Cлово "ПЕРЕД"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПЕРЕДАМ, ПЕРЕДЕ, ПЕРЕДОМ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 30. Размер: 204кб.
2. Митина любовь
Входимость: 24. Размер: 116кб.
3. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 19. Размер: 151кб.
4. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 18. Размер: 103кб.
5. Дело корнета Елагина
Входимость: 18. Размер: 78кб.
6. Натали
Входимость: 16. Размер: 60кб.
7. Из "Великого дурмана"
Входимость: 16. Размер: 89кб.
8. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 15. Размер: 95кб.
9. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 15. Размер: 85кб.
10. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 14. Размер: 71кб.
11. Жизнь Арсеньева
Входимость: 14. Размер: 103кб.
12. Суходол
Входимость: 13. Размер: 114кб.
13. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 13. Размер: 68кб.
14. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 13. Размер: 102кб.
15. Деревня (часть 1)
Входимость: 13. Размер: 111кб.
16. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 12. Размер: 107кб.
17. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 12. Размер: 111кб.
18. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 11. Размер: 102кб.
19. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 11. Размер: 90кб.
20. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 10. Размер: 72кб.
21. Братья
Входимость: 10. Размер: 52кб.
22. Автобиографические заметки
Входимость: 10. Размер: 78кб.
23. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 10. Размер: 92кб.
24. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 9. Размер: 42кб.
25. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 9. Размер: 78кб.
26. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 8. Размер: 53кб.
27. Воды многие
Входимость: 8. Размер: 50кб.
28. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 8. Размер: 47кб.
29. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 8. Размер: 73кб.
30. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 8. Размер: 88кб.
31. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 8. Размер: 55кб.
32. На даче
Входимость: 8. Размер: 74кб.
33. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 8. Размер: 42кб.
34. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 8. Размер: 77кб.
35. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 8. Размер: 77кб.
36. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 8. Размер: 81кб.
37. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 8. Размер: 62кб.
38. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 8. Размер: 57кб.
39. Самородки ("Роман без вранья" Мариенгофа - воспоминания о Есенине)
Входимость: 8. Размер: 25кб.
40. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 7. Размер: 58кб.
41. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVIII
Входимость: 7. Размер: 9кб.
42. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 7. Размер: 69кб.
43. Учитель
Входимость: 7. Размер: 70кб.
44. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 7. Размер: 54кб.
45. Чаша жизни
Входимость: 7. Размер: 42кб.
46. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 7. Размер: 32кб.
47. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 7. Размер: 35кб.
48. Веселый двор
Входимость: 7. Размер: 71кб.
49. Архивное дело
Входимость: 7. Размер: 21кб.
50. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 7. Размер: 77кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 30. Размер: 204кб.
Часть текста: вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять...
2. Митина любовь
Входимость: 24. Размер: 116кб.
Часть текста: лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей...
3. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 19. Размер: 151кб.
Часть текста: портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе поэтических опытов и дарований и составлять оценки отдельных deorum majorum et minorum современного российского Парнаса 46 . C'est tout. Только такая - "безличная" история литературы имеет, по нашему мнению, право на существование.  I Набрасывая свою поэтическую платформу (стих. "Поэт"), Надсон выдвигает, между прочим, такое требование: поэт должен вести свою аудиторию "в бой с неправдою и тьмою", в "суровый грозный бой за истину и свет". Данному требованию он старался ответить, начиная с первых своих стихотворных опытов, призывающих к "борьбе с судьбою", борьбе с "глубокой мглой ночной". Термины "борьба", "бороться", "биться" являются в его лексиконе одними из наиболее часто употребляемых. И эти термины, - военные доспехи, в которые облекается поэт, - могут дать повод к ошибочной...
4. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 18. Размер: 103кб.
Часть текста: в то время не могло вызвать к нему симпатии. В среде демократической интеллигенции еще памятен был исполненный достоинства отказ Чехова и Короленко от этого почетного звания в связи с отменой Николаем Вторым решения академии о присвоении такого же звания М. Горькому. Точно так же и Нобелевская премия, присужденная Бунину в 1933 году, — акция, носившая, конечно, недвусмысленно тенденциозный, политический характер, — художественная ценность творений Бунина была там лишь поводом, — естественно, не могла способствовать популярности имени писателя на его родине. За всю долгую писательскую жизнь Бунина был только один период, когда внимание к нему вышло за пределы внутрилитературных толков, — при появлении в 1910 году его повести «Деревня». О «Деревне» писали много, как ни об одной из книг Бунина ни до, ни после этой повести. Но нельзя переоценивать и этого исключительного в бунинской биографии случая. Отсюда еще далеко было до того, что называется славой писателя, подразумевая не полулегендарную прижизненную славу Толстого или Горького, но хотя бы тот обширный и шумный интерес в читательской среде, какой получали в свое время произведения литературных сверстников Бунина — Л. Андреева или А....
5. Дело корнета Елагина
Входимость: 18. Размер: 78кб.
Часть текста: на бульварный роман, - так все и называли его в нашем городе, - и в то же время могло бы послужить к созданию глубокого художественного произведения... Вообще справедливо сказал на суде защитник. - В этом деле, - сказал он в начале своей речи, - нет как будто места для спора между мной и представителем обвинения: ведь подсудимый сам признал себя виновным, ведь его преступление и его личность, равно как и личность его жертвы, волю которой он будто бы изнасиловал, кажутся чуть ли не всем, в этой зале присутствующим, недостойными особого мудрствования по их якобы достаточной пустоте и обыденности. Но все это совсем не так, все это только одна видимость: спорить есть о чем, поводов для спора и размышлений очень много... И далее: - Допустим, что моя цель - добиться только снисхождения подсудимому. Я бы мог тогда сказать немногое. Законодатель не указал, чем именно должны судьи руководствоваться в случаях, подобных нашему, он оставил большой простор их разумению, совести и зоркости, которым и надлежит в конце концов подобрать ту или иную рамку закона, наказующего деяние. И вот я и постарался бы воздействовать на это разумение, на совесть, постарался бы выставить на первое место все лучшее, что есть в подсудимом, и все, что смягчает его вину, будил бы в судьях чувства добрые и делал бы это тем настойчивее, что ведь он отрицает лишь одно в своем поступке: сознательную злую волю. Однако даже и в этом случае мог ли бы я избежать спора с обвинителем, определившим преступника не более не менее, как «уголовным волком»? Во всяком деле все можно воспринять по-разному, все можно осветить так или иначе, представить по-своему, на тот или иной лад. А что же мы видим...

© 2000- NIV