Cлово "СВОБОДА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СВОБОДЫ, СВОБОДУ, СВОБОДЕ, СВОБОДОЙ

1. Заметки (к девятой годовщине со дня смерти Л. Н. Толстого)
Входимость: 11.
2. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 8.
3. Михайлов О. Н.: Страстное слово
Входимость: 8.
4. Богиня разума
Входимость: 8.
5. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 8.
6. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 7.
7. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 6.
8. Жизнь Арсеньева
Входимость: 6.
9. Чехи и эсеры
Входимость: 5.
10. Из "Великого дурмана"
Входимость: 5.
11. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 5.
12. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 5.
13. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 4.
14. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 4.
15. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава V
Входимость: 4.
16. Одесский дневник
Входимость: 4.
17. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 4.
18. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 4.
19. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 4.
20. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 4.
21. Октябрь (воспоминания 18-22 октября 1905 года)
Входимость: 4.
22. Дневники Бунина (1905)
Входимость: 4.
23. Архивное дело
Входимость: 4.
24. Эртель
Входимость: 4.
25. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 4.
26. Бунин И. А.: О Чехове. Предисловие Алданова M. А.
Входимость: 3.
27. Деревня (часть 2)
Входимость: 3.
28. Речь Ивана Бунина по случаю вручения ему Нобелевской премии
Входимость: 3.
29. Заметки (о газете "Возрождение")
Входимость: 3.
30. Записи (о Нобелевской премии)
Входимость: 3.
31. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 3.
32. Косцы
Входимость: 3.
33. Галина Кузнецова: "Грасская Лаура" или жизнь вечно ведомой
Входимость: 3.
34. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 3.
35. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава II
Входимость: 3.
36. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 3.
37. Итоги
Входимость: 3.
38. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 3.
39. "Безграмотная ерунда"
Входимость: 3.
40. «Третий Толстой»
Входимость: 3.
41. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 2.
42. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 2.
43. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 2.
44. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 2.
45. Андре Шенье
Входимость: 2.
46. Воды многие
Входимость: 2.
47. Заметки (по поводу второй годовщины октябрьского переворота)
Входимость: 2.
48. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 2.
49. К моим "Воспоминаниям"
Входимость: 2.
50. Ходоровский А. С.: Покушение на свободу критики. Наша анкета
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Заметки (к девятой годовщине со дня смерти Л. Н. Толстого)
Входимость: 11. Размер: 19кб.
Часть текста: далек тот мир, в котором мы живем, от тех божеских истин, которые даны Христом… Знаю, что я, ничтожный, дрянной человек, в искушениях в тысячу раз слабейших, чем те, что обрушились на Вас, дерзок и безумен, требуя от Вас той силы духа, которая не имеет примеров, требуя воздаяния врагам Вашим добра за зло… Но истина всегда истина. Будут два пути, два совета Вам: путь подавления зла злом и путь либерального послабления — оба испытанные и ни к чему не приводящие пути… но есть еще новый путь — путь христианского исполнения воли Божией… Государь! Вступите на этот путь… «Любите врагов своих»… («Письмо Александру III»). — Горы книг написаны Марксами, Жоресами, Каутскими и другими теоретиками о том, каким должно быть человеческое общество… О том же, как устранить главную, ближайшую, основную причину зла — насилие, совершаемое рабочими над самими собой, не только никто не говорит, но, напротив, все допускают необходимость того самого насилия, от которого и происходит порабощение… («К революционеру»). — Вступать русскому народу на путь, по которому шли западные народы, значит сознательно совершать насилия, т. е. грабить, жечь, взрывать, убивать, вести междоусобную войну… Заблуждение это стоит во всей основе всей неурядицы, как прошедшей, так и современной и даже будущей жизни христианских народов… Люди так привыкли к единственному средству воздействия на людей — принуждению, что не видят противоречия, которое заключается в мысли осуществления...
2. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 8. Размер: 69кб.
Часть текста: черно-вороненое, в белых, синих и красных пылающих звездах небо. Все несется куда-то вперед, вперед... Я кладу на себя медленное крестное знамение, глядя на все то грозное, траурное, что пылает надо мной". ("Жизнь Арсеньева", XXII гл. IV кн.) Можно сказать, что "Жизнь Арсеньева" поставила точку в спорах о Нобелевской. Такой человеческой книги не было тогда во всей Европе. Русскому писателю положено судьбой свершать свое открытие в литературе. Единственное в своем роде, ни на кого не похожее. Бунин взял всю человеческую жизнь в пространстве своей книги, рассказал об одной жизни всё, со всею полнотой правды. Так он хотел, так замышлял, так отвечала книга всем его собственным идеалам о подлинной литературе, так хотелось ему исполнить ее - безукоризненно, со всею возможной высотой качества. Как шутил кто-то из английских писателей: когда я хотел прочитать хорошую книгу, я писал ее сам. У Бунина получилось то же самое. Более того, он сказал здесь все, что хотел. Насчет романа хорошо написал Бунину Фондаминский: "...Думаю, что ваш роман - событие в истории русской литературы. С точки зрения современного читателя, однако, в нем есть недостатки: отсутствие занимательности, недостаток событий, некоторая риторичность. В этом вас, может быть, будут упрекать. Впрочем, вы предпочли писать для вечности, и я вас понимаю..." Тем не менее он недоволен собой: и книга не отпустила, и влекут уже другие замыслы. Запись в дневнике Веры Николаевны: "24 дек. 32 г. ...После обеда взволнован Ян: - Я на грани душевной болезни. Сжег сегодня 17 страниц "Жизни Арсеньева". Я устал. Нужно бы проехаться, а денег нет. - Поезжай, а там устроимся. - Я поехал бы в Авиньон и написал бы о Лауре и Петрарке... Но денег нет! Будущее меня страшит. Душа изболелась. Как будем жить?.." Нашлись деньги или нет, поехал ли он в Авиньон в этот раз, мы не знаем,- вероятно, ему просто хватило воображения, но рассказ о Петрарке и Лауре, полный любовной грусти и печали, существует - "Прекраснейшая...
3. Михайлов О. Н.: Страстное слово
Входимость: 8. Размер: 42кб.
Часть текста: долгое время воспринимали его как парнасца, холодно копящего свои наблюдения, как летописца Руси, равнодушно внимающего добру и злу. Эта книга — лучшее опровержение такого расхожего мнения. Из эмигрантской публицистики Бунина выросло многое, позднейшее: ряд его рассказов; «Воспоминания», вышедшие в Париже в 1950 году; неоконченная книга «О Чехове» и даже «Освобождение Толстого». Хотя другие, также многочисленные очерки, статьи, заметки, интервью, особенно одесского периода 1918–1919 гг., а также парижской поры 1920–1922 гг. ближе всего книге «Окаянные дни», которая не включена в данный том, так как несколько раз публиковалась в последние годы в России. В этих полемических, гражданственных и патриотических выступлениях, кажется, предельного накала Бунин выражает себя как беспрекословный и последовательный сторонник Белой идеи, Белого движения, что, пожалуй, ярче всего выражено в его программном произведении «Миссия русской эмиграции» (1924). Можно без преувеличения сказать, что в 20-е годы в эмиграции Бунин выдвигается как безусловный лидер того большинства, которое исповедовало православно-монархические идеалы. Этому, однако, предшествовала определенная эволюция взглядов. С истоков дней, волею судьбы, Бунин впитывал в свой жизненный состав два основных начала: дворянское, с его замечательной книжной культурой и простонародно-крестьянское с его космосом. Народовольческое вольнодумство, шедшее от старшего брата Юлия и совершенно умозрительное, лишь коснулось его натуры, оставив язвительные характеристики этого революционного интеллигентского племени в «Жизни Арсеньева» (совершенно публицистические по существу). Таким образом, ему не нужно было «познавать народ»,...
4. Богиня разума
Входимость: 8. Размер: 25кб.
Часть текста: пела и танцевала на ее сцене рядом с знаменитостями и вызывала восторженные рукоплескания, являясь перед толпой олимпийскими богинями, - то Дианой, то Венерой, то Афиной-Палладой, - но и попала в историю: 10 ноября 1793 года она играла на сцепе, которую никогда не могла и вообразить себе, - в Соборе Парижской Богоматери, выступала в роли неслыханной и невиданной, в роли Богини Разума, и затем - apres avoir detrone la ci-devant Sainte Vierge [2] - торжественно была отнесена в Тюильерийский дворец, в Конвент: какживое воплощение нового Божества, обретенного человечеством. Погребена Богиня на Монмартрском кладбище. Как не взглянуть на такую могилу? III Я давно собирался это сделать. Наконец поехал. В солнечный день, уже почти весенний, но довольно пронзительный, с бледно-голубым, кое-где подмазанным небом, я вышел на улицу и спустился в ближайшее метро. Сквозняки, бегущая толпа, длинные коридоры, цветистые рекламы, лестницы все вглубь и вглубь и наконец совсем преисподняя, ее влажное банное тепло, вечная ночь и огни, блеск свода, серого, рубчатого, глянцевитого, как брюхо адского змия... Через минуту я уже стоял в людном вагоне, мчался под Парижем и думал о Париже времен Богини Разума и опять - о ее удивительной судьбе, ее удивительном образе. Современники писали о ней: «Одаренная всеми внешними дарами, какие только может дать природа женщине, она есть живая модель того античного совершенства, которое являют нам памятники искусства; при взгляде на ее стан и очерк ее головы тотчас является мысль о грозной эгиде и шлеме Афины-Паллады, и она особенно на месте в тех ролях, где черты лица, жесты, осанка, поступь должны воссоздать богинь...» Это писалось, когда ей было уже лет тридцать пять. Можно себе представить, как прекрасна была она в двадцать, в те годы, когда она выходила на сцену в короткой тунике, в легких сандалиях на стройной ноге, с золотым...
5. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 8. Размер: 78кб.
Часть текста: почти три недели со дня нашей погибели. Очень жалею, что ничего не записывал, нужно было записывать чуть не каждый момент. Но был совершенно не в силах. Чего стоит одна умопомрачительная неожиданность того, что свалилось на нас 21 марта! В полдень 21-го Анюта (наша горничная) зовет меня к телефону. "А откуда звонят?" - "Кажется, из редакции" - то есть из редакции "Нашего Слова", которое мы, прежние сотрудники "Русского Слова", собравшиеся в Одессе, начали выпускать 19 марта в полной уверенности на более или менее мирное существование "до возврата в Москву". Беру трубку: "Кто говорит?" - "Валентин Катаев. Спешу сообщить невероятную новость: французы уходят".- "Как, что такое, когда?" - "Сию минуту".- "Вы с ума сошли?" - "Клянусь вам, что нет. Паническое бегство!" - Выскочил из дому, поймал извозчика и глазам своим не верю: бегут нагруженные ослы, французские и греческие солдаты в походном снаряжении, скачут одноколки со всяким воинским имуществом... А в редакции - телеграмма: "Министерство Клемансо пало, в Париже баррикады, революция..." Двенадцать лет тому назад мы с В. приехали в этот день в Одессу по пути в Палестину. Какие сказочные перемены с тех пор! Мертвый, пустой порт, мертвый, загаженный город... Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то (то есть вчера) жили, которую мы не ценили, не понимали,- всю эту мощь, сложность, богатство, счастье... ----- Перед тем как проснуться нынче утром, видел, что кто-то умирает, умер. Очень часто вижу теперь во...

© 2000- NIV