Cлово "СОВЕРШЕННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СОВЕРШЕННО, СОВЕРШЕННОЕ, СОВЕРШЕННОЙ, СОВЕРШЕННОМ

1. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 25.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 22.
3. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 19.
4. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 16.
5. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 14.
6. Митина любовь
Входимость: 13.
7. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 13.
8. «Третий Толстой»
Входимость: 13.
9. Дело корнета Елагина
Входимость: 12.
10. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 11.
11. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 10.
12. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 10.
13. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 9.
14. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 9.
15. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 9.
16. Автобиографические заметки
Входимость: 8.
17. Воспоминания Бунина
Входимость: 8.
18. Воды многие
Входимость: 7.
19. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 7.
20. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 7.
21. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 7.
22. Ночь
Входимость: 7.
23. Окаянные дни
Входимость: 7.
24. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 7.
25. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 7.
26. Горький
Входимость: 7.
27. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 7.
28. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VI
Входимость: 7.
29. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 7.
30. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 7.
31. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 7.
32. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 6.
33. Записки Д.С.Шора о путешествии в Палестину с Буниными
Входимость: 6.
34. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 6.
35. Михайлов О. Н.: Страстное слово
Входимость: 6.
36. Далекое
Входимость: 6.
37. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VIII
Входимость: 6.
38. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 6.
39. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 6.
40. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 6.
41. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 6.
42. Куприн
Входимость: 6.
43. Жизнь Арсеньева
Входимость: 6.
44. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 5.
45. Бунин И. А.: О Чехове. Предисловие Алданова M. А.
Входимость: 5.
46. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 5.
47. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 5.
48. "Мы не позволим" (О статье Александрова о Есенине)
Входимость: 5.
49. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 5.
50. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 25. Размер: 154кб.
Часть текста: этих нескольких сотен писем: Марк Александрович Алданов -- прекрасно образованный, умный, сдержанный, и горячий, остро чувствующий, резко на всё реагирующий Иван Алексеевич Бунин. 37 лет дружбы связывали этих столь различных по характеру людей. Алданов преклонялся перед талантом Ивана Алексеевича, помогал ему в устройстве практических дел, а Бунин поощрял его литературную деятельность и отвечал дружбой. Если первые письма Алданова еще сравнительно сдержанны, то понемногу они становятся теплее и задушевнее, хотя, надо сказать, что с Верой Николаевной Буниной он, видимо, всегда чувствовал себя свободнее и проще, чем с Иваном Алексеевичем. Меняется и часто шутливый в первые годы тон писем, всё больше места уделяется житейским заботам. Письма раскрывают тяжелую эмигрантскую жизнь с постоянной тревогой за будущее. Наконец, письма Алданова военного и послевоенного времени уже почти исключительно посвящены стараниям помочь в материальном отношении замученному болезнями и живущему в нужде Бунину. Тут письма принимают иногда даже несколько покровительственный тон. В письмах Алданова много внимания уделено литературной эмиграции и ее жизни. Бунин, живя подолгу на юге, бывал часто отрезан от парижской литературной среды, тогда как Алданов постоянно был тесно связан с русскими политическими и литературными центрами. В своих письмах он извещает Буниных о литературных событиях, о писательских встречах, беседах, спорах, высказывает мнения о многих современных ему писателях. У Алданова были и международные связи, он имел широкий круг знакомых не только среди русских, встречал влиятельных людей различных политических направлений. Бунину всё это было чуждо. Интересны высказывания ...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 22. Размер: 204кб.
Часть текста: мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью...
3. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 19. Размер: 73кб.
Часть текста: не его любовью к литературе, а желанiем слыть не только знаменитым певцом, но и "передовым, идейным человеком",- пусть, мол, сходит с ума от Собинова только та публика, которая во все времена и всюду сходила и будет сходить с ума от теноров. Но мне кажется, что Шаляпина тянуло к нам не всегда корыстно. Помню, например, как горячо хотел он познакомиться с Чеховым, сколько раз говорил мне об этом. Я наконец спросил: - Да за чем же дело стало? - За тем, - отвечал он, - что Чехов нигде не показывается, все нет случая представиться ему. - Помилуй, какой для этого нужен случай! Возьми извозчика и поезжай. - Но я вовсе не желаю показаться ему нахалом! А кроме того, я знаю, что я так оробею перед ним, что покажусь еще и совершенным дураком. Вот если бы ты свез меня как-нибудь к нему... Я не замедлил сделать это и убедился, что все была правда: войдя к Чехову, он покраснел до ушей, стал что-то бормотать... А вышел от него в полном восторге: - Ты не поверишь, как я счастлив, что наконец узнал его, и как очарован им! Вот это человек, вот это писатель! Теперь на всех прочих буду смотреть как на верблюдов. - Спасибо, - сказал я, смеясь. Он захохотал на всю улицу. Есть знаменитая фотографическая карточка, - знаменитая потому, что она, в виде открытки, разошлась в свое время в сотнях тысячах экземпляров,- та, на которой сняты Андреев, Горькiй, Шаляпин, Скиталец, Чириков, Телешов и я. Мы сошлись однажды на завтрак в московскiй немецкiй ресторан "Альпiйская роза", завтракали...
4. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 16. Размер: 78кб.
Часть текста: (старого стиля). Уже почти три недели со дня нашей погибели. Очень жалею, что ничего не записывал, нужно было записывать чуть не каждый момент. Но был совершенно не в силах. Чего стоит одна умопомрачительная неожиданность того, что свалилось на нас 21 марта! В полдень 21-го Анюта (наша горничная) зовет меня к телефону. "А откуда звонят?" - "Кажется, из редакции" - то есть из редакции "Нашего Слова", которое мы, прежние сотрудники "Русского Слова", собравшиеся в Одессе, начали выпускать 19 марта в полной уверенности на более или менее мирное существование "до возврата в Москву". Беру трубку: "Кто говорит?" - "Валентин Катаев. Спешу сообщить невероятную новость: французы уходят".- "Как, что такое, когда?" - "Сию минуту".- "Вы с ума сошли?" - "Клянусь вам, что нет. Паническое бегство!" - Выскочил из дому, поймал извозчика и глазам своим не верю: бегут нагруженные ослы, французские и греческие солдаты в походном снаряжении, скачут одноколки со всяким воинским имуществом... А в редакции - телеграмма: "Министерство Клемансо пало, в Париже баррикады, революция..." Двенадцать лет тому назад мы с В. приехали в этот день в Одессу по пути в Палестину. Какие сказочные перемены с тех пор! Мертвый, пустой порт, мертвый, загаженный город... Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то (то есть вчера) жили, которую мы не ценили, не понимали,- всю эту мощь, сложность, богатство, счастье... ----- Перед тем как проснуться нынче утром, видел, что кто-то умирает, умер. Очень...
5. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 14. Размер: 151кб.
Часть текста: Menschen bisher geschaf-fen hat? Jene Spannung der Seele im Ungliick, welche ihr die Starke anziichtet, ihre Schauer in Anbiick des grossen Zugrundegehens, ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию...

© 2000- NIV