Cлово "ПЕРВЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПЕРВЫХ, ПЕРВЫЕ, ПЕРВАЯ, ПЕРВОЙ

1. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 41.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 36.
3. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 36.
4. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 29.
5. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 27.
6. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 24.
7. Митина любовь
Входимость: 23.
8. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 23.
9. Автобиографические заметки
Входимость: 21.
10. Жизнь Арсеньева
Входимость: 21.
11. Воспоминания Бунина
Входимость: 21.
12. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 20.
13. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 20.
14. Заметки (о начале литературной деятельности и современниках)
Входимость: 20.
15. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 20.
16. Суходол
Входимость: 19.
17. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 19.
18. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 19.
19. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 19.
20. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 19.
21. Первые литературные шаги
Входимость: 18.
22. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 18.
23. Аз (Зелюк О. Г.): Наши беседы. У академика И. А. Бунина
Входимость: 18.
24. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 18.
25. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 18.
26. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 17.
27. Из "Великого дурмана"
Входимость: 17.
28. «Третий Толстой»
Входимость: 17.
29. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 16.
30. Николеску Татьяна: По следам парижской командировки
Входимость: 16.
31. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 16.
32. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 16.
33. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 16.
34. Дело корнета Елагина
Входимость: 16.
35. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 16.
36. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 15.
37. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 15.
38. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 15.
39. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 15.
40. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 14.
41. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 13.
42. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 13.
43. Автобиографическая заметка
Входимость: 13.
44. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 13.
45. Деревня (часть 3)
Входимость: 13.
46. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 13.
47. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 12.
48. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 12.
49. Пересветов Н. А.: Наши беседы. У И. А. Бунина
Входимость: 12.
50. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 12.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 41. Размер: 111кб.
Часть текста: при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России, а не просто в Каменке, в таком-то уезде, в такой-то волости, и я вдруг почувствовал эту Россию, почувствовал ее прошлое и настоящее, ее дикие, страшные и все же чем-то пленяющие особенности ...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 36. Размер: 204кб.
Часть текста: В первый день в Орле я проснулся еще тем, каким был в пути, - одиноким, свободным, спокойным, чужим гостинице, городу, - ив необычный для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем...
3. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 36. Размер: 154кб.
Часть текста: Как живые, встают по прочтении этих нескольких сотен писем: Марк Александрович Алданов -- прекрасно образованный, умный, сдержанный, и горячий, остро чувствующий, резко на всё реагирующий Иван Алексеевич Бунин. 37 лет дружбы связывали этих столь различных по характеру людей. Алданов преклонялся перед талантом Ивана Алексеевича, помогал ему в устройстве практических дел, а Бунин поощрял его литературную деятельность и отвечал дружбой. Если первые письма Алданова еще сравнительно сдержанны, то понемногу они становятся теплее и задушевнее, хотя, надо сказать, что с Верой Николаевной Буниной он, видимо, всегда чувствовал себя свободнее и проще, чем с Иваном Алексеевичем. Меняется и часто шутливый в первые годы тон писем, всё больше места уделяется житейским заботам. Письма раскрывают тяжелую эмигрантскую жизнь с постоянной тревогой за будущее. Наконец, письма Алданова военного и послевоенного времени уже почти исключительно посвящены стараниям помочь в материальном отношении замученному болезнями и живущему в нужде Бунину. Тут письма принимают иногда даже несколько покровительственный тон. В письмах Алданова много внимания уделено литературной эмиграции и ее жизни. Бунин, живя подолгу на юге, бывал часто отрезан от парижской литературной среды, тогда как Алданов постоянно был тесно связан с русскими политическими и литературными центрами. В своих письмах он извещает Буниных о литературных...
4. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 29. Размер: 45кб.
Часть текста: скучных и не у могильного скульптора: тетушка была веселая, общительная, каждый вечер полно народу, вся местная богема: актеры, офицеры, дамы, самовар весь день не сходил со стола. Ваню поразили бритые, говорливые, веселые актеры; благодаря им по контрамаркам стал ходить в театр, все пересмотрел, что можно; когда приезжали навещать родители - брали обычно с собой любимую сестру Машу, - с ними тоже ходили в театр, цирк. Ване уже минуло пятнадцать, чувствовал себя взрослым, много читал, писал стихи. Влюблялся. Брат Евгений задумал жениться, выбрал дочь винокура помещиков Бехтияровых Настасью Карловну Гольдман. Винокура звали Отто Карлович Таубе, это был добрый, порядочный немец. У Насти оказалась младшая сестра Дуня , Ваня влюбился, однажды поцеловал ее, испытал ужас блаженства. " Свадьба была назначена на Ильин день в Знаменском, приходе Озерок. Пир до зари. Гостей много - и родные, и друзья, и соседи. Пели, плясали, выпили море шампанского" . Ваня надевал невесте туфельку, клал туда золотой, вез с ней в карете образ к венцу - был одним из действующих лиц. И случилось еще чудо: когда вся семья сидела на балконе за самоваром, раздался стук колес и из брички вышел брат Юлий, худой после тюрьмы, чужой, но легко еще отделался: на три года в Озерки под надзор полиции. Мать более всех была счастлива. Если правда, что Бунин жил, чтобы писать (а это несомненно), довольно взять один из его знаменитых шедевров "Суходол" - как вылилось в эту повесть все родное, родственное, потомственное. Один из прекрасных бунинских женских образов - Наталья из "Суходола" , дворовая крестьянка, но молочная сестра отца, всю жизнь прожившая в семье с барами, слившись с ними. Боже, как написан "Суходол" ! Какие слова, какие краски, люди! Жесткой, жестокой была жизнь в бывшей барской усадьбе: и любили жестоко, и убивали, и били, а всех держала...
5. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 27. Размер: 102кб.
Часть текста: Святках без Антоши, - говорила она: Чехов проводил ту зиму в Ницце. Ивана Алексеевича прельстило это приглашение: зимой в Крыму он не бывал и пожить в уютном гостеприимном доме ему, бездомному, было по душе. Вслед за Марьей Павловной и Евгенией Яковлевной он приехал в Аутку. И сразу почувствовал себя хорошо: по утрам, в погожие дни, солнце заливало его комнату; хозяйки были заботливыми, мастерицами в кулинарном искусстве, умели создавать подходящую для писателя обстановку. Антон Павлович, как это выяснилось после опубликования его писем, был доволен, что Бунин гостит у них и жалел о своем отсутствии. Евгения Яковлевна полюбила гостя и закармливала его, а с Марьей Павловной у Ивана Алексеевича возникала дружба. Они ездили в Учан-Су, Гурзуф, Су-ук-Су. Марья Павловна рассказывала о юности и молодости брата, о его неистощимом веселье и всяких забавных выдумках, о Левитане, которого она талантливо копировала, подражая его шепелявости, - он, например, вместо Маша произносил Мафа, - о его болезненной нервности, психической неустойчивости. Поведала и о том, что "ради Антоши" она отказалась выйти замуж: - Когда я сообщила ему о сделанном мне предложении, то по лицу его поняла, - хотя он и поздравил меня, - как это было ему тяжело... и я решила посвятить ему жизнь... Рассказывала и о увлечениях Антона Павловича, иногда действительных, иногда воображаемых. Он был очень скрытен и о своих сердечных делах никому вообще не говорил. Занята была Марья Павловна и продажей именьица Кучукоя Перфильевой. Вскоре по приезде в Ялту Марья Павловна в письме к брату привела только что сочиненные строки Бунина: Позабывши снег и вьюгу, Я помчалась прямо к югу, Здесь ужасно холодно, Целый день мы топим печки, Глядим с Буниным в окно И гуляем, как овечки. Последняя строчка ей не понравилась, она нашла ее "глупой". А Иван Алексеевич утверждал, что она самая лучшая... В...

© 2000- NIV