Cлово "СЧАСТЛИВЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СЧАСТЛИВ, СЧАСТЛИВА, СЧАСТЛИВОЙ, СЧАСТЛИВЫ

1. Митина любовь
Входимость: 13. Размер: 116кб.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 12. Размер: 204кб.
3. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 11. Размер: 81кб.
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 11. Размер: 111кб.
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 11. Размер: 103кб.
6. Байрон Д. Г.: Каин. Акт первый
Входимость: 9. Размер: 41кб.
7. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 8. Размер: 151кб.
8. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 8. Размер: 26кб.
9. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 7. Размер: 95кб.
10. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 7. Размер: 74кб.
11. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
12. Далекое
Входимость: 6. Размер: 16кб.
13. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 6. Размер: 63кб.
14. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 5. Размер: 90кб.
15. Легкое дыхание
Входимость: 5. Размер: 12кб.
16. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 5. Размер: 73кб.
17. Сны Чанга
Входимость: 5. Размер: 34кб.
18. Сын
Входимость: 5. Размер: 24кб.
19. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 5. Размер: 88кб.
20. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 4. Размер: 72кб.
21. Михайлова М. В.: "Чистый понедельник" - горькая дума о России
Входимость: 4. Размер: 21кб.
22. Письмо в редакцию. От русских матерей
Входимость: 4. Размер: 4кб.
23. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 4. Размер: 22кб.
24. Осенью
Входимость: 4. Размер: 11кб.
25. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 4. Размер: 58кб.
26. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 4. Размер: 46кб.
27. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 4. Размер: 69кб.
28. Николаев П. А.: Бунин И. А. ("Русские писатели". Биобиблиографический словарь)
Входимость: 4. Размер: 17кб.
29. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
30. Неизвестный друг
Входимость: 4. Размер: 18кб.
31. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVII
Входимость: 4. Размер: 21кб.
32. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 4. Размер: 52кб.
33. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 4. Размер: 69кб.
34. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 4. Размер: 92кб.
35. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 4. Размер: 42кб.
36. Устами Буниных. 1949 - 1953 гг.
Входимость: 4. Размер: 30кб.
37. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 53кб.
38. Апрель
Входимость: 3. Размер: 22кб.
39. Натали
Входимость: 3. Размер: 60кб.
40. Суходол
Входимость: 3. Размер: 114кб.
41. Воды многие
Входимость: 3. Размер: 50кб.
42. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 3. Размер: 87кб.
43. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 3. Размер: 47кб.
44. Стихи
Входимость: 3. Размер: 55кб.
45. При дороге
Входимость: 3. Размер: 51кб.
46. Игнат
Входимость: 3. Размер: 57кб.
47. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 3. Размер: 70кб.
48. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3. Размер: 68кб.
49. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 3. Размер: 57кб.
50. Таня
Входимость: 3. Размер: 35кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Митина любовь
Входимость: 13. Размер: 116кб.
Часть текста: по крайней мере, казалось ему. Они с Катей шли в двенадцатом часу утра вверх по Тверскому бульвару. Зима внезапно уступила весне, на солнце было почти жарко. Как будто правда прилетели жаворонки и принесли с собой тепло, радость. Все было мокро, все таяло, с домов капали капели, дворники скалывали лед с тротуаров, сбрасывали липкий снег с крыш, всюду было многолюдно, оживленно. Высокие облака расходились тонким белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 12. Размер: 204кб.
Часть текста: И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью соединения во что-то одно этого чахоточного с живой, хорошенькой женщиной, вдруг назвавшей его своим мужем. Потом она опять села за работу, Лика нарядилась, сказала нам, - тем своим...
3. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 11. Размер: 81кб.
Часть текста: Я проснулся с резким чувством того, что развязка наконец настала, и был немало удивлен, увидя, что брат, спавший со мной в кабинете покойного, равнодушно курит, сидя в одном белье на диване, с которого до полу сползла смятая простыня, меж тем как по коридору за дверью уже поспешно ходили, слышались голоса, какие-то короткие вопросы и такие же ответы. Вошла Марья Петровна, старшая горничная, внесла поднос с чаем, молча поклонилась, не глядя на нас, и, поставив поднос на письменный стол, озабоченно вышла. Я, дрожащими руками, стал одеваться. В кабинете, оклеенном старенькими золотистыми обоями, было все просто, буднично и даже весело, плавал, говоря о нашей мужской утренней жизни, пахучий папиросный дым. Брат курил и рассеянно посматривал на те самые кавказские туфли Писарева, в которых я видел его, во всей его бодрой цыганской красоте, две недели тому назад, и которые мирно стояли теперь под письменным столом. Я тоже взглянул на них: да, его уже нет, а вот туфли все стоят и могут простоять еще хоть сто лет! И где он теперь и где будет до скончания веков? И неужели это правда, что он уже встретился где-то там со всеми нашими давным-давно умершими, сказочными бабушками и дедушками, и кто он такой теперь? Неужто это он - то ужасное, что лежит в зале на столах, в этих вкось расходящихся краях гробового ящика, противоестественно озаряемое среди бела дня тупым огнем до коротких обрубков догоревших свечей, густо закапавших и просаливших зубчатую бумагу, окружающую их на высоких серебряных ставниках, - он, который всего позавчера, вот в такое же утро, входил с только что расчесанной, еще свежей после умыванья черной бородой к жене в соседнюю комнату, на полу которой через полчаса после того уже обмывали его голое, еще почти живое, податливо и бессильно падающее куда угодно тело? И все таки это он, подумал я, и это нынче, вот сейчас, произойдет с ним то последнее, церковное, с чем он ни в малейшей мере не имел ничего общего при жизни, то самое...
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 11. Размер: 111кб.
Часть текста: справа и слева вдоль ее просторного и пустынного полотнища, вид имели одинокий и грустный. Помню одну особенно, ее дуплистый и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату...
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 11. Размер: 103кб.
Часть текста: острове, я бы даже и о самом существовании смерти не подозревал. "Вот было бы счастье !" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном пути Отца всякой жизни", переходящего от смертных родителей к смертным чадам их - жизнью бессмертной, "непрерывной", веру в то, что это волей Агни заповедано блюсти чистоту, непрерывность крови, породы, дабы не был "осквернен", то есть прерван этот "путь", и что с каждым рождением должна все более очищаться кровь рождающихся и возрастать их родство, близость с ним,...

© 2000- NIV