Cлово "ГОРДЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОРДО, ГОРД, ГОРДОЕ, ГОРДА, ГОРДОЙ

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 7.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 4.
4. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 3.
5. На даче
Входимость: 3.
6. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 3.
7. Андре Шенье
Входимость: 2.
8. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 2.
9. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 2.
10. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2.
11. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 2.
12. Песнь о Гайавате. Гайавата и Жемчужное Перо
Входимость: 2.
13. Заметки (о литературе и современниках)
Входимость: 2.
14. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 2.
15. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 2.
16. Богиня разума
Входимость: 2.
17. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 3)
Входимость: 2.
18. Натали
Входимость: 2.
19. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 2.
20. Архивное дело
Входимость: 2.
21. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 2.
22. Песнь о Гайавате. По-пок-кивис
Входимость: 2.
23. Белая лошадь
Входимость: 2.
24. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 2.
25. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 1.
26. Галя Ганская
Входимость: 1.
27. Е. А. Баратынский (По поводу столетия со дня рождения)
Входимость: 1.
28. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 1.
29. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 1.
30. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 1.
31. Красные фонари
Входимость: 1.
32. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 1.
33. Суходол
Входимость: 1.
34. Подражание Пушкину
Входимость: 1.
35. Невенчанная жена
Входимость: 1.
36. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 1.
37. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 1.
38. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 1.
39. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 1.
40. Отто Штейн
Входимость: 1.
41. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 28 августа 1890 г.
Входимость: 1.
42. Записи (о Нобелевской премии)
Входимость: 1.
43. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 1.
44. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 13 августа 1891 г.
Входимость: 1.
45. Русский академик о войне: Беседа с И. А. Буниным, Раннее утро. 1912. No 242 (7846). 20 октября
Входимость: 1.
46. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 1.
47. Заметки (о современниках)
Входимость: 1.
48. Аз (Зелюк О. Г.): Наши беседы. У академика И. А. Бунина
Входимость: 1.
49. Заметки ("Чудовищная нежная полнота")
Входимость: 1.
50. Постоялец
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 7. Размер: 151кб.
Часть текста: ihre Schauer in Anbiick des grossen Zugrundegehens, ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе поэтических опытов и дарований и составлять оценки отдельных ...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4. Размер: 204кб.
Часть текста: в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью соединения во что-то одно этого чахоточного с живой, хорошенькой женщиной, вдруг назвавшей его своим мужем. Потом она опять...
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 4. Размер: 111кб.
Часть текста: очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России, а не просто в Каменке, в таком-то уезде, в такой-то волости, и я вдруг почувствовал эту Россию, почувствовал ее прошлое и настоящее, ее дикие, страшные и все же чем-то пленяющие особенности и свое кровное родство с ней... II Очень русское было все то, среди чего жил я в мои отроческие годы. Вот хотя бы эта Становая. Впоследствии я не раз бывал в Становой и вполне убедился, что уже...
4. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 3. Размер: 95кб.
Часть текста: справедливости ли Брюсов заслужил эту тяжелую деревянную колодку, в которой критики хотят замкнуть его руки и шею. Город, действительно, неотвязно занимает мысли Брюсова, и половина всего, что он написал, так или иначе касается города. Но для того чтобы иметь право называться поэтом того или иного, надо глубоко любить и творчески воссоздавать это в слове. Никак нельзя назвать, например, Иоанна Крестителя поэтом Ирода, а Виктора Гюго поэтом Наполеона Третьего. 2 Отношение Валерия Брюсова к городу при первом взгляде очень сложно и противоречиво. Он то страстно призывает его: "Гряди могущ и неведом - быть мне путем к победам!". 3 То призывает варваров на разрушение его и восклицает: "Как будет весело дробить останки статуй и складывать костры из бесконечных книг!". 4 Попытаюсь последовательно выяснить отношение его к городу прошлого, к городу современному и городу будущего. В поэме "Замкнутые" {У Волошина ошибочно: "Заклятые". (Ред.).} отношение его к городу прошлого сказалось вполне законченно. Безвестный город рисует он в ней, старинный и суровый. Он живет одним воспоминанием о жизни и порвал связь с миром современным. Это как бы сама идея старого средневекового европейского города. Город этот безнадежно замкнут горами и морем, он весь кажется...
5. На даче
Входимость: 3. Размер: 74кб.
Часть текста: густой листвой возле самых окон, и на заре, когда в саду стало светло, птицы так чисто и звонко щебетали в кустах, что отдавалось в комнатах. Но еще воздух и молодая майская зелень в росе были холодны и матовы, спальни дышали сном, теплом и покоем. Дом не походил на дачный; это был обыкновенный деревенский дом, небольшой, но удобный и покойный. Петр Алексеевич Примо, архитектор, занимал его уже пятое лето. Сам он больше бывал в разъездах или в городе. На даче жила его жена, Наталья Борисовна, и младший сын, Гриша. Старший, Игнатий, только что кончивший курс в университете, так же, как и отец, появлялся на даче гостем: он уже служил. В четыре часа в столовую вошла горничная. Сладко зевая, она переставляла мебель и шаркала половой щеткой. Потом она прошла через гостиную в комнату Гриши и поставила у кровати большие штиблеты на широкой подошве без каблука. Гриша открыл глаза. - Гарпина! - сказал он баритоном. Гарпина остановилась в дверях. - Чого? - спросила она шепотом. - Поди сюда. Гарпина покачала головой и вышла. - Гаприна! - повторил Гриша. - Та чого вам? - Поди сюда... на минутку. - Hе пiду, хоч зарiжте! Гриша подумал и крепко потянулся. - Ну, пошва вон! - Бариня загадали вчора спитать вас, чи попдете у город? - А дальше? - Казали, щоб не пздили, бо барин cьoгoлнi прыпдуть. Гриша, не отвечая, обувался. - Повотенце? - спросил он громко. - Та на столi - он! Не збудiть бариню... Заспанный, свежий и здоровый, в сером шелковом картузе, в широком костюме из легкой материи, Гриша вышел в гостиную, перекинул через плечо мохнатое полотенце, захватив стоявший в углу крокетный молоток, и, пройдя переднюю, отворил дверь на улицу, на пыльную дорогу. Дачи в садах тянулись направо и налево в одну линию. С горы открывался обширный вид на восток, на живописную низменность. Теперь все сверкало чистыми, яркими красками раннего утра. Синеватые леса темнели по долине; светлой, местами алой сталью блестела река в камышах и высокой луговой зелени; кое-где с...

© 2000- NIV