Cлово "ЗЕМНАЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗЕМНОГО, ЗЕМНОЙ, ЗЕМНЫХ, ЗЕМНОЕ, ЗЕМНОМ

1. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 14.
2. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 11.
3. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 7.
4. Кошемчук Т. А.: О новозаветной перспективе ветхозаветной темы в историософии И. А. Бунина
Входимость: 7.
5. Ночь
Входимость: 7.
6. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XV
Входимость: 7.
7. Воды многие
Входимость: 6.
8. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 6.
9. Жизнь Арсеньева
Входимость: 6.
10. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 5.
11. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 5.
12. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 5.
13. Братья
Входимость: 5.
14. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 5.
15. Город царя царей
Входимость: 4.
16. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XIII
Входимость: 4.
17. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 4.
18. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 4.
19. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт третий
Входимость: 4.
20. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 4.
21. Прекраснейшая солнца
Входимость: 4.
22. Темир-Аксак-Хан
Входимость: 4.
23. Аглая
Входимость: 3.
24. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 3.
25. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3.
26. Байрон Д. Г.: Каин. Акт первый
Входимость: 3.
27. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVIII
Входимость: 3.
28. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 3.
29. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
30. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 3.
31. Шаляпин
Входимость: 3.
32. * * * ("Земной, чужой душе закат!.. ")
Входимость: 3.
33. Notre-dame de la garde
Входимость: 3.
34. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XIV
Входимость: 3.
35. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 3.
36. Канун купалы
Входимость: 3.
37. Его памяти (Шаляпин)
Входимость: 3.
38. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 3.
39. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVII
Входимость: 3.
40. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт второй
Входимость: 3.
41. Сосны
Входимость: 3.
42. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 3.
43. Морфей
Входимость: 2.
44. Наш поэт (Иван Савин)
Входимость: 2.
45. Гиппиус З. Н.: Тайна зеркала
Входимость: 2.
46. Михайлова М. В.: "Господин из Сан-Франциско" - судьба мира и цивилизации
Входимость: 2.
47. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XI
Входимость: 2.
48. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 2.
49. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 2.
50. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 14. Размер: 87кб.
Часть текста: воспитание, уклад жизни и, конечно, склонности души Бунина объясняют такое впечатление. Он принадлежал к старинному, но обедневшему, затем совсем обнищавшему дворянскому роду. Детство и юность будущего писателя прошли на хуторе Бутырки, а после смерти бабушки — в поместье Озерки Елецкого уезда. Родные и близкие окружали мальчика вниманием и любовью. Отец — Алексей Николаевич Бунин — натура яркая, стихийная, увлекающаяся, был прекрасным рассказчиком. Самоотверженная, нежная мать — Людмила Александровна — открыла сыну богатства русского фольклора и языка. Дворовые крестьяне познакомили с местными песнями. Первый учитель, эрудированный, наделенный художественными способностями, пробудил воображение и тяготение к творчеству. Особую роль в образовании мальчика сыграл его старший брат Юлий. Высланный за участие в народническом движении на родину, он дал младшему «начатки психологии, философии, общественных наук» и прежде всего понимание русской словесности. Занятия с Юлием Алексеевичем по существу заменили гимназию, которую Бунин покинул, проучившись в Ельце несколько лет. Вплоть до отъезда в эмиграцию (1920) Юлий был для него самым близким другом и наставником. В атмосфере всеобщей заботы, в слиянии с природой формировалась личность будущего писателя. «... В глубочайшей полевой тишине,- писал он позже,- летом среди хлебов, подступивших к самым нашим порогам, а зимой среди сугробов и прошло все мое детство, полное поэзии, печальной и своеобразной». Печали действительно были. Навсегда запомнились Бунину слезы матери и странное поведение...
2. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 11. Размер: 95кб.
Часть текста: и явлений: поэтом ли "перепевших созвучий", или "поэтом "прекрасной дамы"", поэтом "половых извращений", или "поэтом города". 1 За Валерием Брюсовым утвердилась в настоящее время в русской литературе слава поэта города. Мне хочется проверить, по справедливости ли Брюсов заслужил эту тяжелую деревянную колодку, в которой критики хотят замкнуть его руки и шею. Город, действительно, неотвязно занимает мысли Брюсова, и половина всего, что он написал, так или иначе касается города. Но для того чтобы иметь право называться поэтом того или иного, надо глубоко любить и творчески воссоздавать это в слове. Никак нельзя назвать, например, Иоанна Крестителя поэтом Ирода, а Виктора Гюго поэтом Наполеона Третьего. 2 Отношение Валерия Брюсова к городу при первом взгляде очень сложно и противоречиво. Он то страстно призывает его: "Гряди могущ и неведом - быть мне путем к победам!". 3 То призывает варваров на разрушение его и восклицает: "Как будет весело дробить останки статуй и складывать костры из бесконечных книг!". 4 Попытаюсь последовательно выяснить отношение его к городу прошлого, к городу современному ...
3. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 7. Размер: 46кб.
Часть текста: Ты увидишь За тесной гранью маленького мира, Где ты рожден, несметные миры, И я не обреку тебя на муки За страхи и сомненья. Будет день - И человек, несомый водной хлябью, Другому скажет: _веруй_ и _гряди_ - И тот пойдет по хляби невредимо. Я веры, как условия спасенья, Не требую. Лети со мной, как равный, Над бездною пространства, - я открою Тебе живую летопись миров Прошедших, настоящих и грядущих. Каин О бог иль бес - кто б ни был ты: что это? Ужель земля? Люцифер Ты не узнал земли? Той персти, из которой ты был создан? Каин Как! Этот круг, синеющий в эфире Вблизи кружка, похожего на то, Что ночью освещает нашу землю, И есть наш рай? А где же стены рая? И те, что стерегут их? Люцифер Покажи Мне место рая. Каин Это невозможно! Чем дальше мы уносимся вперед, Тем круг земли становится все меньше И, уменьшаясь, светится вдали Все ярче серебристым звездным светом. Мы с быстротою солнечных лучей Летим вперед, и он уж начинает Теряться средь бесчисленного сонма Окрестных звезд. Люцифер Но что бы ты подумал, Когда б узнал, что есть миры громадней, Чем мир земной, что есть созданья выше, Чем человек, что их число несметно, Что все они на смерть обречены И все живут, все страждут? Каин Я б гордился Своим умом, постигнувшим все это. Люцифер А если дух твой скован от рожденья Тяжелой, грубой плотью, если он, Столь гордый тем, что знает, жаждет новых, Все новых, высших знаний, а меж тем Не победит ничтожнейших, грубейших, Мерзейших нужд и высшею отрадой Считает только сладостный и грязный, Без меры истомляющий обман, Влекущий к созиданию лишь новых Несметных душ, несметных тел, с рожденья Приговоренных к смерти? Каин Дух! я знаю О смерти только то, что смерть ужасна, Что смерть - наш ...
4. Кошемчук Т. А.: О новозаветной перспективе ветхозаветной темы в историософии И. А. Бунина
Входимость: 7. Размер: 25кб.
Часть текста: христианской системы ценностей, но и опыт мыслителя, историософа и отчасти богослова, открывающего значение предшествующих религиозных эпох в их связи с настоящим и через настоящее. Тема ветхозаветной духовности и стилистики в творчестве И. А. Бунина, разработанная В. А. Котельниковым, может быть продолжена и развита – акцентированием некоторых существенных ее аспектов, вплоть до выявления напряженнейших, даже трагических ее тонов, и далее сверхсмысла темы, ее исхода из мрака в свет – именно так дается в бунинской религиозной историософии. Не только чуткость к различным религиозным системам и умение проживать и воспроизводить в своем опыте их характерное звучание отличает Бунина с его глубочайшим интересом к миру Востока как колыбели собственной, христианской системы ценностей, но и опыт мыслителя, историософа и отчасти богослова, открывающего значение предшествующих религиозных эпох в их связи с настоящим и через настоящее. Уникальность Бунина-мыслителя, обращающегося к миру религии через художественное, поэтическое его преломление, определяется, прежде всего, его глубинной, корневой, врожденной, генетической связью с русской христианской традицией – этот опыт глубинной причастности становится для Бунина предметом осмысления. С другой стороны, не традиция как таковая в центре его духовной жизни, не ее проживание или осмысление на философских путях определяет его религиозность. Но, скорее, опыт собственного, индивидуального, даже субъективного и поэтического проникновения в мир религиозных систем и собственной традиции. Именно собственное «я», «я» художника...
5. Ночь
Входимость: 7. Размер: 25кб.
Часть текста: чем я думаю? «Решился я испытать разумом все, что делается под солнцем; но это тяжелое занятие дал бог сынам человеческим, чтобы они мучили себя... Бог сотворил людей разумно, но, увы, люди пустились в большую затейливость». И Екклезиаст отечески советует: «Не будь слишком правдив и не умствуй слишком». Но я все «умствую». Я «слишком правдив». О чем я думаю? Когда я спросил себя об этом, я хотел вспомнить, о чем именно я думал, и тотчас же подумал о своем думанье и о том, что это думанье есть, кажется, самое удивительное, самое непостижимое - и самое роковое в моей жизни. О чем думал я, что было во мне? Какие-то мысли (или подобие мыслей) об окружающем и желание зачем-то запомнить, сохранить, удержать в себе это окружающее... Что еще? Еще чувство великого счастья от этого великого покоя, великой гармонии ночи, рядом же с этим чувство какой-то тоски и какой-то корысти. Откуда тоска? Из тайного чувства, что только во мне одном нет покоя - вечное тайное томление! - и нет бездумности. Откуда корысть? Из жажды как-то использовать это счастье и даже эту самую тоску и жажду, что-то создать из них... Но и тут тоска, Екклезиаст: «В будущие дни все будет забыто. Нет памяти о прежних людях. И любовь их и ненависть, и ревность давно исчезли, и уже нет им участия ни в чем, что делается под солнцем». О чем я думал? Но не важно, о чем именно думал и - важно мое думанье, действие совершенно для меня непостижимое, а еще важнее и непостижимее - мое думанье об этом думанье и о том, что «я...

© 2000- NIV