Cлово "СЛАБЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СЛАБО, СЛАБА, СЛАБОГО, СЛАБЫЕ, СЛАБУЮ

1. Древний человек
Входимость: 8.
2. Братья
Входимость: 8.
3. Худая трава (Оброк)
Входимость: 7.
4. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 6.
5. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 6.
6. Веселый двор
Входимость: 6.
7. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 6.
8. Игнат
Входимость: 6.
9. Белая лошадь
Входимость: 6.
10. Суходол
Входимость: 5.
11. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 5.
12. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 5.
13. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 5.
14. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 5.
15. Устами Буниных. 1949 - 1953 гг.
Входимость: 5.
16. У истока дней
Входимость: 4.
17. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 4.
18. На чужой стороне
Входимость: 4.
19. Деревня (часть 3)
Входимость: 4.
20. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 4.
21. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 4.
22. Клаша
Входимость: 3.
23. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3.
24. Деревня (часть 2)
Входимость: 3.
25. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 3.
26. * * * ("Качка слабых мучит и пьянит... ")
Входимость: 3.
27. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
28. Учитель
Входимость: 3.
29. Чаша жизни
Входимость: 3.
30. Логинова-Муравьева Т.: Воспоминания
Входимость: 3.
31. Дневники Бунина (1943)
Входимость: 3.
32. Мелитон
Входимость: 3.
33. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 3.
34. Святые горы
Входимость: 3.
35. Деревня (часть 1)
Входимость: 3.
36. Сны Чанга
Входимость: 3.
37. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 3.
38. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 3.
39. В ночном море
Входимость: 3.
40. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 3.
41. Степа
Входимость: 2.
42. Устами Буниных. 1931 г.
Входимость: 2.
43. Красный генерал
Входимость: 2.
44. Чехов
Входимость: 2.
45. Бунин И. А. - Суворину А. С., Середина ноября 1895 г.
Входимость: 2.
46. Аз (Зелюк О. Г.): Наши беседы. У академика И. А. Бунина
Входимость: 2.
47. Горький о большевиках
Входимость: 2.
48. Сверчок
Входимость: 2.
49. Стропила
Входимость: 2.
50. Кастрюк
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Древний человек
Входимость: 8. Размер: 18кб.
Часть текста: задумывающийся по самому малейшему поводу, медленно поднимается на пологую гору, прогоном через усадьбу князей Козельских. Заложив одну руку за широкий пояс, которым подпоясана его длинная чесучовая рубаха, а другой пощипывая кончики редких белесых усов, учитель горбит свой истяжной стан и щурит зоркие зеленоватые глаза. Направо - большой сад за соломенным валом; налево - старая кузня, развалины псарни, пустые сушилки из розовых кирпичей, а между ними - проезд на бесконечное и тоже пустое гумно. В саду, уже поредевшем, тишина, косой солнечный блеск; кое-где золотится паутина; спокойно лежат пятна теней под яблонями; порой с коротким стуком падает в шелковистую, сухую траву спелое яблоко. Дерновая вогнутая крыша кузни вся в наростах мха, бархатно-изумрудных, с коричневым отливом. Раскрытые сушилки тяжелы, грубы, очертаниями своими говорят о чем-то давнишнем. И все это, - мох на кузне, псарня, заросшая лопухами, голые стропила над розовыми стенами, - все так чудесно на ясном голубом небе среди белых круглых облаков. На огромном пустыре гумна воробьи ливнем пересыпаются с одной крапивной чащи на другую. За этими чащами поднимается порозовевший осинник... Учитель идет к Соловьевым, еще раз хочет повидаться с их дедом Таганком. Древен он, как говорят в Козельщине: ему сто восемь, он знаменитость. За усадьбой учитель поворачивает налево, в ту широкую улицу, что пролегает между валом гумна и старыми избами бывших княжеских крепостных. Конец ее как бы упирается в небосклон – чуть зеленоватый, сентябрьский. Сентябрь и в верхушках лозин, кое-где растущих перед избами и сквозящих мелкой, желтеющей листвой на белых облаках и лазури; сентябрь в золотистом солнечном свете и прозрачной тени, падающей от изб на улицу, на водовозки прикрытые пегими попонами и армяками... Учитель идет и косится на избы, на их...
2. Братья
Входимость: 8. Размер: 52кб.
Часть текста: криком и в теплой прозрачной воде каменистого прибрежья... Казалось бы, зачем им, этим лесным людям, прямым наследникам земли прародителей, как и теперь еще называют Цейлон, зачем им города, центы, рупии? Разве не всё дают им лес, океан, солнце? Однако, входя в лета, одни из них торгуют, другие работают на рисовых и чайных плантациях, третьи - на севере острова - ловят жемчуг, спускаясь на дно океана и поднимаясь оттуда с кровавыми глазами, четвертые заменяют лошадей, - возят европейцев по городам и окрестностям их, по темно-красным тропинкам, осененным громадными сводами лесной зелени, по тому «кабуку», из которого и был создан Адам: лошади плохо переносят цейлонский зной, всякий богатый резидент, который держит лошадь, отправляет ее на лето в горы, в Кэнди, в Нурилью. На левую руку рикши, между плечом и локтем, англичане, нынешние хозяева острова, надевают бляху с номером. Есть простые номера, есть особенные. Старику- сингалезу, рикше, жившему в одной из лесных хижин под Коломбо, достался особенный, седьмой...
3. Худая трава (Оброк)
Входимость: 7. Размер: 41кб.
Часть текста: нескладностью, с лаптями и полушубком, никогда не сходившим с плеч, странно сочеталось благообразие: небольшая, лысеющая со лба, в длинных, легких волосах голова, изможденное лицо с тонким, сухим носом, жидко-голубые глаза и узкая седеющая борода, не скрывающая сухой челюсти. Все, над чем смеялись за обедом, казалось ему ненужным, несмешным. Но неприязни на его лице не было. Ел он неспешно, кладя ложку, с детства привыкнув совершать трапезу, как молитву, ибо эта трапеза всю жизнь была для него венцом трудового дня, среди вечных опасений за будущий день, хотя всю жизнь и говорил он привычное: - Бог даст день, бог даст пищу... Мысли его туманились. Костлявые выступы скул, обтянутые тонкой серой кожей, розовели. Думы не принимала пищи. Но оп ел пристально: и потому, что уж так полагается в праздник, и потому, что еда могла, как думал он, помочь ему, и потому, что жалко было не есть: вот он заболел, с места, должно, сойдет, дома же не только сладких харчей, а может, и хлеба не будет. Подали на деревянном круге круто посоленную жирную баранину. Аверкий вспомнил, как служил он когда-то зиму в городе. Подумав, он осторожно взял кусок своими тонкими пальцами и бледно усмехнулся. - Люблю горчицу, а где я ее могу взять? - сказал он застенчиво, не глядя ни на кого. От баранины стало нехорошо; но он досидел-таки до конца стола. Когда же работники, дохлебав до последней капли огромную чашку голубого молока и самодовольно икая, стали подниматься и закуривать, смешивая запах махорки с запахом еды и свежих ситников, Аверкий осторожно надел свою большую шапку, - в пеньковом дне ее всегда была иголка, обмотанная ниткой, - и вышел на порог сенец, постоял среди голодных собак, жадно смотревших ему в глаза, точно знавших, что его тошнит. Погода портилась. Стало сумрачно, похоже на будничное...
4. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 6. Размер: 58кб.
Часть текста: солнце. К вечеру белые туманы в проходах Эстереля, море серо-свинцового тумана в долинах и горах в сторону Марселя. Перечитывал "Петра" А. Толстого вчера на ночь. Очень талантлив! 6. I. 41. Понедельник. Дождь, сыро, серо, холодно, опять сижу при огне - "фонарь" с закрытыми ставнями, задернутой занавеской и ширмами. [...] Англо-немецкая война все в том же положении - бьют друг друга, как каждый день всю осень. Осточертело читать и слушать все одно и то же. Японский м. внутр. дел произнес речь на весь мир - "41 год будет самый трагический для человечества, если продолжится война и не будет возможности для Яп., Ит. и Германии организовать новый мир ко всеобщему благополучию". Последнее особенно замечательно. [...] 21. I. 41. Были по всей Европе страшные холода, снега. У нас тоже. Холод в доме ужасный, топить вволю нельзя, нечем: запасы наши угля и дров на исходе, дальше будут давать только 100 кило в месяц- насмешка! Все время ищем что купить! Но нечего! Находим кое-где скверный, сморщенный горох (и торговец и мы врем - "для...
5. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 6. Размер: 151кб.
Часть текста: der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе поэтических опытов и дарований и составлять оценки отдельных deorum majorum et minorum современного российского Парнаса 46 . C'est tout. Только такая - "безличная" история литературы имеет, по нашему мнению, право на существование.  I Набрасывая свою поэтическую платформу (стих. "Поэт"), Надсон выдвигает, между прочим, такое требование: поэт...

© 2000- NIV