Cлово "ГРУСТНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГРУСТНО, ГРУСТНОЕ, ГРУСТНА, ГРУСТНАЯ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 15.
2. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 15.
3. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 10.
4. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 10.
5. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 8.
6. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 8.
7. Галина Кузнецова: "Грасская Лаура" или жизнь вечно ведомой
Входимость: 7.
8. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 6.
9. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 6.
10. Неизвестный друг
Входимость: 6.
11. Устами Буниных. 1932 г.
Входимость: 6.
12. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 6.
13. Бунин И. А. - Лопатиной Е. М., 11 апреля 1898 г.
Входимость: 6.
14. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 6.
15. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 5.
16. Суходол
Входимость: 5.
17. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 5.
18. Жизнь Арсеньева
Входимость: 5.
19. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 5.
20. Под серпом и молотом
Входимость: 5.
21. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 5.
22. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 5.
23. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава II
Входимость: 5.
24. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 5.
25. Устами Буниных. 1931 г.
Входимость: 4.
26. Дневники Бунина (1942)
Входимость: 4.
27. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 4.
28. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 4.
29. Митина любовь
Входимость: 4.
30. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 4.
31. Без роду-племени
Входимость: 4.
32. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 4.
33. Дневники Бунина (1923-1932)
Входимость: 4.
34. Антоновские яблоки
Входимость: 4.
35. Деревня (часть 2)
Входимость: 4.
36. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 4.
37. Деревня (часть 3)
Входимость: 4.
38. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 4.
39. Дело корнета Елагина
Входимость: 4.
40. В поле
Входимость: 4.
41. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
42. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 17 января 1891 г.
Входимость: 3.
43. Князь во князьях
Входимость: 3.
44. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 3.
45. Цифры
Входимость: 3.
46. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 3.
47. В степи
Входимость: 3.
48. Ида
Входимость: 3.
49. Бунин И. А. - Буниной (Цакни) А. Н., 31 декабря 1898 г.
Входимость: 3.
50. Кузнецова Г. Н. - Зурову Л. Ф., 30 апреля 1929 г.
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 15. Размер: 204кб.
Часть текста: с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью соединения во что-то одно этого чахоточного с живой, хорошенькой женщиной, вдруг...
2. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 15. Размер: 111кб.
Часть текста: поэзию забытых больших дорог, отходящую в преданье русскую старину. Большие дороги отживали свой век. Отживала и Чернавская. Ее прежние колеи зарастали травой, старые ветлы, местами еще стоявшие справа и слева вдоль ее просторного и пустынного полотнища, вид имели одинокий и грустный. Помню одну особенно, ее дуплистый и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто...
3. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 10. Размер: 95кб.
Часть текста: собирался бросать, - срок его поднадзорности кончился; оставался один я; но шел и мой черед. И все таки, как водится, никто из нас (кроме, конечно, матери) ничего не додумывал, я тем более. II Опять, еще раз была весна. И опять казалась она мне такой, каких еще не было, началом чего-то совсем не похожего на все мое прошлое. Во всяком выздоровлении бывает некое особенное утро, когда, проснувшись, чувствуешь наконец уже полностью ту простоту, будничность, которая и есть здоровье, возвратившееся обычное состояние, хотя и отличающееся от того, что было до болезни, какою-то новой опытностью, умудренностью. Так проснулся и я однажды в тихое и солнечное майское утро в своей угловой комнате, окна которой я, по молодости, не имел надобности завешивать. Я откинул одеяло, чувствуя спокойное довольство всех своих молодых сил и все то здоровое, молодое тепло, которым нагрел я за ночь постель и себя самого. В окна светило солнце, от верхних цветных стекол на полу горели синие и рубиновые пятна. Я поднял нижние рамы - утро было уже похоже на летнее, со всей мирной простотой, присущей лету, его утреннему мягкому и чистому воздуху, запахам солнечного сада со всеми его травами, цветами, бабочками. Я умылся, оделся и стал молиться на образа, висевшие в южном углу комнаты и всегда вызывавшие во мне своей арсеньевской стариной что-то обнадеживающее, покорное непреложному и бесконечному течению земных дней. На балконе пили чай и разговаривали. Был опять брат Николай, - он часто приходил к нам по утрам. И он говорил - очевидно, обо мне: - Да что ж тут думать? Конечно, надо служить, поступить куда-нибудь на место... Думаю, что Георгию все таки удастся устроить его где-нибудь, когда он сам как-нибудь устроится... И эти слова еще более умиротворяли меня. "Ну, что ж, служить так служить. А потом, все это еще так не скоро. Георгий уедет не раньше осени, а до осени еще целая вечность..." Какие далекие дни! Я теперь уже с усилием чувствую их своими собственными при всей той...
4. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 10. Размер: 90кб.
Часть текста: улице". "Тогда мне казалось, да и теперь иногда кажется, что я что-то помню из жизни в Воронеже, где я родился и существовал три года. Но все это вольные выдумки, желание хоть что-нибудь найти в пустоте памяти о том времени. Довольно живо вижу одно, нечто красивое: я прячусь за портьеру в дверях гостиной и тайком смотрю на нашу мать на диване, а в кресле перед ней на военного: мать очень красива, в шелковом с приподнятым расходящимся в стороны воротником платье с небольшим декольте на груди, а военный в кресле одет сложно и блестяще, с густыми эполетами, с орденами, - мой крестный отец, генерал Сипягин". "Еще вспоминается, а, может быть, это мне и рассказывала мать, что я иногда, когда она сидела с гостями, вызывал ее, маня пальчиком, чтобы она дала мне грудь, - она очень долго кормила меня, не в пример другим детям". Мать его, Людмила Александровна, всегда говорила мне, что "Ваня с самого рождения отличался от остальных детей", что она всегда знала, что он будет "особенный", "ни у кого нет такой тонкой души, как у него" и "никто меня так не любит, как он..." "В Воронеже он, моложе двух лет", - вспоминала она со счастливой улыбкой, - "ходил в соседний магазин за конфеткой. Его крестный, генерал Сипягин, уверял, что он будет большим человеком... генералом!" В Воронеже Бунины поселились за три года ...
5. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 8. Размер: 58кб.
Часть текста: хвастовство всяческим счастьем и трудолюбием "Советского Союза" и танцулька без конца. Позавчера речь Рузвельта, необыкновенно решительная [...] Нынче в газетах вчерашнее новогоднее послание Гитлера: "Провидение за нас... накажем преступников, вызвавших и длящих войну... поразим в 41-м году весь мир нашими победами..." Небольшой мистраль. Красота гор над Ниццей. 3. I. 41. С утра дождь и туман. После завтрака проглядывало солнце. К вечеру белые туманы в проходах Эстереля, море серо-свинцового тумана в долинах и горах в сторону Марселя. Перечитывал "Петра" А. Толстого вчера на ночь. Очень талантлив! 6. I. 41. Понедельник. Дождь, сыро, серо, холодно, опять сижу при огне - "фонарь" с закрытыми ставнями, задернутой занавеской и ширмами. [...] Англо-немецкая война все в том же положении - бьют друг друга, как каждый день всю осень. Осточертело читать и слушать все одно и то же. Японский м. внутр. дел произнес речь на весь мир - "41 год будет самый трагический для человечества, если продолжится война и не будет возможности для Яп., Ит. и Германии организовать новый мир ко всеобщему благополучию". Последнее особенно замечательно. [...] 21. I. 41. Были по всей Европе страшные холода, снега. У нас тоже. Холод в доме ужасный, топить вволю нельзя, нечем: запасы наши угля и дров на исходе, дальше будут давать только 100...

© 2000- NIV