Cлово "СЕКЦИЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СЕКЦИЙ, СЕКЦИИ, СЕКЦИЯМИ

1. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 7.
2. Ходасевич В. Ф. - Бунину И. А., 11 октября 1934 г.
Входимость: 1.
3. Из "Великого дурмана"
Входимость: 1.
4. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 1.
5. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 1.
6. "Пресловутая свинья"
Входимость: 1.
7. Интервью сотруднику "Одесского листка"
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 7. Размер: 102кб.
Часть текста: когда все были пьяны, точно в Москву попали: почти вся редакция "Нового Слова", Шер, Толстые, Гюнтер и другие. [...] 6/19 января. Был Елпатьевский 2 . [...] Конечно, прежде всего заговорили о событии сегодняшнем, - назначении Колчака Верховным Главнокомандующим. [...] 13/26 января. Ян очень подавлен. Вчера был в клубе. Ян читал. Кошиц пела, Волошин 3 прочел два исторических своих стихотворений. [...] Сам Волошин, кажется, большой тугоум, какая-то у него толстая черепная кость. [...] 15/28 января. [...] Потом разговор перешел на политику и Ян сделал предсказания: 1) через 25 лет евреи утеряют силу, 2) будущее будет принадлежать японцам, русским и немцам (?) - А англичане тоже будут в хвосте? - спросила я. - Ну, и англичане будут в хвосте, - ответил он, - вообще, только тот народ силен, который религиозен, а евреи по существу своей религии не религиозны. Это удивляет тебя? Религия, как и поэзия, должна идти от земли, а у евреев все абстракция. Иегова их - абстрактен. В религии необходимо, познав плоть, отрешиться от нее. [...] 3) сильную религиозность в России, 4) крах социализма и увлечение индивидуализмом. Он находит,...
2. Ходасевич В. Ф. - Бунину И. А., 11 октября 1934 г.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Часть текста: пожалуйста, что возвращаю Вам автобиографию не только с благодарностью, но и с опозданием. Дело в том, что я послал ее Ледницкому 1 , он ее несколько задержал, а потом, когда случилось несчастие с его отцом 2 , мне некоторое время неловко было его тревожить. Он очень огорчен и, кажется, вообще выбит из колеи 3 . Жаль, что, зайдя в café Murat, Вы не извлекли меня из подвала. На другой день Алдановы 4 мне сказали, что Вы уезжаете, через несколько часов, - это было неверно, но я уже не стал Вас разыскивать. Говорят, Вы собираетесь переселиться в Париж? Правда ли? 5 Я думаю - парижане от этого выиграют, а Вы проиграете. Следственно - приезжайте, ибо я, кажется, наконец, решил в жизни блюсти свои выгоды, а не чужие. Из этого Вы, в свою очередь, можете заключить, что я поумнел. А с умным человеком поговорить любопытно: лишний резон Вам приехать сюда. Жму руку. Ваш В. Ходасевич. Всяческие приветствия Вере Николаевне. Примечания 1 Lednicki Waclaw (1891--1967) - польский славист, пушкинист, профессор Брюссельского и Ягеллонского (Краков) университетов; член редколлегии краковского ежемесячника "Przeglad Wspôlczesny"; с августа 1940 г. в США, где стал профессором Калифорнийского университета в Беркли. См....
3. Из "Великого дурмана"
Входимость: 1. Размер: 89кб.
Часть текста: лучше в аренду сниму, потому что навозить мне ее все равно нечем, а в солдаты-то меня и так не возьмут, года вышли… Кто-то, белеющий в сумраке рубашкой, «краса и гордость русской революции», как оказывается потом, дерзко вмешивается: — У нас такого провокатора в пять минут арестовали бы и расстреляли! Но тот, кто говорил о «бабушке», возражает спокойно и твердо: — А ты, хоть и матрос, а дурак. Какой же ты комиссар, когда от тебя девкам проходу нету, среди белого дня лезешь? Погоди, погоди, брат, — вот протрешь казенные портки, пропьешь наворованные деньжонки, опять в пастухи запросишься! Опять, брат, будешь мою свинью арестовывать! Это тебе не над господами издеваться! Я-то тебя с твоим Жучковым (Гучковым) не боюсь! А третий прибавляет совершенно, как говорится, ни к селу, ни к городу: — Да его, Петроград-то, и так давно бы надо отдать. Там одно разнообразие… И я прохожу мимо и думаю: «Там одно разнообразие! Бог мой, что за чепуха такая?» Девки визжат на выгоне: Люби белых, кудреватых, При серебряных часах… Из-под горы, слышно, идет толпа ребят с гармоньями и балалайкой: Мы, ребята, ежики, В голенищах ножики, Любим выпить-закусить, В пьяном виде пофорсить… В голове у меня туман от прочитанных за день газет, от речей, призывов и восклицаний всех этих смехотворных и жутких Керенских. И я думаю: «Нет, большевики-то поумнее будут. Они недаром все наглеют и...
4. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 85кб.
Часть текста: до воззвания "Чрезвычайного уполномоченного совета обороны Л. Каменева: Всем, всем, всем! Еще одно усилие и рабоче-крестьянская власть завоюет мир. В этот момент предатель Григорьев хочет всадить рабоче-крестьянской власти нож в спину..." Приходил "комиссар" дома проверять, сколько мне лет, всех буржуев хотят гнать в "тыловое ополчение". Весь день холодный дождь. Вечером зашел к С. Юшкевичу: устраивается при каком-то "военном отделе" театр для товарищей, и он, боясь входить единолично в совет этого театра, втягивает в него и меня. Сумасшедший! Возвращался под дождем, по темному и мрачному городу. Кое-где девки, мальчишки красноармейцы, хохот, щелканье орехов... 2 мая. Еврейский погром на Большом Фонтане, учиненный одесскими красноармейцами. Были Овсянико-Куликовский и писатель Кипен. Рассказывали подробности. На Б. Фонтане убито 14 комиссаров и человек 30 простых евреев. Разгромлено много лавочек. Врывались ночью, стаскивали с кроватей и убивали кого попало. Люди бежали в степь, бросались в море, а за ними гонялись и стреляли,- шла ...
5. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 1. Размер: 154кб.
Часть текста: и горячий, остро чувствующий, резко на всё реагирующий Иван Алексеевич Бунин. 37 лет дружбы связывали этих столь различных по характеру людей. Алданов преклонялся перед талантом Ивана Алексеевича, помогал ему в устройстве практических дел, а Бунин поощрял его литературную деятельность и отвечал дружбой. Если первые письма Алданова еще сравнительно сдержанны, то понемногу они становятся теплее и задушевнее, хотя, надо сказать, что с Верой Николаевной Буниной он, видимо, всегда чувствовал себя свободнее и проще, чем с Иваном Алексеевичем. Меняется и часто шутливый в первые годы тон писем, всё больше места уделяется житейским заботам. Письма раскрывают тяжелую эмигрантскую жизнь с постоянной тревогой за будущее. Наконец, письма Алданова военного и послевоенного времени уже почти исключительно посвящены стараниям помочь в материальном отношении замученному болезнями и живущему в нужде Бунину. Тут письма принимают иногда даже несколько покровительственный тон. В письмах Алданова много внимания уделено литературной эмиграции и ее жизни. Бунин, живя подолгу на юге, бывал часто отрезан...

© 2000- NIV