Cлово "СПОКОЙНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СПОКОЙНО, СПОКОЙНА, СПОКОЙНАЯ, СПОКОЙНЫЕ

1. Деревня (часть 1)
Входимость: 12.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 11.
3. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 11.
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 11.
5. Митина любовь
Входимость: 9.
6. Суходол
Входимость: 7.
7. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 7.
8. Ночной разговор
Входимость: 7.
9. Деревня (часть 3)
Входимость: 7.
10. Дело корнета Елагина
Входимость: 7.
11. Учитель
Входимость: 6.
12. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 6.
13. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 6.
14. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 5.
15. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 5.
16. При дороге
Входимость: 5.
17. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 5.
18. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 5.
19. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 5.
20. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 5.
21. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 5.
22. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 5.
23. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 4.
24. Устами Буниных. 1931 г.
Входимость: 4.
25. К роду отцов своих
Входимость: 4.
26. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 4.
27. «Надежда»
Входимость: 4.
28. Чаша жизни
Входимость: 4.
29. На даче
Входимость: 4.
30. Писатели и критики: И. А. Бунин протестует против обвинения его в "барской" точке зрения на деревню, Московская газета. 1912. No 191. 21 мая
Входимость: 4.
31. Веселый двор
Входимость: 4.
32. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава II
Входимость: 4.
33. Натали
Входимость: 4.
34. Игнат
Входимость: 4.
35. Происхождение моих рассказов
Входимость: 4.
36. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 4.
37. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 4.
38. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 4.
39. Конец
Входимость: 4.
40. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 4.
41. Весенний вечер
Входимость: 3.
42. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 3.
43. Древний человек
Входимость: 3.
44. Стихи
Входимость: 3.
45. Метеор
Входимость: 3.
46. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 3.
47. Обуза
Входимость: 3.
48. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 3.
49. Notre-dame de la garde
Входимость: 3.
50. Из "Великого дурмана"
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Деревня (часть 1)
Входимость: 12. Размер: 111кб.
Часть текста: а сам, с каким-то мещанином Белокопытовым, поехал по губернии грабить церкви. Когда его поймали, он вел себя так, что им долго восхищались по всему уезду: стоит себе будто бы в плисовом кафтане и в козловых сапожках, нахально играет скулами, глазами и почтительнейше сознается даже в самом малейшем из своих несметных дел: - Так точно-с. Так точно-с. А родитель Красовых был мелким шибаем. Ездил по уезду, жил одно время в родной Дурновке, завел было там лавочку, но прогорел, запил, воротился в город и помер. Послужив по лавкам, торгашили и сыновья его, Тихон и Кузьма. Тянутся, бывало, в телеге с рундуком посередке и заунывно орут: - Ба-абы, това-ару! Ба-абы, това-ару! Товар - зеркальца, мыльца, перстни, нитки, платки, иголки, крендели - в рундуке. А в телеге все, что добыто в обмен на товар: дохлые кошки, яйца, холсты, тряпки... Но, проездив несколько лет, братья однажды чуть ножами не порезались - и разошлись от греха. Кузьма нанялся к гуртовщику, Тихон снял постоялый дворишко на шоссе при станции Воргол, верстах в пяти от...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 11. Размер: 204кб.
Часть текста: только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас ...
3. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 11. Размер: 107кб.
Часть текста: Оля, тоже рисует очень точно и делает заметные успехи. Двигается и Дима Лазурский, очень милый и приятный мальчик. Но занятнее всех Рафаэль 29 . Он вносит столько веселья, что забываешь на него сердиться. [...] На бульваре встречаем единомышленников. Грызем семечки. Сидим и смотрим на море. Я с Верой Николаевной Ильнарской. Она молодец - несмотря на то, что им очень трудно, она не поступает ни в один из многочисленных театров и влачит скромное существование беженки. Ей уже приходится таскать воду. Живут они в одной комнате, выходящей окнами во двор. [...] Идут разговоры, и о том, не пуститься ли на "дубке", по примеру Волошина, в Крым. Серьезно об этом подумывают Варшавские. Зовут нас, но меня не очень увлекает это предприятие. [...] и Яну не хочется менять синицу на журавлей в небе... [...] Днем мы с Яном вышли прогуляться. [...] Сталкиваемся со Шмидтами и Варшавскими. Полевицкая обращается к Яну с просьбой: - Напишите мистерию, мне так хочется сыграть Божью Матерь или вообще святую, зовущую к христианству... - Постараюсь, - говорит, смеясь Ян. - Да, пожалуйста, - умоляющим тоном настаивает она....
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 11. Размер: 111кб.
Часть текста: и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но...
5. Митина любовь
Входимость: 9. Размер: 116кб.
Часть текста: уступила весне, на солнце было почти жарко. Как будто правда прилетели жаворонки и принесли с собой тепло, радость. Все было мокро, все таяло, с домов капали капели, дворники скалывали лед с тротуаров, сбрасывали липкий снег с крыш, всюду было многолюдно, оживленно. Высокие облака расходились тонким белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог...

© 2000- NIV