Cлово "ЗАБОТА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗАБОТЫ, ЗАБОТАМИ, ЗАБОТ, ЗАБОТУ

1. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 5.
2. Забота
Входимость: 5.
3. Суходол
Входимость: 4.
4. Логинова-Муравьева Т.: Воспоминания
Входимость: 4.
5. "Мы не позволим" (О статье Александрова о Есенине)
Входимость: 3.
6. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 3.
7. * * * ("Порой среди забот и жизненного шума... ")
Входимость: 3.
8. Обуза
Входимость: 3.
9. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 3.
10. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 2.
11. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 11 мая 1944 г.
Входимость: 2.
12. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава II
Входимость: 2.
13. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 2.
14. Бунин И. А. - Кашкиной С. Н., 21 января 1896 г.
Входимость: 2.
15. Архивное дело
Входимость: 2.
16. Любить - значит верить
Входимость: 2.
17. Устами Буниных. Предисловие
Входимость: 2.
18. Автобиографические заметки
Входимость: 2.
19. Деревня (часть 1)
Входимость: 2.
20. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 16 марта 1943 г.
Входимость: 2.
21. Воспоминания Бунина
Входимость: 2.
22. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 2.
23. * * * ("У ворот Сиона, над Кедроном")
Входимость: 1.
24. Хорошая жизнь
Входимость: 1.
25. Е. А. Баратынский (По поводу столетия со дня рождения)
Входимость: 1.
26. Бунин И. А.: О Чехове. Предисловие Алданова M. А.
Входимость: 1.
27. * * * ("Архистратиг средневековый")
Входимость: 1.
28. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 1.
29. Песнь о Гайавате. Письмена
Входимость: 1.
30. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 1.
31. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 30 мая 1944 г.
Входимость: 1.
32. * * * ("Не пугай меня грозою")
Входимость: 1.
33. Андре Шенье
Входимость: 1.
34. К роду отцов своих
Входимость: 1.
35. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 1.
36. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 27 декабря 1944 г.
Входимость: 1.
37. Бунин И. А. - Циону С. А., 5 августа 1946 г.
Входимость: 1.
38. Невенчанная жена
Входимость: 1.
39. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 1.
40. Жилет пана Михольского
Входимость: 1.
41. Стихи
Входимость: 1.
42. При дороге
Входимость: 1.
43. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 29 мая 1891 г.
Входимость: 1.
44. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 27 января 1943 г.
Входимость: 1.
45. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 1.
46. Бунин И. А. - Карзинкину А. А., 30 ноября 1901 г.
Входимость: 1.
47. Бунин И. А. - Циону С. А., 12 сентября 1945 г.
Входимость: 1.
48. Не "прощайте", а "до свидания": (Наша анкета к сегодняшнему последнему спектаклю московского Художественного театра), Южная мысль. 1913. No 528. 31 мая
Входимость: 1.
49. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 1 марта 1945 г.
Входимость: 1.
50. Бунин И. А. - Циону С. А., 14 мая 1947 г.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 5. Размер: 103кб.
Часть текста: естественно, не могла способствовать популярности имени писателя на его родине. За всю долгую писательскую жизнь Бунина был только один период, когда внимание к нему вышло за пределы внутрилитературных толков, — при появлении в 1910 году его повести «Деревня». О «Деревне» писали много, как ни об одной из книг Бунина ни до, ни после этой повести. Но нельзя переоценивать и этого исключительного в бунинской биографии случая. Отсюда еще далеко было до того, что называется славой писателя, подразумевая не полулегендарную прижизненную славу Толстого или Горького, но хотя бы тот обширный и шумный интерес в читательской среде, какой получали в свое время произведения литературных сверстников Бунина — Л. Андреева или А. Куприна. Бунин только теперь обретает у нас того большого читателя, которого достоин его поистине редкостный дар, хотя идеи, проблемы и самый материал действительности, послуживший основой его стихов и прозы, уже принадлежат истории. Вышедшее у нас несколько лет назад пятитомное собрание сочинений И. А. Бунина (весьма неполное и несовершенное) тиражом в двести пятьдесят тысяч экземпляров — цифра космическая в сравнении с заграничными тиражами бунинских изданий — давно разошлось. Кроме того, выходили однотомники прозы, выходили «Стихотворения» Бунина в большой и малой сериях «Библиотеки поэта», отдельные издания лонгфелловской поэмы «Гайавата» в его классическом переводе — их уже не найти в книжных магазинах. Все это говорит, конечно, прежде всего о небывалом, в смысле не только количественном, росте читательской армии на родине поэта, покинутой им когда-то в страхе перед...
2. Забота
Входимость: 5. Размер: 9кб.
Часть текста: по скатам и лугам, к родниковой речке, желтеют новые ометы и скирды. Улица села в тени, солнце опускается за дворами, за гумнами - и ярко краснеют против него глинистые бугры по ту сторону лугов, блестит на этих буграх стекло в избе мельника. Старик Авдей Забота, зажиточный мужик, собирается в город. Возле его двора, на дороге между двором и пунькою, дремлет запряженная в телегу сивая кобыла с мелкими, врозь расставленными копытцами, с большими ресницами, с серыми усами и большой шершавой нижней губой. Авдей курчав и сед, крупен и сумрачен; на плоской спине его, под линючей ситцевой рубашкой, выдаются лопатки. Он ходит возле телеги, набитой соломой, с молотком в руке, держит губами пучок гвоздей и ни на кого не смотрит. У него горе. Он в последние дни мучился думами: продавать ли барана? Баран стар, но продавать его не след, не время. Продавать нужно было бы хлеб. Осень погожая, урожай отличный, одна кладушка уже обмолочена, - только бы насыпать да в город. Но цены на рожь, на овес стоят страшно низкие. Ни зерна нельзя продавать, как ни торопи нужда... Продумав неделю, Авдей решил расстаться лучше с бараном. Но он постарел за эту неделю, осунулся и потемнел в лице. Взгляд его тверд и сумрачен. Собирается он, ни на кого не глядя. Дочь, в нижней коленкоровой юбке, без кофточки, в одних шерстяных чулках, раза два робко и быстро перебежала дорогу от избы к пуньке. Она тоже собирается - на девишник к подруге, но боится отца, боится своей затаенной радости, своей беззаботности рядом...
3. Суходол
Входимость: 4. Размер: 114кб.
Часть текста: не помню-с, где мне, а на дворне сказывали: была она птишницей, индюшат под ее начальством было несть числа, захватил их град на выгоне и запорол всех до единого... Кинулась бечь она, добежала, глянула -да и дух вон от ужасти! - А отчего ты замуж не пошла? - Да жених не вырос еще. - Нет, без шуток? - Да говорят, будто госпожа, ваша тетенька, заказывала. За то-то и меня, грешную, барышней ославили. - Ну-у, какая же ты барышня! - В аккурат-с барышня! - отвечала Наталья с тонкой усмешечкой, морщившей ее губы, и обтирала их темной старушечьей рукой. - Я ведь молочная Аркадь Петровичу, тетенька вторая ваша... Подрастая, все внимательнее прислушивались мы к тому, что говорилось в нашем доме о Суходоле: все понятнее становилось непонятное прежде, все резче выступали странные особенности суходольской жизни. Мы ли не чувствовали, что Наталья, полвека своего прожившая с нашим отцом почти одинаковой жизнью,- истинно родная нам, столбовым господам Хрущевым! И вот оказывается, что господа эти загнали отца ее в солдаты, а мать в такой трепет, что у нее сердце разорвалось при виде погибших...
4. Логинова-Муравьева Т.: Воспоминания
Входимость: 4. Размер: 23кб.
Часть текста: мной раздался насмешливый голос: - А что вы тут делаете? - я в сердцах подняла голову и осеклась - Бунин! - Стараюсь написать плакат, да очень уж неудобно! Отвернувшись, я почувствовала, как краска заливает лицо. И. А. заметил мое смущение и стал задавать мне вопросы один за другим: где я живу, с кем, что делаю, откуда приехала... и вдруг расхохотался. - Вот так написала! - Выводя буквы _exposition, я пропустила _ti_! Плакат испорчен, досадуя: - Это вы меня смутили! Что за допрос, не буду отвечать! Я встала, чтобы направиться к устроителям. Бунин не отходил: - Так вы с характером, вот какая! Значит, вы художница, а я поэт, давайте встретимся, поговорим! Позвоните мне. - И на билетике первого класса метро он написал номер телефона. В сущности, я была очень польщена и несколько дней колебалась: звонить или нет? Но любопытство взяло верх. Ответил мне женский голос: "Вам Иван Алексеевича? Ян, тебя". Голос показался мне особенным, скорее трескучим, чем мелодичным. Зато голос И. А. был исключительным по его необычайным интонациям, он актерски пользовался ими. Это первое свидание в кафе на площади Ла Мюэт, во время которого Бунин говорил, а я слушала, не веря, что сижу с великим писателем, навсегда в моей памяти. Узнавши, что я живу почти что по соседству, Бунин довольно часто звонил, чтобы посидеть в кафе, пойти в синема, однажды пригласил в шведский ресторан. В ту же осень Гончарова и Ларионов устроили обед в честь Бунина в испанском ресторанчике, который Гончарова, декорировала. В тот вечер я познакомилась с Верой Буниной. Держалась она прямо, с большим достоинством, бархатное платье обтягивало ее еще стройную фигуру, лицо показалось мне приветливым и...
5. "Мы не позволим" (О статье Александрова о Есенине)
Входимость: 3. Размер: 18кб.
Часть текста: полное и единоличное распоряжение отдельный вагон третьего класса, очень, конечно, потрепанный, с некоторыми разбитыми стеклами окон, забитых дранками, но с голыми дощатыми скамьями и потому наиболее безопасный от тифозных вшей: иначе мы ехали бы до Белграда, при тогдашних железнодорожных послевоенных безобразиях, еще и в несметной толпе прочих русских беженцев, в условиях поистине ужасных, для нас просто непосильных. Все это рассказано мною. Но не рассказано то, что случилось с нами однажды ночью, когда наш поезд тащился уже по Сербии. Случилось же то, что этой ночью в наш вагон, где мы занимали только одно отдельное купе, а все прочие места позволили в пути занять нескольким сербам, явилась дама при весьма молодцеватом кавалере в форме русского «земгусара», во френче, в галифе и крагах, с подстриженными ежиком усами, с ременным хлыстом в руке. Время было уже довольно позднее, я уже разделся и лег, постелив на дощатую скамью пальто, как вдруг раздался крепкий стук в дверь, а затем властный мужской голос: — Отворите! — Кто там? — спрашиваю я. Но в ответ еще более властное: — Вам говорят, — отворите! Бессознательно накидываю на себя пальто, отворяю и вижу эту даму и кавалера: — В чем дело? Дама быстро и строго отвечает вопросом: — Вы академик Бунин? — Да. А что? — Ваши бумаги! — Какие бумаги? — Ваши паспорта и все, все другие, какие у вас есть! — Но позвольте узнать, зачем они вам и кто...

© 2000- NIV