Продажа авто Фольксваген volkswagen пикап amarok в Москве на сайте дилера.

Cлово "ЛЕС, ЛЕСА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛЕСУ, ЛЕСОВ, ЛЕСОМ

1. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 32.
2. Митина любовь
Входимость: 25.
3. Стихи
Входимость: 21.
4. Под серпом и молотом
Входимость: 20.
5. Ермил
Входимость: 20.
6. Странствия
Входимость: 20.
7. Сосны
Входимость: 20.
8. Из цикла "Странствия"
Входимость: 18.
9. Жизнь Арсеньева
Входимость: 18.
10. Листопад
Входимость: 16.
11. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 15.
12. Святые горы
Входимость: 15.
13. Братья
Входимость: 14.
14. Новая дорога
Входимость: 14.
15. Суходол
Входимость: 13.
16. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 13.
17. Косцы
Входимость: 13.
18. Маленький роман
Входимость: 13.
19. Аглая
Входимость: 12.
20. Несрочная весна
Входимость: 12.
21. Антоновские яблоки
Входимость: 12.
22. Святые
Входимость: 12.
23. Красный генерал
Входимость: 11.
24. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 11.
25. Полуночная зарница
Входимость: 11.
26. Песнь о Гайавате. Голод
Входимость: 10.
27. Мелитон
Входимость: 10.
28. Медведский К. П.: Новые лауреаты Академии наук
Входимость: 10.
29. Веселый двор
Входимость: 9.
30. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 9.
31. Город царя царей
Входимость: 8.
32. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18,19 (5, 6) ноября 1900 г.
Входимость: 8.
33. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 8.
34. Дневники Бунина (1920-1921)
Входимость: 8.
35. Песнь о Гайавате. Детство Гайаваты
Входимость: 8.
36. Мотив Сенкевича. Вечерняя молитва
Входимость: 8.
37. Руся
Входимость: 7.
38. Песнь о Гайавате. Сватовство Гайаваты
Входимость: 7.
39. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 7.
40. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 6.
41. Шулятиков В. М.: О культе природы в современной лирике
Входимость: 6.
42. Последнее свидание
Входимость: 6.
43. На даче
Входимость: 6.
44. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 6.
45. Зойка и Валерия
Входимость: 6.
46. О дураке Емеле, какой вышел всех умнее
Входимость: 6.
47. Кавказ
Входимость: 6.
48. Сила
Входимость: 6.
49. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 5.
50. Лесная дорога
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 32. Размер: 73кб.
Часть текста: В ночь на пятое Коля уехал в Елец - переосвидетельствование белобилетчиков. Все набор, набор! Идиоты. <...> Шестого телеграмма от Веры. Седьмого говорил с ней по телефону в Елец. Условились, что я приеду за ней и Колей, а по дороге заеду к Ильиным. Вечером Антон (австриец) отвез меня на Измалково. На станции "революционный порядок" - грязь, все засыпано подсолнухами, не зажигают огня. Много мужиков и солдат; сидят на полу, и идиотски кричит Анюта-дурочка. В сенях вагона 1-го класса мешки, солдаты. По поезду идет солдатский контроль. Ко мне: сколько мне лет, не дезертир ли? Чувство страшного возмущения. Никаких законов - и все власть, все, за исключением, конечно, нас. Волю "свободной" России почему-то выражают только солдаты, мужики, рабочие. Почему, напр., нет совета дворянских, интеллигентских, обывательских депутатов? <...> 15 июня 1917 г. 10 часов веч. Вернулись из Скородного. Коля, Евгений (который приехал вчера с Юлием из Ефремова) и Тупик ездили в усадьбу Победимовых, я, Юлий и Вера пошли к ним навстречу. День прекрасный, вечер еще лучше. Особенно хороша дорога от Крестов к Скородному - среди ржей в рост человека. В лесу птичий звон - пересмешник и пр. Возвращались - уже луна над морем ржей. У Бахтеяровой сейчас хотели отправить в Елец для Комитета 60 свиней. Пришли мужики, не дали отправить. Коля рассказывал, что Лида говорила: в с. Куначьем (где попом отец Ив. Алексеевича, ее мужа) есть чудотворная икона Николая Угодника. Мужики, говоря, что все это "обман",...
2. Митина любовь
Входимость: 25. Размер: 116кб.
Часть текста: правда прилетели жаворонки и принесли с собой тепло, радость. Все было мокро, все таяло, с домов капали капели, дворники скалывали лед с тротуаров, сбрасывали липкий снег с крыш, всюду было многолюдно, оживленно. Высокие облака расходились тонким белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих...
3. Стихи
Входимость: 21. Размер: 55кб.
Часть текста: жук Вино Вирь Во полунощи Война Волны Воскресение Воспоминание Восход луны Встреча Вход в Иерусалим Гаданье Газелла Гальциона Гермон Голуби Голубь Горе Горный лес Горный путь к морю Господь скорбящий Гробница Гробница Рахили Гробница Сафии Грот Дагестан Два венка Два голоса Две радуги Дворецкий Девичья Дедушка Дедушка в молодости День гнева День памяти Петра Деревенский нищий Детская Детство Джины (старая орфография) Джордано Брунo Диза Дикарь Дия Долина Иосафата Донник Дочь Древний образ Дурман Дюны Дядька Жасмин Жена Азиса За гробом За измену Забытый фонтан Завеса Завет Саади Зазимок Закат ("Вдыхая тонкий запах четок") Закат ("Корабли в багряном зареве заката") Заклинание Закон Запустение Засуха в раю Звезда морей Звезда морей, Мария Звездопоклонники Зейнаб Зеленый стяг Зеркало Зимний день в Оберланде Зимняя вилла Змея ("Зашелестела тонкая трава") Змея ("Покуда март гудит в лесу по голым") Зной Зов Золотой невод Иаков Игроки Иерихон Иерусалим Из апокалипсиса Из книги пророка Исайи Из окна Изгнание Иконка Имру-Уль-Кайс Индийский океан Ириса Искушение Истара Источник звезды К востоку Кадильница Казнь Каин Каир Калабрийский пастух Каменная баба Канарейка Канун Канун купалы Капри Караван Кедр Келья Кинематограф Кипарисы Клад Князь Всеслaв Кобылица Ковсерь Ковыль Колибри Колизей Кольцо Компас Кондор Кончина святителя Конь Афины-Паллады Косогор Костер Крещенская ночь Криница Кружево Купальщица Ландыш Лесная дорога Летняя...
4. Под серпом и молотом
Входимость: 20. Размер: 49кб.
Часть текста: серпом и молотом Из записей неизвестного I Этого старичка я узнал прошлой зимой, еще при начале царствия Ленина. Эта зима была, кажется, особенно страшна. Тиф, холод, голод... Дикая, глухая Москва тонула в таких снегах, что никто не выходил из дому без самой крайней нужды. Я искал его по одному делу. Узнал наконец, что он обитает в том же доме, где было прежде некое государственное учреждение, при котором состоял он. Теперь этот громадный дом пуст и мертв. Я вошел в широкие раскрытые ворота и остановился, не зная, куда идти дальше. Но, по счастью, за мной вошел какой-то мальчишка, который что-то нес с собой. Оказалось, что мальчишка идет как раз к старичку, несет ему пшенной каши: старичок питался только тем, что присылал ему иногда, по старой дружбе, отец мальчишки. Пошли вместе, вошли в подвальный этаж дома, долго шли по какому-то подземелью, постучали в маленькую дверку. Она отворилась в низок под каменным сводом. В низке было очень жарко: посреди стояла железная печка, докрасна раскаленная. Старичок поднялся мне навстречу на растоптанных, трясущихся ногах и сказал нечто странное теперь для слуха: «Имею честь кланяться, Борис Петрович!» Выцветшие, слезящиеся глаза, серые бакенбарды; давно небритый подбородок...
5. Ермил
Входимость: 20. Размер: 25кб.
Часть текста: их чуждался. Они им помыкали, думая, что он дурак и безответный. Он же, помалкивая, копил в себе утеху - злое сознанье, что далеко не так он прост, как думают. Он внушил себе, что все ему лиходеи, и жил, надвинув шапку на глаза, но сторожко. Переселяясь в лес, он гадал пожить хоть одну зиму спокойно. Был он, как большинство мужиков, труслив. Но однажды на спор сходил в полночь в овин и уверился, что ему все нипочем. Уверенно переселился он в самое глухое осеннее время и в лес. Но оказалось, что он даже и представить себе не мог, до чего жутка лесная жизнь. Ух, как зловеще шумел невидимый лес в те черные, непроглядные ночи, когда пошли ноябрьские дожди, когда стали они лить по ночам без перерыва, когда, как говорится, хоть кричи, не докричишься ни души, когда в полях только ветер, черные пашни, пустые дороги да непробудным сном умершие деревни! В безграничном море тьмы чувствовал он себя и спал тревожно, при лучине, часто просыпаясь. Мечтал он, бывало: будет у меня в руках дубинка, буду в темные ночки похаживать по лесу - и уж только попадись мне тогда вор, грабитель! Но оказалось, что в такие ночи и за избу-то выйти не возьмешь света белого. День тоже не радовал: и днем было темно от туч, и днем лил дождь на лес, на лужи - нельзя было на порог показаться. «А придет зима, пойдут святошные вьюги - и совсем хоть пропадай!» - думал Ермил, валяясь после обеда на нарах, поджидая новой долгой ночи. Иногда он садился, собирался плесть лапти, да только все глядел и глядел в окошечко на мокрый кустарник, на тучи. Они к ночи сгущались. Нагоняя тьму, разыгрывалась буря. Ермил слезал с нар, открывал печку, вынимал пук лучин, искал спичек по печуркам. А пока возился, выбирая лучику посуше, и совсем смеркалось. А когда лучина разгоралась и он втыкал ее в светец, окошечко было уже черно. Он опять...

© 2000- NIV