Cлово "ЗНОЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗНОЕМ, ЗНОЯ, ЗНОЕ, ЗНОЮ

1. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 5.
2. Жизнь Арсеньева
Входимость: 5.
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
4. Братья
Входимость: 4.
5. Зной
Входимость: 4.
6. Третий класс
Входимость: 3.
7. Воды многие
Входимость: 3.
8. При дороге
Входимость: 3.
9. Весной, в Иудее
Входимость: 3.
10. Геннисарет
Входимость: 3.
11. Деревня (часть 1)
Входимость: 3.
12. Михайлова М. В.: "Солнечный удар" - беспамятство любви и память чувства
Входимость: 3.
13. Иудея
Входимость: 3.
14. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 2.
15. Солнечный удар
Входимость: 2.
16. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 2.
17. Белые крылья
Входимость: 2.
18. Суходол
Входимость: 2.
19. Стихи
Входимость: 2.
20. * * * ("Порыжели холмы. Зноем выжжены")
Входимость: 2.
21. Бедуин
Входимость: 2.
22. Записная книжка (о путешествии в Африку)
Входимость: 2.
23. Иерусалим
Входимость: 2.
24. Далекое
Входимость: 2.
25. Смерть пророка
Входимость: 2.
26. * * * ("Море, степь и южный август, ослепительный и жаркий")
Входимость: 2.
27. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 2.
28. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 2.
29. Море богов
Входимость: 2.
30. Святилище
Входимость: 2.
31. Благовестие
Входимость: 2.
32. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 2.
33. Дельта
Входимость: 2.
34. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 2.
35. Копье господне
Входимость: 2.
36. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 2.
37. Свет Зодиака
Входимость: 2.
38. Встреча
Входимость: 2.
39. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 1.
40. Бунин И. А. - Белоусову И. А., Июль 1897 г.
Входимость: 1.
41. Дневники Бунина (1897-1903)
Входимость: 1.
42. Клаша
Входимость: 1.
43. Стон
Входимость: 1.
44. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 21 октября 1897 г.
Входимость: 1.
45. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18 июня 1898 г.
Входимость: 1.
46. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 20 августа 1947 г.
Входимость: 1.
47. Донник
Входимость: 1.
48. Кузнецова Г. Н. - Зурову Л. Ф., 9 сентября 1929 г.
Входимость: 1.
49. * * * ("Еще от дома на дворе")
Входимость: 1.
50. Апрель
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 5. Размер: 71кб.
Часть текста: Бунины и Д.Шор путешествовали по Эрец-Исраэль вместе. В своих дневниках Шор описывает впечатления от этой поездки. Часть этих дневниковых записок была опубликована на иврите самим Шором в газете "Давар" от 5 декабря 1933 года Записки Д.С.Шора были обнаружены в архиве сотрудницей Еврейского университета в Иерусалиме Юлией Матвеевой, обработаны ею и опубликованы издательством "Гешарим" в 2001 году. Жизнь столкнула Д.С.Шора со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими. Пароход, чернея среди зеркального взморья, отдаляется, кажется маленьким, Мала и Яффа. До нее еще далеко, но воздух так чист, а восточные контуры ее кубических домиков, среди которых то там, то тут метелкой торчит пальма, так четки и просты. Уступами громоздится этот каменный, цвета банана, городок на обрывистом прибрежье. От рейда его отделяет длинная гряда рифов. За ними, у...
2. Жизнь Арсеньева
Входимость: 5. Размер: 103кб.
Часть текста: предаются, написавшiи же яко одушевленiи ..." Я родился полвека тому назад, в средней России, в деревне, в отцовской усадьбе. У нас нет чувства своего начала и конца. И очень жаль, что мне сказали, когда именно я родился. Если бы не сказали, я бы теперь и понятия не имел о своем возрасте, - тем более, что я еще совсем не ощущаю его бремени, - и, значит, был бы избавлен от мысли, что мне будто бы полагается лет через десять или двадцать умереть. А родись я и живи на необитаемом острове, я бы даже и о самом существовании смерти не подозревал. "Вот было бы счастье !" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь...
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4. Размер: 204кб.
Часть текста: пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью соединения во что-то одно этого чахоточного с живой, хорошенькой женщиной, вдруг назвавшей его своим мужем. Потом она опять села за работу, Лика...
4. Братья
Входимость: 4. Размер: 52кб.
Часть текста: наследникам земли прародителей, как и теперь еще называют Цейлон, зачем им города, центы, рупии? Разве не всё дают им лес, океан, солнце? Однако, входя в лета, одни из них торгуют, другие работают на рисовых и чайных плантациях, третьи - на севере острова - ловят жемчуг, спускаясь на дно океана и поднимаясь оттуда с кровавыми глазами, четвертые заменяют лошадей, - возят европейцев по городам и окрестностям их, по темно-красным тропинкам, осененным громадными сводами лесной зелени, по тому «кабуку», из которого и был создан Адам: лошади плохо переносят цейлонский зной, всякий богатый резидент, который держит лошадь, отправляет ее на лето в горы, в Кэнди, в Нурилью. На левую руку рикши, между плечом и локтем, англичане, нынешние хозяева острова, надевают бляху с номером. Есть простые номера, есть особенные. Старику- сингалезу, рикше, жившему в одной из лесных хижин под Коломбо, достался особенный, седьмой номер. «Зачем, - сказал бы Возвышенный, - зачем, монахи, захотел этот старый человек умножить свои земные горести? Затем, Возвышенный, захотел этот старый человек умножить свои земные горести, что был он движим земной любовью, тем, что от века призывает все существа к существованию». Он имел жену, сына и много маленьких детей, не боясь того, что «кто имеет их, тот имеет и заботу о них». Он был черен, очень худ и невзрачен, похож и на подростка и на женщину; посерели его длинные волосы, в пучок собранные на затылке и смазанные кокосовым маслом, сморщилась кожа по всему телу, или, лучше...
5. Зной
Входимость: 4. Размер: 1кб.
Часть текста: Зной Горячо сухой песок сверкает. Сушит зной на камнях невода. В море - штиль, и ласково плескает На песок хрустальная вода. Чайка в светлом воздухе блеснула... Тень ее спустилась надо мной – И в сиянье солнца потонула... Клонит в сон и ослепляет зной... И лежу я, упоенный зноем. Снится сад мне и прохладный грот, Кипарисы неподвижным строем Стерегут там звонкий водомет. Старый мрамор под ветвями тисов Молодыми розами увит, И горит залив меж кипарисов, Точно синим пламенем палит... 1900

© 2000- NIV