Fitnesrate.ru - Источник: http://www.fitnesrate.ru/self-club-novyj.html.

Cлово "СВОБОДНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СВОБОДНО, СВОБОДНОЕ, СВОБОДНОМУ, СВОБОДНОГО

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 11.
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 8.
3. Несколько слов английскому писателю (Г. Уэллс)
Входимость: 8.
4. Дело корнета Елагина
Входимость: 7.
5. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 6.
6. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 5.
7. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 5.
8. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 5.
9. Братья
Входимость: 5.
10. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 5.
11. Учитель
Входимость: 4.
12. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4.
13. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава II
Входимость: 4.
14. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 4.
15. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 4.
16. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 4.
17. В этот день
Входимость: 4.
18. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 4.
19. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 4.
20. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 4.
21. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 4.
22. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 4.
23. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 4.
24. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 3.
25. Чаша жизни
Входимость: 3.
26. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 3.
27. Автобиографическая заметка
Входимость: 3.
28. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 3.
29. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 3.
30. Окаянные дни
Входимость: 3.
31. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 8, 9, 11 марта 1891 г.
Входимость: 3.
32. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 3.
33. Безумный художник
Входимость: 3.
34. Из записной книжки ("Пустяк, но противный... ")
Входимость: 3.
35. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 3.
36. Рассказ о Иване Бунине его родственника Юрия Бунина
Входимость: 3.
37. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 3.
38. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 3.
39. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 3.
40. Ходоровский А.С.: У академика Ив. А. Бунина. Беседа
Входимость: 3.
41. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 17 ноября 1891 г.
Входимость: 3.
42. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 2.
43. Маяковский
Входимость: 2.
44. Пересветов Н. А.: Наши беседы. У И. А. Бунина
Входимость: 2.
45. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 2.
46. Записи (о Нобелевской премии)
Входимость: 2.
47. Заметки (о современниках)
Входимость: 2.
48. Перечитывая Куприна
Входимость: 2.
49. Бунин И. А., Горький М., Андреев Л. Н. и другие - Шаляпину Ф. И., 3 декабря 1902 г.
Входимость: 2.
50. Весной, в Иудее
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 11. Размер: 204кб.
Часть текста: в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в...
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 8. Размер: 151кб.
Часть текста: не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе поэтических опытов и дарований и составлять оценки отдельных deorum majorum et minorum современного российского Парнаса 46 . C'est tout. Только такая - "безличная" история литературы имеет, по нашему мнению, право на существование.  I Набрасывая свою поэтическую платформу (стих. "Поэт"), Надсон выдвигает, между прочим, такое требование: поэт должен вести свою аудиторию "в бой с неправдою и тьмою", в "суровый грозный бой за истину и свет". Данному требованию он старался ответить, начиная с первых своих стихотворных опытов, призывающих к "борьбе с судьбою", борьбе с "глубокой мглой ночной". Термины "борьба", "бороться", "биться" являются в его лексиконе одними из наиболее часто употребляемых. И эти термины, -...
3. Несколько слов английскому писателю (Г. Уэллс)
Входимость: 8. Размер: 39кб.
Часть текста: — и это грозное предостережение всей Европе… — Развал этот очевиднее всего в Петербурге. Его дворцы теперь пусты или странно полны пишущими машинками новой власти, борющейся с голодом и иностранными завоевателями. Из всех несметных магазинов осталось с полдюжины лавок, среди них посудная и цветочная. Удивительно! В городе, где почти все умирают с голоду, все оборваны и в грязи, я мог купить за 5.000 руб. букет крупных хризантем… — Для осуществления государственного контроля и помехи спекулянтам закрыты и все рынки. Пустота придает городу нелепый вид, редкие прохожие в лохмотьях всегда торопятся, всегда с какими-то узлами, точно убегают куда-то. Мостовая в глубоких ямах, их ломают и растаскивают, равно как и деревянные дома… — Советская статистика, очень откровенная и правдивая, говорит, что смертность среди остатков голодающего и страшно подавленного петербургского населения увеличилась почти вчетверо, рождаемость очень пала… — В узлах прохожих — пайки или предметы торговли, обмена на продовольствие, хотя всякая торговля считается в России спекуляцией и со спекулянтами там разговор короткий — расстрел… — Каждая станция — тоже толкучка, где торгуют продовольствием крестьяне, имеющие вид сытый. Они не против советской власти, они лишь истребляют иногда реквизиционные отряды, но это не восстания, — ничего подобного...
4. Дело корнета Елагина
Входимость: 7. Размер: 78кб.
Часть текста: странное, загадочное, неразрешимое. С одной стороны, оно очень просто, а с другой - очень сложно, похоже на бульварный роман, - так все и называли его в нашем городе, - и в то же время могло бы послужить к созданию глубокого художественного произведения... Вообще справедливо сказал на суде защитник. - В этом деле, - сказал он в начале своей речи, - нет как будто места для спора между мной и представителем обвинения: ведь подсудимый сам признал себя виновным, ведь его преступление и его личность, равно как и личность его жертвы, волю которой он будто бы изнасиловал, кажутся чуть ли не всем, в этой зале присутствующим, недостойными особого мудрствования по их якобы достаточной пустоте и обыденности. Но все это совсем не так, все это только одна видимость: спорить есть о чем, поводов для спора и размышлений очень много... И далее: - Допустим, что моя цель - добиться только снисхождения подсудимому. Я бы мог тогда сказать немногое. Законодатель не указал, чем именно должны судьи руководствоваться в случаях, подобных нашему, он оставил большой простор их разумению, совести и зоркости, которым и надлежит в конце концов подобрать ту или иную рамку закона, наказующего деяние. И вот я и постарался бы воздействовать на это разумение, на совесть, постарался бы выставить на первое место все лучшее, что есть в подсудимом, и все, что смягчает его вину, будил бы в судьях чувства добрые и делал бы это тем настойчивее, что ведь он отрицает лишь одно в своем поступке: сознательную злую...
5. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 6. Размер: 53кб.
Часть текста: Ивана Ильича и замолк. Другие взглянули и замолкли. Иван Ильич смотрел блестящими глазами перед собою, очевидно, негодуя на них. Надо было поправить это как-нибудь, но поправить никак нельзя было. Надо было как-нибудь прервать это молчание. Никто не решался, и всем становилось страшно, что вдруг нарушится как-нибудь приличная ложь, и ясно будет всем то, что есть..." Таков наш великий Лев Николаевич, в простоте своей правды. Далее в русской прозе явится и сделает шаг на еще более высокую ступень мастерства другой русский классик - Владимир Набоков. С ним уж некому будет посоревноваться, посчитаться по гамбургскому счету. " ...Она тогда приехала к нему на две недели после трехлетней разлуки, и в первое мгновение, когда, до смертельной бледности напудренная, в черных перчатках и черных чулках, в распахнутой старой котиковой шубке, она сошла по железным ступенькам вагона, посматривая одинаково быстро то себе под ноги, то на него, и вдруг, с лицом, искаженным мукой счастья, припала к нему, блаженно мыча, целуя его в ухо, в шею, ему показалось, что красота, которой он так гордился, выцвела, но по мере того, как его зрение приспособлялось к сумеркам настоящего, столь сначала отличным от далеко отставшего света памяти, он опять узнавал в ней все, что любил: чистый очерк лица, суживающийся к подбородку, изменчивую игру зеленых, карих, желтых восхитительных глаз под бархатными бровями, легкую, длинную поступь, жадность, с которой она закурила в такси, внимание, с которым вдруг посмотрела - не ослепнув, значит, от волнения встречи, как ослепла бы всякая - на обоими замеченный гротеск: невозмутимый мотоциклист провез в прицепной каретке бюст Вагнера: и уже, когда приблизились к дому, прошлый свет догнал настоящее, пропитал его до...

© 2000- NIV