций, а Бунин оставался ревностным хранителем их и в кругах символистов считался «архаистом». Бунину были чужды устремления декадентов в «миры иные», их эстетско-формалистическое «новаторство». Бунин стремился к четкой конструкции, к ясному рисунку в изображении предметов и явлений реального мира. Жадный взор поэта подмечает радость бытия: Она повсюду разлита, — В лазури неба, в птичьем пеньи, В снегах и вешнем дуновеньи, — Она везде, где красота. И, упиваясь красотой, Лишь в ней дыша полней и шире, Я знаю, — все живое в мире Живет в одной любви...
4. Аз (Зелюк О. Г.): У академика И. А. Бунина
Входимость: 39. Размер: 29кб.
Часть текста: участников. Но из этого почти ничего не вышло. Получилась одна лирика, и то барабанная 2 . Да это и понятно. Писать же в тиши кабинета, далеко от поля брани, в глубоком тылу, и трудно, и, главное, не представляется возможным отразить те исключительные переживания, которые выпадают на долю участников нынешней титанической борьбы... Наиболее чуткие писатели-беллетристы поняли, что разыгравшиеся события, подавляющие своими чудовищными размерами, являются сейчас не совсем подходящими для обычного творчества, и вовремя бросили неблагодарный труд 3 . Новое, сильное слово в этой плоскости сказать невозможно, гораздо удобнее, до поры до времени, воздержаться писать на темы о войне. Этого не хотят понять лишь немногие беллетристы, продолжающие чисто ремесленным путем "твердить" на темы о великой борьбе народов. Но с этими представителями современной литературы особенно считаться не приходится. Эти мастеровые от литературы в действительности далеки от истинного творчества 4 . Беседа коснулась вопроса о нынешних течениях в литературе. Писатель характеризует этот вопрос кратко, но выразительно... - В современной литературе, слава Богу, меньше течений... Академик И. А. Бунин почти...
5. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 34. Размер: 37кб.
Часть текста: делается тем, о чем он думает. Но все-таки это не решает вопроса, почему один думает об одном, а другой о другом. От некоторых писателей я не раз слышал, что они стали писателями случайно. Не думаю, что это совсем так, но все-таки могу представить их и не писателями, а вот самого себя не представляю. Были во мне с детства большие склонности к музыке, к живописи, к ваянию. Мой домашний воспитатель играл на скрипке, рисовал акварелью — и я и до сих пор помню какое-то совсем особенное волнение, с которым я брал в руки его скрипку или пачкал бумагу красками. В уездном городе, где я учился в гимназии, я одно время жил у ваятеля всего того, что требуется для кладбищенских памятников, — и целую зиму, каждую свободную минуту мял глину, лепил из нее то лик Христа, то череп Адама и даже достиг вскоре таких успехов, что хозяин иногда пользовался моими черепами, и они попадали на чугунные кладбищенские кресты в изножья распятий, где, верно, и теперь еще пребывают. Почему же все-таки не стал я ни музыкантом, ни ваятелем, ни живописцем? * * * Помню те необыкновенные чувства, которые я испытал однажды, стоя в Страстном монастыре, в Москве, возле сына Пушкина, не сводя глаз с его небольшой и очень сухой, легкой старческой фигуры в нарядной гусарской генеральской форме, с его белой курчавой головы, резко белых, чрезвычайно худых рук с костлявыми, тонкими пальцами и длинными, острыми ногтями. * * * Печататься я начал в конце восьмидесятых годов. Современниками моими были тогда люди очень разнообразные: Григорович, Толстой, Щедрин, Лесков, Глеб Успенский, Эртель, Гаршин, Чехов, Короленко, Вл. Соловьев, Фет, Майков, Полонский, Надсон, Минский, Фофанов, Мережковский… Декаденты и символисты, появившиеся через несколько лет после того, утверждали, что в восьмидесятые годы русская литература «зашла в тупик», стала чахнуть, сереть, ничего не знала, кроме реализма,...

© 2000- NIV