Cлово "ОСВОБОЖДЕНИЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОСВОБОЖДЕНИЯ, ОСВОБОЖДЕНИИ, ОСВОБОЖДЕНИЕМ, ОСВОБОЖДЕНИЮ

1. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 13.
2. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 10.
3. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 10.
4. Бунин И. А.: Освобождение Толстого
Входимость: 8.
5. Ходасевич В. Ф.: "Освобождение Толстого"
Входимость: 7.
6. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 7.
7. Ремизов В.Б.: Бунин и Лев Толстой
Входимость: 6.
8. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 5.
9. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 4.
10. Ничипоров И.: И. А. Бунин. Очерк творчества
Входимость: 4.
11. Ответ на анкету о 10-летии Октябрьского переворота
Входимость: 3.
12. Бунин, хронология жизни
Входимость: 3.
13. К моему литературному завещанию
Входимость: 3.
14. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVIII
Входимость: 3.
15. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава II
Входимость: 3.
16. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 3.
17. Апрель
Входимость: 2.
18. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 2.
19. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VII
Входимость: 2.
20. Перед занавесом "художественников"
Входимость: 2.
21. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XIV
Входимость: 2.
22. Несколько слов английскому писателю (Г. Уэллс)
Входимость: 2.
23. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 19 марта 1892 г.
Входимость: 2.
24. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 2.
25. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVII
Входимость: 2.
26. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2.
27. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 2.
28. Устами Буниных. 1933 г.
Входимость: 2.
29. Волошин
Входимость: 2.
30. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 2.
31. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XII
Входимость: 2.
32. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XX
Входимость: 2.
33. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 2.
34. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 2.
35. Захаров Н. В.: Бунин Иван Алексеевич
Входимость: 2.
36. "Пресловутая свинья"
Входимость: 2.
37. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 15 июля 1947 г.
Входимость: 2.
38. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 4 января 1894 г.
Входимость: 2.
39. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 1.
40. Иван Алексеевич Бунин, биография (вариант 2)
Входимость: 1.
41. Бунин И. А. - Толстому Л. Н., 15 февраля 1894 г.
Входимость: 1.
42. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 1.
43. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XV
Входимость: 1.
44. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 1.
45. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 1.
46. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XI
Входимость: 1.
47. Записи ("Так всю жизнь не понимал я никогда")
Входимость: 1.
48. Биография (вариант 5, автор неизвестен)
Входимость: 1.
49. Камень
Входимость: 1.
50. Иван Алексеевич Бунин, биография (вариант 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 13. Размер: 55кб.
Часть текста: этого текста в творчестве Бунина к темам памяти, вечности и бессмертия оставались вне поля зрения исследователей. В настоящей статье выдвигается гипотеза о том, что именно архетипическая «прапамять» Бунина, о которой пишут многие исследователи («прапамять» — термин Ю. В. Мальцева) и которая так важна для Бунина в Толстом («Освобождение Толстого»), а также обусловленный ею даже на психофизическом уровне сверхинтерес к Танатосу и возможностям его преодоления реализуются в орнитологическом коде бунинских произведений. Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш небесный питает их. Мтф.: 6;26. Сознание быть орудием тех высших сил должно заменить человеку все другие радости: в самой смерти найдет онжизнь свою, свое гнездо. И. С. Тургенев. Прекраснее цветов и птиц в мире ничего нет. Еще — бабочек. И. А. Бунин. I Толстовскому Пьеру Безухову Платон Каратаев очень напоминал князя Андрея. Особенно важное для Пьера их сходство заключалось в том, что «оба жили и оба умерли».[1] Это не так уж странно звучит в свете той роли, которую они оба сыграли в жизни и философских исканиях Пьера, но главный смысл этой герметической фразы...
2. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 10. Размер: 32кб.
Часть текста: и представляет собой способ освоения и понимания мира. Было бы ошибкой соединять «номадное» со странствиями писателя или с периодом эмиграции, а «автохтонное» - с его жизнью и творчеством на родине, т. к. рассматриваемое противопоставление характерно уже для ранних произведений Бунина. В интересах максимальной терминологической точности следует отметить, что слово «номад», встречающееся в поэзии Бунина и отсылающее к эллинистическим представлениям, для Бунина означало не просто «кочевник», «странник», «скиталец». «Номадное» в понимании Бунина не может рассматриваться как исключительно «экзотическое» или «ориенталистское». Это понятие для Бунина относится не столько к перемещению в земных пределах времени и пространства, сколько к «космическому», «вечному», «вселенскому». В стихотворении Бунина «Храм солнца» (1907), написанном терцинами, отсылающими к великому неземному странничеству Данте, стоянка «первого Номада» - знак начала истории человечества. «Первый Номад» - предок человечества, кочевавший по просторам Вселенной, а «колоннада» храма Солнца, напоминающая мегалитический кромлех, - дань космической символике. О колоннаде говорит Бунин: «В блаженный мир ведут ее врата» - в...
3. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 10. Размер: 26кб.
Часть текста: и Софья Андреевна сказала Ксюнину про этот пустеющий дом, куда она вошла когда-то почти девочкой и где провела потом целых сорок восемь лет: — Через три дня дом совсем мертвый будет… Все уедут… Тот, с кем она когда-то вошла в этот дом, был в ту пору во всем расцвете всех своих беспримерных сил и любил ее так, что говорил: «Я счастлив, как один из миллиона». Он писал тогда в своем дневнике: — Люблю я ее, когда ночью или утром я проснусь и вижу: она смотрит на меня и любит… Люблю я, когда она сидит близко ко мне, и мы знаем, что любим друг друга, как можем; и она скажет: «Левочка!» — и остановится: — «Отчего трубы в каминах проведены прямо?» или: «Почему лошади не умирают долго?» Люблю, когда мы долго одни — и «что нам делать?» — «Соня, что нам делать?» — Она смеется. Люблю, когда она рассердится на меня и вдруг, в мгновение ока у ней мысль и слово, иногда резкое: «Оставь! скучно!» Через минуту она уже робко улыбается мне. Люблю, когда она девочка в желтом платье и выставит нижнюю челюсть и язык; люблю, когда я вижу ее голову, закинутую назад, и серьезное, и испуганное, и детское, и страстное лицо… Писал в письмах к друзьям: — Пишу и слышу наверху голос жены, которую я люблю больше всего на свете. Я дожил до 34 лет и не знал, что можно так любить и быть так счастливым… Вспоминая то время, когда он начал «Войну и мир», Софья Андреевна сказала: — Приходит однажды ко мне в восторге, возбужденный, и говорит: «Какой великолепный тип дипломата я сейчас представляю себе!» А я спрашиваю его: «Левочка, а что такое дипломат?» Мне ведь было тогда всего двадцать лет… — Я никогда никого, кроме тебя, не любил, говорил мне всю жизнь Лев Николаевич. Но ведь не так...
4. Бунин И. А.: Освобождение Толстого
Входимость: 8. Размер: 4кб.
Часть текста: его жизнь, невзирая на всю великую силу «подчинения». Помню, с каким восторгом сказал он однажды словами Пифагора Самосского: «Нет у тебя, человек, ничего, кроме души!» Знаю, как часто повторял Марка Аврелия: «Высшее назначение наше — готовиться к смерти». Так он и сам писал: «Постоянно готовишься умирать. Учишься получше умирать». «Я — Антонин, но я и человек; для Антонина град и отечество — Рим, для человека — мир». Для Толстого не осталось в годы его высшей мудрости не только ни града, ни отечества, но даже мира; осталось одно: бог; осталось «освобождение», уход, возврат к богу, растворение — снова растворение — в нем. Князь Андрей слушал пение Наташи: — Страшная противоположность между чем-то бесконечно великим и неопределенным, бывшим в нем, и чем-то узким и телесным, чем был он сам и даже была она, — эта противоположность томила и радовала его во время ее пения… Эта «противоположность» томила Толстого с рождения до последнего вздоха. Как умирал князь Андрей? «Чем больше он в те часы страдальческого уединения и бреда, которые он провел после своей раны, вдумывался в новое, открытое ему начало вечной любви, тем более, сам не чувствуя того, отрекался от земной жизни. Все, всех любить, всегда жертвовать собой для любви значило — никого не любить, значило — не жить этой земной жизнью». «Отверзите уши ваши, монахи: освобождение от смерти найдено. Я поучаю вас, я...
5. Ходасевич В. Ф.: "Освобождение Толстого"
Входимость: 7. Размер: 12кб.
Часть текста: письма Пушкина к жене, сыновья Пушкина серьезно подумывали о том, чтобы поехать в Париж и поколотить Тургенева (см. "Стасюлевич и его современники", т. III, стр. 149). Читая теперь об этом, мы улыбаемся, но шестьдесят лет тому назад в намерениях А. А. и Г. А. Пушкиных не было ничего слишком удивительного. Многие (в том числе сами братья Пушкины) более или менее тщательно сохраняли письма, дневники и другие материалы, касавшиеся замечательных писателей, как семейные или дружеские реликвии, но публикацию этих материалов считали делом ненужным, а то и непозволительным. Многие люди, стоявшие на очень высокой степени просвещения, не считали нужным даже хранить то, что попадало в их руки. Баратынский не сберег ни одного письма Пушкина! Е. Н. Ушакова перед смертью приказала своей дочери сжечь их целую шкатулку. Карамзин, историк Карамзин, систематически уничтожал всю получавшуюся им корреспонденцию. Только в конце минувшего века и в начале нынешнего распространились у нас более правильные воззрения. Многое из того, что ранее почиталось не подлежащим публикации и обсуждению, как слишком "частное" и "интимное", теперь стало рассматриваться как важный, иногда даже первостепенно важный материал для понимания творческой личности. Появились новые методы и приемы историко-литературного изучения. Началась если не систематическая и не вполне научная, то все же усиленная публикация эпистолярного и мемуарного материала, касающегося...

© 2000- NIV