Cлово "ГОРНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОРНЫХ, ГОРНОЙ, ГОРНОГО, ГОРНЫМ

1. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18,19 (5, 6) ноября 1900 г.
Входимость: 7.
2. Город царя царей
Входимость: 5.
3. Святые горы
Входимость: 5.
4. Маленький роман
Входимость: 5.
5. Храм Солнца
Входимость: 4.
6. Стихи
Входимость: 4.
7. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 4.
8. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 3.
9. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 3.
10. В горной долине
Входимость: 3.
11. В стране пращуров
Входимость: 3.
12. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт второй
Входимость: 3.
13. Бунин И. А. - Кашкиной С. Н., 21 января 1896 г.
Входимость: 2.
14. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 2.
15. Ущелье
Входимость: 2.
16. * * * ("Теплой ночью, горною тропинкой")
Входимость: 2.
17. Бунин И. А. - Брюсову В. Я., 18 (5) ноября 1900 г.
Входимость: 2.
18. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 2.
19. Горный путь к морю
Входимость: 2.
20. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 2.
21. Генрих
Входимость: 2.
22. Тишина
Входимость: 2.
23. Дневники Бунина (1923-1932)
Входимость: 2.
24. В Альпах
Входимость: 1.
25. Дия
Входимость: 1.
26. * * * ("На поднебесном утесе, где бури")
Входимость: 1.
27. Сон (Из книги пророка Даниила)
Входимость: 1.
28. Аглая
Входимость: 1.
29. Песнь о Гайавате. Письмена
Входимость: 1.
30. Горный лес
Входимость: 1.
31. Гробница Сафии
Входимость: 1.
32. Послушник
Входимость: 1.
33. Гиппиус З. Н.: Тайна зеркала
Входимость: 1.
34. Геннисарет
Входимость: 1.
35. * * * ("На Альпы к сумеркам нисходят облака")
Входимость: 1.
36. Храм солнца
Входимость: 1.
37. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 1.
38. Маяковский
Входимость: 1.
39. * * * ("Не слыхать еще тяжкого грома за лесом")
Входимость: 1.
40. Молодость и старость
Входимость: 1.
41. Михайлова М. В.: "Господин из Сан-Франциско" - судьба мира и цивилизации
Входимость: 1.
42. Вдовец
Входимость: 1.
43. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 1.
44. Безумный художник
Входимость: 1.
45. Атлант
Входимость: 1.
46. Ночлег
Входимость: 1.
47. Шеол
Входимость: 1.
48. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 1.
49. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 1.
50. Леконт де Лиль. Усопшему поэту
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18,19 (5, 6) ноября 1900 г.
Входимость: 7. Размер: 12кб.
Часть текста: Ю. А. БУНИНУ 18,19 (5, 6) ноября 1900. Риги-Кулъм   Риги-Кульм. Вечер, 18-го ноября н. ст. 1900. Милый и дорогой! Выехали из Парижа 10-го, вечером приехали в Женеву. Ночь провели в говенном снаружи и всюду, но с чистой комнатой, "отеле Солнца", вышли утром и поразились тихим, теплым утром. Из нежных туманов, скрывавших все впереди, проступали вдали горы и озеро, нежное, лазурно-зеленого цвета. Нежный туман был полон солнца, и когда туман растаял, чистый, веселый, заграничный город был очень весел и изящен. Взяли лодку, купили сыру и вина и вдвоем, без лодочника, уехали по озеру. В час, когда еще утро, но к полудню было очень хорошо. Тишина, солнце, лазурное, заштилевшее озеро, горы и дачи. В тишине - звонкие и чистые колокола, издалека - и тишина, вечная тишина озера и гор. Думал о той тишине, которая царит в заповедном царстве Альп, где только сдержанный шум водопадов, орлы и пригревает полдень. Помнишь, как в "Манфреде". Он один. "Уж близок полдень"... Берет из водопада воды хрустальной в пригоршни и бросает в воздух. В радуге водопада появляется Дева гор или, кажется, Земля... и т. д. 1 Потом возвратились на набережную. Что за погода, как дачи и пожелтевшие и покрасневшие платаны на ясном, чистом, лазурном, южно-осеннем небе рисовались. А вдали налито озеро необыкновенного, мне кажется, итальянского цвета. Сели на электрическую конку и уехали за город. А там пошли среди дач - редких - к горам. Совсем лето. В деревне Верье закусили и пошли на гору "Sleve". Она такая Тут в седле рисунок (х) отели и деревня. Все просто, хорошо, по-швейцарски. Выпили кофе и коньяку - дешево. Вышли - ...
2. Город царя царей
Входимость: 5. Размер: 19кб.
Часть текста: в одно из самых глухих цейлонских селений и поражающая пилигрима только чудовищными останками былой славы, насчитывает более двух с половиной тысяч лет своего существования, из которых целых две тысячи она процветала на диво всему древнему Востоку, по размерам почти равняясь современному нам Парижу, золотом и мрамором зданий не уступая Риму, а своими дагобами, воздвигнутыми для хранения священных буддийских реликвий, превосходя пирамиды Египта. Создатель одарил Цейлон всем, что только есть на земле ценного и прекрасного. Создатель сделал его раем, местом сотворения человека, и отдал Адаму в полное владение лишь с одним запретом: не стремиться ни мечтой, ни зрением за пределы рая. Но, искушаемый жаждой далекого и неведомого, жаждой «знать и иметь», с восторгом и корыстью созерцал Адам в час утренний, с высочайшей горы рая, царства и моря, в солнечно-голубых туманах лежавшие окрест, - и преступил запрет, ушел с Евой в Индию, мостом нагромоздив ряд скал в проливе между Индией и райским островом. Авель, не пожелавший противиться божьему запрету, остался в раю. Каин последовал за родителями. Но всюду и непрестанно томила его тоска по оставленному раю, и вот,...
3. Святые горы
Входимость: 5. Размер: 13кб.
Часть текста: рисовалась на горизонте гряда меловых гор. Темнея пятнами лесов, как старинное, тусклое серебро чернью, она тонула в утреннем тумане. Ветер дул мне навстречу, холодил лицо, рукава, степь увлекала, завладевала душой, наполняла ее чувством радости, свежести. За курганом блеснула круглая ложбина, налитая весенней водой. Я свернул к ней на отдых. Есть что-то чистое и веселое в этих полевых апрельских болотцах; над ними вьются звонкоголосые чибисы, серенькие трясогузки щеголевато и легко перебегают по их бережкам и оставляют на иле свои тонкие, звездообразные следы, а в мелкой, прозрачной воде их отражается ясная лазурь и белые облака весеннего неба. Курган был дикий, еще ни разу не тронутый плугом. Он расплывался на два холма и, словно поблекшей скатертью из мутно-зеленого бархата, был покрыт прошлогодней травой. Седой ковыль тихо покачивался на его склонах - жалкие остатки ковыля. «Время его, подумал я, - навсегда проходит; в вековом забытьи он только смутно вспоминает теперь далекое былое, прежние стони и прежних людей, души которых были роднее и ближе; ему, лучше нас умели понимать его шепот, полный от века задумчивости пустыни, так много говорящей без слов о ничтожестве земного существования». Отдыхая, я долго лежал на кургане. С полей...
4. Маленький роман
Входимость: 5. Размер: 18кб.
Часть текста: станции. Она кого-то ждала и была рассеянна. Поезд пришел и затопил платформу народом. Пахло лесом после дождя, каменным углем. Знакомых было так много, что мы едва успевали раскланиваться. Но того, кого она тревожно искала глазами, не было. Поезд тронулся, и она остановилась, глядя широко раскрытыми синими глазами на мелькающие вдоль платформы вагоны. В окнах, на площадках - всюду были лица, лица. Но того лица, что было нужно, не было. Наконец стена вагонов оборвалась, мелькнул задний буфер, поезд стал уменьшаться, сокращаться в пролете между зелеными лесами. На опустевшей платформе тонко блестели длинные полоски дождевой воды, голубой от неба. Платформа была в тени, - солнце скрылось за ее навесом, сзади нас, но дачи в лесу, напротив, были еще озарены и весело горели стеклами. Где-то страстно и отчаянно, в нос, заливался граммофон; где-то щелкали шары крокета и раздавались мальчишеские крики... Даже не взглянув на меня, она коротко сказала: «Пройдемтесь немного», - и я пошел. За станцией в глаза ударило яркое вечернее солнце, но дальше стоял тенистый лес. И мы долго шли его прохладной просекой, но корням и утоптанным, упругим тропинкам, возле грязной дороги, среди зеленых лимов, осин и густого орешника, задевавшего нас бархатистой листвой. Она шла впереди, и я глядел на ее юбку, подолом которой она обвила себе ноги, на клетчатую кофточку, на тяжелый узел ее кос. Она ловко выбирала места посуше, наклоняясь от веток. - О чем вы думаете? - спросила она раз, не оборачиваясь. - О ваших ботинках, - сказал я. - О том, что они не на французских каблуках. Не верю...
5. Храм Солнца
Входимость: 4. Размер: 21кб.
Часть текста: отмели бухты - и необозримая синь моря. Скоро все это скрылось - и снова развернулось еще шире... Все мельче, тесней становились точки, все игрушечной - бухта и все величавей - море. Море росло, поднималось синей туманностью к светлому небу. А небо было несказанно огромно. Под Джамхуром паровик стал на подъеме к котловине, повернувшись к Бейруту, - и за горами направо я вдруг близко увидал серебряную с чернью громаду Саннина. Пахло снегом, но серая каменная стена маленькой станции вся была в цветущей, ярко-пунцовой герани. Потом паровик звонко, по-горному крикнул - и опять застучал коротким дыханием в кручу. И опять открылась головокружительная панорама с далеким Бейрутом на дне. Зыбко зияли глубокие ущелья с одной стороны, торжественно возрастал Саннин с другой... А за Арайей подъем пошел еще круче. Стало просторно и голо, прохладно и облачно. Дымом сползали облака по скатам. Миновавши Алэй, мы опять повернули к востоку. Был туннель. Налево открылась долина Хамана, за ней - горы в сплошных темно-зеленых борах... За Софаром мы опять окунулись в тьму, дым и грохот, а когда выскочили, о, как дико и вольно стало кругом! Из-за голых вершин глянул Джебель-Кенэзэ весь в ярких серебряных лентах, четко, одиноко засиял в этой ясной, прохладной пустыне. Приближался перевал, паровик выбивался из сил, одолевая последний подъем. Из окон вагонов высовывались фески, дым падал и стлался по придорожным скалам... К полудню мы...

© 2000- NIV