Cлово "ОБРЫВ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБРЫВЕ, ОБРЫВАМ, ОБРЫВЫ, ОБРЫВОМ, ОБРЫВАХ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 11.
2. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 9.
3. «Остров Сирен»
Входимость: 6.
4. Маленький роман
Входимость: 5.
5. Страна содомская
Входимость: 4.
6. Натали
Входимость: 3.
7. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 3.
8. Море богов
Входимость: 3.
9. Осенью
Входимость: 3.
10. Товарищ дозорный
Входимость: 3.
11. «Надежда»
Входимость: 3.
12. Пустыня дьявола
Входимость: 3.
13. «В такую ночь...»
Входимость: 3.
14. Свет Зодиака
Входимость: 3.
15. Ночь
Входимость: 3.
16. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2.
17. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 2.
18. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18,19 (5, 6) ноября 1900 г.
Входимость: 2.
19. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 2.
20. Атлант
Входимость: 2.
21. * * * ("Набегает впотьмах")
Входимость: 2.
22. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 2.
23. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 2.
24. Святые горы
Входимость: 2.
25. Бунин И. А. - Буниным А. Н., Л. А., М. А., Е. А., Н. К., 13, 14, 15 апреля 1889 г.
Входимость: 2.
26. * * * ("Обрыв Яйлы. Как руки фурий")
Входимость: 2.
27. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 2.
28. * * * ("К вечеру море шумней и мутней")
Входимость: 2.
29. Несрочная весна
Входимость: 2.
30. Иудея
Входимость: 2.
31. Пингвины
Входимость: 1.
32. Галя Ганская
Входимость: 1.
33. Великая потеря (В. Д. Набоков)
Входимость: 1.
34. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 1.
35. Апрель
Входимость: 1.
36. * * * ("В полях сухие стебли кукурузы")
Входимость: 1.
37. Красные фонари
Входимость: 1.
38. Солнечный удар
Входимость: 1.
39. Надписи
Входимость: 1.
40. Храм Солнца
Входимость: 1.
41. Дневники Бунина (1905)
Входимость: 1.
42. Деревня (часть 2)
Входимость: 1.
43. * * * ("Луна еще прозрачна и бледна")
Входимость: 1.
44. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 1.
45. Стихи
Входимость: 1.
46. Огонь на мачте
Входимость: 1.
47. Ночь отречения
Входимость: 1.
48. Одиночество ("Худая компаньонка, иностранка")
Входимость: 1.
49. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 1.
50. Господин Порогов
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 11. Размер: 204кб.
Часть текста: гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро...
2. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 9. Размер: 71кб.
Часть текста: Землю. С этого момента Бунины и Д.Шор путешествовали по Эрец-Исраэль вместе. В своих дневниках Шор описывает впечатления от этой поездки. Часть этих дневниковых записок была опубликована на иврите самим Шором в газете "Давар" от 5 декабря 1933 года Записки Д.С.Шора были обнаружены в архиве сотрудницей Еврейского университета в Иерусалиме Юлией Матвеевой, обработаны ею и опубликованы издательством "Гешарим" в 2001 году. Жизнь столкнула Д.С.Шора со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими. Пароход, чернея среди зеркального взморья, отдаляется, кажется маленьким, Мала и Яффа. До нее еще далеко, но воздух так чист, а восточные контуры ее кубических домиков, ...
3. «Остров Сирен»
Входимость: 6. Размер: 14кб.
Часть текста: о Капри. Некоторым известно еще то, что был этот дивный остров когда-то под властью варваров, потом греков, норманнов... Историки и археологи вспомнили о нем сравнительно недавно. Они нарушили его вековую тишину, покой, начали раскопки и великое расхищение его античных ценностей. Ценности эти оказались лежащими в каприйской земле чуть не на каждом шагу: крестьяне, в виноградниках которых то и дело находили их, все отдавали кому попало, за гроши, позволяли вывозить целыми барками... Затем - это было всего сто лет тому назад - какой-то немецкий поэт случайно открыл в скалистых обрывах северного берега Капри грот, столь волшебно освещаемый солнцем и волнами, проникающими в него, что Капри сразу стал известен всему миру, как «истинно обетованная страна всех живописцев и любителей Натуры», непрестанное и многолюдное паломничество которых на «божественный остров» уже никогда не прекращалось с тех пор, невзирая на полную дикость острова в смысле даже малейших удобств жизни на нем и на сообщение между ним и Неаполем лишь на парусных лодках; только уже долго спустя открылась на Капри первая гостиница и соединило его с Неаполем пароходное сообщение. Сообщение это было даже и до нашей поры крайне убогое, но из года в год доставляло на Капри великое множество путешественников со всех концов света... Чтобы представить себе Капри, надо прежде всего вообразить себя в Неаполе, посреди лукоморья, полукруга, огромного неаполитанского залива, с гористыми берегами влево, с городками, белеющими вдоль их подножья, и громадой Везувия. Прямо перед Неаполем, в заливе, как бы тают в водной сини два высоких острова: Иския и Капри. Капри «поднимается из лона морского подобно лежащему сфинксу» или утонувшему кораблю, как говорят другие. Байрон сравнил Капри с волной, гонимой бурей. Но, если говорить проще, это гигантская скала, торчащая из моря, дикая на вид и местами совершенно отвесная, хребет которой образует почти посередине своей глубокую седловину, давшую приют...
4. Маленький роман
Входимость: 5. Размер: 18кб.
Часть текста: но дачи в лесу, напротив, были еще озарены и весело горели стеклами. Где-то страстно и отчаянно, в нос, заливался граммофон; где-то щелкали шары крокета и раздавались мальчишеские крики... Даже не взглянув на меня, она коротко сказала: «Пройдемтесь немного», - и я пошел. За станцией в глаза ударило яркое вечернее солнце, но дальше стоял тенистый лес. И мы долго шли его прохладной просекой, но корням и утоптанным, упругим тропинкам, возле грязной дороги, среди зеленых лимов, осин и густого орешника, задевавшего нас бархатистой листвой. Она шла впереди, и я глядел на ее юбку, подолом которой она обвила себе ноги, на клетчатую кофточку, на тяжелый узел ее кос. Она ловко выбирала места посуше, наклоняясь от веток. - О чем вы думаете? - спросила она раз, не оборачиваясь. - О ваших ботинках, - сказал я. - О том, что они не на французских каблуках. Не верю женщинам на французских каблуках. - А мне верите? - Верю... Но вот просека кончилась, мы очутились на солнце, на открытом зеленом бугре, и она остановилась и обернулась. - Какой вы милый! - сказала она, - Идет себе и молчит... У меня неожиданный прилив нежности к вам. Я ответил сдержанно: - Спасибо. Это в горе бывает. Она широко раскрыла глаза. - В горе? В каком горе? - Но...
5. Страна содомская
Входимость: 4. Размер: 10кб.
Часть текста: Мы проезжаем мимо него; понукаемые вожаками, глухо урчат верблюды, поднимаясь с теплого песка. Над мечетью, в светлеющей вышине крупной слезой висит Венера. На востоке, над синеватым Моавитским кряжем, небо шафранное. Но еще по-ночному тлеет костер табора, летучие мыши реют вкруг мечети. За садами Рихи, на западе, - обрывы Иудеи. Отчетливо слоятся серо-фиолетовые уступы горы Искушения. Но внизу еще тень, и, верно, мыши принимают ее за сумерки, когда и создал их Христос. Он сорок дней и ночей провел в пещере над Иерихоном, на обрыве, закрывающем запад, - он не знал, когда садится солнце и когда надлежит совершать молитву. И вот однажды поднялся он на вершину и, как только скрылось солнце, начертал на пыли то легкое, таинственное создание, что так любит сумрак. Он вдохнул в него жизнь и сказал: "Каждый вечер на закате солнца вылетай из расселин горы, где отныне будет твое жилище, дабы знал я час молитвы..." Я поднимаю голову, вспомнив эту дамасскую легенду, и не узнаю окрестности: мы проехали версту, не больше, а уже день, совсем день. Глухой котловиной, бесплодным и безлюдным долом тянется с севера на юг, от самого моря Тивериадского, известково-песчаная пустыня, которую почти напрямик пересекает путь от Рихи к Иордану. Те, что пытались исследовать ее, видели по реке всего два-три селения, - даже каменистый Моав, дочерна спаленный солнцем, люднее иорданских берегов. То же и здесь: на всем огромном пространстве, окружающем нас, лишь одно живое место - оазис Рихи. Оглядываясь, видишь белые пятна хижин среди темной зелени, приютившейся под горным обрывом. Там, в садах, еще растет деревцо небд, приносящее акриды, растет бальзамический цаккум, сизый...

© 2000- NIV