Cлово "ГРУБЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГРУБО, ГРУБЫ, ГРУБАЯ, ГРУБЫЕ, ГРУБЫМ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 12.
2. Митина любовь
Входимость: 9.
3. Деревня (часть 3)
Входимость: 9.
4. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 8.
5. Суходол
Входимость: 8.
6. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 8.
7. Деревня (часть 1)
Входимость: 7.
8. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 6.
9. Игнат
Входимость: 5.
10. Иудея
Входимость: 5.
11. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 5.
12. Тень птицы
Входимость: 5.
13. Петлистые уши
Входимость: 5.
14. Веселый двор
Входимость: 5.
15. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 4.
16. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 4.
17. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 4.
18. Апрель
Входимость: 4.
19. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 4.
20. Автобиографические заметки
Входимость: 4.
21. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
22. Последнее свидание
Входимость: 3.
23. Алексей Алексеич
Входимость: 3.
24. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
25. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 3.
26. При дороге
Входимость: 3.
27. Под серпом и молотом
Входимость: 3.
28. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 24 июня 1898 г.
Входимость: 3.
29. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 3.
30. Свет Зодиака
Входимость: 3.
31. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 3.
32. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 2.
33. Храм Солнца
Входимость: 2.
34. Весенний вечер
Входимость: 2.
35. Братья
Входимость: 2.
36. Заметки (к девятой годовщине со дня смерти Л. Н. Толстого)
Входимость: 2.
37. Гиппиус З. Н.: Бесстрашная любовь
Входимость: 2.
38. «Остров Сирен»
Входимость: 2.
39. Недостатки современной поэзии
Входимость: 2.
40. Гиппиус З. Н.: Тайна зеркала
Входимость: 2.
41. Камень
Входимость: 2.
42. Михайлова М. В.: "Господин из Сан-Франциско" - судьба мира и цивилизации
Входимость: 2.
43. Итоги
Входимость: 2.
44. Ночлег
Входимость: 2.
45. Аглая
Входимость: 2.
46. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 2.
47. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава II
Входимость: 2.
48. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 16 - 18 июля 1947 г.
Входимость: 2.
49. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 2.
50. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 12. Размер: 204кб.
Часть текста: из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила...
2. Митина любовь
Входимость: 9. Размер: 116кб.
Часть текста: с Катей шли в двенадцатом часу утра вверх по Тверскому бульвару. Зима внезапно уступила весне, на солнце было почти жарко. Как будто правда прилетели жаворонки и принесли с собой тепло, радость. Все было мокро, все таяло, с домов капали капели, дворники скалывали лед с тротуаров, сбрасывали липкий снег с крыш, всюду было многолюдно, оживленно. Высокие облака расходились тонким белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не...
3. Деревня (часть 3)
Входимость: 9. Размер: 85кб.
Часть текста: крестом... Теперь вид дурновских полей был будничный. Ехал Кузьма с Воргла веселый и слегка хмельной, - Тихон Ильич угощал его за обедом наливкой, был очень добр в этот день, - и с удовольствием смотрел на равнины сухих бурых пашен, расстилавшиеся вокруг него. Почти летнее солнце, прозрачный воздух, бледно-голубое ясное небо, - все радовало и обещало долгий покой. Седой, корявой полыни, вывороченной с корнем сохами, было так много, что ее возили возами. Под самой усадьбой стояла на пашне лошаденка, с репьями в холке, и телега, высоко нагруженная полынью, а подле лежал Яков, босой, в коротких запыленных портках и длинной посконной рубахе, и, придавив" боком большого седого кобеля, держал его за уши. Кобель рычал и косился. - Ай кусается? - крикнул Кузьма. - Лют - мочи нет! - торопливо отозвался Яков, поднимая свою косую бороду. - На морды лошадям сигает... И Кузьма засмеялся от удовольствия. Уж мужик так мужик, степь так степь! А дорога шла под изволок, и горизонт суживался. Впереди зеленела новая железная крыша риги, казавшаяся потонувшей в глухом низкорослом саду. За садом, на противоположном косогоре, стоял длинный ряд изб из глинобитных кирпичей, под соломой. Справа, за пашнями, тянулся большой лог, входивший в тот, что отделял усадьбу от деревни. И там, где лога сходились, торчали на мысу крылья двух раскрытых ветряков, окруженных несколькими избами однодворцев, - Мысовых, как назвал их Оська, - и белела на выгоне вымазанная мелом школа. - Что ж, учатся ребятишки-то? - спросил Кузьма. - Обязательно, - сказал Оська. - Ученик у них бедовый! - Какой ученик? Учитель, что ли? - Ну, учитель, одна часть. Вышколил, говорю, ихнего брата - куда годишься. Солдат. Бьет не судом, да зато у него уж и прилажено все! Заехали мы как-то с Тихоном Ильичом - как вскочут все разом да ...
4. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 8. Размер: 71кб.
Часть текста: впечатления от этой поездки. Часть этих дневниковых записок была опубликована на иврите самим Шором в газете "Давар" от 5 декабря 1933 года Записки Д.С.Шора были обнаружены в архиве сотрудницей Еврейского университета в Иерусалиме Юлией Матвеевой, обработаны ею и опубликованы издательством "Гешарим" в 2001 году. Жизнь столкнула Д.С.Шора со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими. Пароход, чернея среди зеркального взморья, отдаляется, кажется маленьким, Мала и Яффа. До нее еще далеко, но воздух так чист, а восточные контуры ее кубических домиков, среди которых то там, то тут метелкой торчит пальма, так четки и просты. Уступами громоздится этот каменный, цвета банана, городок на обрывистом прибрежье. От рейда его отделяет длинная гряда рифов. За ними, у береговых отмелей, шелком сияют обвисшие паруса на высоких, тонких мачтах лодок. Их больше всего возле северной отмели, где когда-то был Водоем Луны, финикийская гавань. С севера к Яффе подступает золотисто-синяя от воздуха и солнца Саронская долина. С юга - желто-серые филистимские пески. На востоке - знойно-голубой мираж Иудеи. Там, за горами, - Иерусалим. В штиль рифы обнажаются - барка спокойно проскальзывает между их...
5. Суходол
Входимость: 8. Размер: 114кб.
Часть текста: воротилась она в Суходол. Помню отрывки наших детских разговоров с нею: - Ты ведь сирота, Наталья? - Сирота-с. Вся в господ своих. Бабушка-то ваша Анна Григорьевна куда как рано ручки белые сложила! Не хуже моего батюшки с матушкой. - А они отчего рано померли? - Смерть пришла, вот и померли-с. - Нет, отчего рано? - Так бог дал. Батюшку господа в солдаты отдали за провинности, матушка веку не дожила из-за индюшат господских. Я-то, конечно, не помню-с, где мне, а на дворне сказывали: была она птишницей, индюшат под ее начальством было несть числа, захватил их град на выгоне и запорол всех до единого... Кинулась бечь она, добежала, глянула -да и дух вон от ужасти! - А отчего ты замуж не пошла? - Да жених не вырос еще. - Нет, без шуток? - Да говорят, будто госпожа, ваша тетенька, заказывала. За то-то и меня, грешную, барышней ославили. - Ну-у, какая же ты барышня! - В аккурат-с барышня! - отвечала Наталья с тонкой усмешечкой, морщившей ее губы, и обтирала их темной старушечьей рукой. - Я ведь молочная Аркадь Петровичу, тетенька вторая ваша... Подрастая, все...

© 2000- NIV