Cлово "ОТКРЫТЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТКРЫТОЕ, ОТКРЫТЫ, ОТКРЫТЫМ, ОТКРЫТ

1. Братья
Входимость: 9.
2. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 8.
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 8.
4. Митина любовь
Входимость: 7.
5. Натали
Входимость: 7.
6. Учитель
Входимость: 6.
7. Воды многие
Входимость: 6.
8. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 15 октября 1898 г.
Входимость: 5.
9. Под серпом и молотом
Входимость: 5.
10. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 5.
11. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 5.
12. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 5.
13. Странствия
Входимость: 5.
14. Из цикла "Странствия"
Входимость: 5.
15. На даче
Входимость: 5.
16. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 4.
17. Стихи
Входимость: 4.
18. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4.
19. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 4.
20. Тень птицы
Входимость: 4.
21. Из записной книжки ("Пустяк, но противный... ")
Входимость: 4.
22. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 4.
23. Деревня (часть 2)
Входимость: 4.
24. Благасова Г. М., Курбатова Ю. В.: Бунин и Паустовский - аксиологические параллели
Входимость: 3.
25. Суходол
Входимость: 3.
26. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 3.
27. В открытом море
Входимость: 3.
28. Генрих
Входимость: 3.
29. Жизнь Арсеньева
Входимость: 3.
30. При дороге
Входимость: 3.
31. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Начало февраля 1899 г.
Входимость: 3.
32. Записная книжка (о Горьком, "Опять Горький!.. ")
Входимость: 3.
33. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 3.
34. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 3)
Входимость: 3.
35. Огнь пожирающий
Входимость: 3.
36. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 3.
37. Ходоровский А.С.: У академика Ив. А. Бунина. Беседа
Входимость: 3.
38. Без роду-племени
Входимость: 3.
39. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 3.
40. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 3.
41. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 3.
42. Музеи
Входимость: 3.
43. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 3.
44. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 3.
45. Дневники Бунина (1919)
Входимость: 3.
46. Месть
Входимость: 3.
47. Василевский Л. М.: Среди писателей
Входимость: 2.
48. Грамматика любви
Входимость: 2.
49. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2.
50. Окаянные дни
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Братья
Входимость: 9. Размер: 52кб.
Часть текста: разбросаны сингалезские хижины, такие низенькие по сравнению с окружающим их тропическим лесом. Справа, среди высоких и тонких, в разные стороны и причудливо изогнутых темно-кольчатых стволов, стелются глубокие шелковистые пески, блещет золотое, жаркое зеркало водной глади и стоят на ней грубые паруса первобытных пирог, утлых сигароподобных дубков. На песках, в райской наготе, валяются кофейные тела черноволосых подростков. Много этих тел плещется со смехом, криком и в теплой прозрачной воде каменистого прибрежья... Казалось бы, зачем им, этим лесным людям, прямым наследникам земли прародителей, как и теперь еще называют Цейлон, зачем им города, центы, рупии? Разве не всё дают им лес, океан, солнце? Однако, входя в лета, одни из них торгуют, другие работают на рисовых и чайных плантациях, третьи - на севере острова - ловят жемчуг, спускаясь на дно океана и поднимаясь оттуда с кровавыми глазами, четвертые заменяют лошадей, - возят европейцев по городам и окрестностям их, по темно-красным тропинкам, осененным громадными сводами лесной зелени, по тому «кабуку», из которого и был создан Адам: лошади плохо переносят цейлонский зной, всякий богатый резидент, который держит лошадь, отправляет ее на лето в горы, в Кэнди, в Нурилью. На левую руку рикши, между плечом и локтем, англичане, нынешние хозяева острова, надевают бляху с номером. Есть простые номера, есть ...
2. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 8. Размер: 64кб.
Часть текста: были немцы! Непостижимо! И какой теперь этот Ефремов, где был дом брата Евгения, где похоронен и он, и Настя, и наша мать!" Запись эта приведена в книге Бабореко "И. А. Бунин. Материалы для биографии". Слова из записной книжки писателя странно-волнующе оживают в местах, когда-то отмеченных его жизнью, многими ее днями, переживаниями. Происходит, как нечто въявь творимое, возрождение связующих начал. И душу освещает особое интимное чувство присутствия того, в чью сокровенную сердцевину жизни ты осмелился заглянуть. Бунин в той декабрьской записи сорок первого года передает ошеломившее его чувство: мировая война, накрывшая Западную Европу, а затем и Россию, докатилась до глубоких захолустий его юности. Дрогнули самые заповедные пласты его памяти. Племянница Бунина Найти ее оказалось все-таки непросто. Живет она не в Ефремове, а на Косой Горе, в поселке металлургов. Пасажиры, едущие из Москвы в поездах дальнего следования в южном направлении, вскоре за Тулой видят стоящий особняком, поднимающийся над холмистым пространством и как бы выламывающийся из него, старый металлургический завод. Доменные печи, змеиные переплетения гигантских чернеющих труб, как будто застывших в напряженном борении, белесый пар, ползущий рваными кусками, серо-пепельная гарь. Лики черной металлургии... Ночью особенно неожиданны пугающи резкие очертания домны, труб, градирен - всей этой махины, усеянной огнями, выступающей из черной мглы и точно надвигающейся на идущий поезд. Случается, что именно в этот момент из огненной наклоненной чаши с высокой насыпи льется раскаленный шлак, озаряя ночное небо. Через несколько минут после этого мрачно слепящего зрелища мелькнет почти никем не замеченная станция, некогда называвшаяся...
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 8. Размер: 204кб.
Часть текста: - одиноким, свободным, спокойным, чужим гостинице, городу, - ив необычный для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим...
4. Митина любовь
Входимость: 7. Размер: 116кб.
Часть текста: простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я...
5. Натали
Входимость: 7. Размер: 60кб.
Часть текста: высоко держа в левой руке свечку, подставила мне для поцелуя щеку и сказала, качая головой со своей обычной насмешливостью: - Ах, вечно и всюду опаздывающий молодой человек! - Ну, уж на этот раз никак не по своей вине, - ответил я. - Опоздал не молодой человек, а поезд. - Тише, все спят. Целый вечер умирали от нетерпения, ожидания и наконец махнули на тебя рукой. Папа ушел спать рассерженный, обругав тебя вертопрахом, а Ефрема, очевидно оставшегося на станции до утреннего поезда, старым дураком. Натали ушла обиженная, прислуга тоже разошлась, одна я оказалась терпелива и верна тебе. Ну, раздевайся и пойдем ужинать. Я ответил, любуясь ее синими глазами и поднятой, открытой до плеча рукой: - Спасибо, милый друг. Убедиться в твоей верности мне теперь особенно приятно - ты стала совершенной красавицей, и я имею на тебя самые серьезные виды. Какая рука, шея и как соблазнителен этот мягкий халатик, под которым, верно, ничего нет! Она засмеялась: - Почти ничего. Но и ты стал хоть куда и очень возмужал. Живой взгляд и пошлые черные усики... Только что это с тобой? Ты за эти два года, что я не видала тебя, превратился из вечно вспыхивающего от застенчивости ...

© 2000- NIV