Cлово "СВЕТА, СВЕТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СВЕТЕ, СВЕТОМ, СВЕТУ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 22.
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 20.
3. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 19.
4. Митина любовь
Входимость: 16.
5. Деревня (часть 1)
Входимость: 16.
6. Белая лошадь
Входимость: 16.
7. Жизнь Арсеньева
Входимость: 16.
8. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 15.
9. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 14.
10. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 13.
11. Сны Чанга
Входимость: 13.
12. При дороге
Входимость: 12.
13. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 12.
14. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 12.
15. Море богов
Входимость: 12.
16. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 11.
17. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 11.
18. Кошемчук Т. А.: О новозаветной перспективе ветхозаветной темы в историософии И. А. Бунина
Входимость: 11.
19. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 11.
20. Тень птицы
Входимость: 11.
21. Божье древо
Входимость: 11.
22. Стихи
Входимость: 10.
23. Натали
Входимость: 10.
24. Суходол
Входимость: 9.
25. Воды многие
Входимость: 9.
26. Дневники Бунина (1881-1896)
Входимость: 9.
27. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 9.
28. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 9.
29. Песнь о Гайавате. Сватовство Гайаваты
Входимость: 9.
30. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 9.
31. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 9.
32. Деревня (часть 2)
Входимость: 8.
33. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 8.
34. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 8.
35. Веселый двор
Входимость: 8.
36. Безумный художник
Входимость: 8.
37. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 8.
38. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 8.
39. Свет Зодиака
Входимость: 8.
40. На край света
Входимость: 7.
41. Таня
Входимость: 7.
42. "Мадрид"
Входимость: 7.
43. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 7.
44. Братья
Входимость: 7.
45. Игнат
Входимость: 7.
46. Деревня (часть 3)
Входимость: 7.
47. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 7.
48. Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 17 октября 1901 г.
Входимость: 7.
49. Хорошая жизнь
Входимость: 6.
50. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 22. Размер: 204кб.
Часть текста: - ив необычный для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на...
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 20. Размер: 151кб.
Часть текста: - wisst ihr nicht, dass nur diese Zucht alle Erhohungen des Menschen bisher geschaf-fen hat? Jene Spannung der Seele im Ungliick, welche ihr die Starke anziichtet, ihre Schauer in Anbiick des grossen Zugrundegehens, ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе поэтических опытов и дарований и составлять оценки отдельных deorum majorum et minorum современного российского Парнаса 46 . C'est tout. Только такая -...
3. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 19. Размер: 87кб.
Часть текста: был признан выдающимся мастером слова. Но тридцать лет прожил на чужбине, в неутоленной тоске по отчей земле и постоянной душевной близости с ней. Г. Адамович, близко знавший Бунина по эмиграции, оставил такое признание: «Я никогда не мог смотреть на Ивана Алексеевича, говорить с ним, слушать его без щемящего чувства, что надо бы на него наглядеться, надо бы наслушаться, — именно потому, что это один из последних лучей какого-то чудного русского дня». Происхождение, воспитание, уклад жизни и, конечно, склонности души Бунина объясняют такое впечатление. Он принадлежал к старинному, но обедневшему, затем совсем обнищавшему дворянскому роду. Детство и юность будущего писателя прошли на хуторе Бутырки, а после смерти бабушки — в поместье Озерки Елецкого уезда. Родные и близкие окружали мальчика вниманием и любовью. Отец — Алексей Николаевич Бунин — натура яркая, стихийная, увлекающаяся, был прекрасным рассказчиком. Самоотверженная, нежная мать — Людмила Александровна — открыла сыну богатства русского фольклора и языка. Дворовые крестьяне познакомили с местными песнями. Первый учитель, эрудированный, наделенный художественными способностями, пробудил воображение и тяготение к творчеству. Особую роль в образовании мальчика сыграл его старший брат Юлий. Высланный за участие в народническом движении на родину, он дал младшему «начатки психологии, философии, общественных наук» и прежде всего понимание русской словесности. Занятия с Юлием Алексеевичем по существу заменили гимназию, которую Бунин покинул, проучившись в Ельце несколько лет. Вплоть до отъезда в эмиграцию (1920) Юлий был для него самым близким другом и наставником. В атмосфере всеобщей заботы, в слиянии с природой формировалась личность будущего писателя....
4. Митина любовь
Входимость: 16. Размер: 116кб.
Часть текста: близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я испорченная, но бери меня такую, какая я есть. И не будем ссориться, перестань ты меня ревновать хоть нынче, в такой чудный день! - Как ты не понимаешь, что ты для меня все-таки лучше всех, единственный? - негромко и настойчиво спросила она, уже с деланной обольстительностью заглядывая ему в глаза, и задумчиво, медлительно продекламировала: Меж нами дремлющая тайна. Душа душе дала кольцо... Это последнее, эти стихи уже совсем больно задели Митю. Вообще, многое...
5. Деревня (часть 1)
Входимость: 16. Размер: 111кб.
Часть текста: от борзых не следует. Деду Красовых удалось получить вольную. Он ушел с семьей в город - и скоро прославился: стал знаменитым вором. Нанял в Черной Слободе хибарку для жены, посадил ее плести на продажу кружево, а сам, с каким-то мещанином Белокопытовым, поехал по губернии грабить церкви. Когда его поймали, он вел себя так, что им долго восхищались по всему уезду: стоит себе будто бы в плисовом кафтане и в козловых сапожках, нахально играет скулами, глазами и почтительнейше сознается даже в самом малейшем из своих несметных дел: - Так точно-с. Так точно-с. А родитель Красовых был мелким шибаем. Ездил по уезду, жил одно время в родной Дурновке, завел было там лавочку, но прогорел, запил, воротился в город и помер. Послужив по лавкам, торгашили и сыновья его, Тихон и Кузьма. Тянутся, бывало, в телеге с рундуком посередке и заунывно орут: - Ба-абы, това-ару! Ба-абы, това-ару! Товар - зеркальца, мыльца, перстни, нитки, платки, иголки, крендели - в рундуке. А в телеге все, что добыто в обмен на товар: дохлые кошки, яйца, холсты, тряпки... Но, проездив несколько лет, братья однажды чуть ножами не порезались - и разошлись от греха. Кузьма нанялся к гуртовщику, Тихон снял постоялый дворишко на шоссе при станции Воргол, верстах в пяти от Дурновки, и открыл кабак и "черную" лавочку: "торговля мелочного товару чаю сахору тобаку сигар и протчего". Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в разговоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да ...

© 2000- NIV