Cлово "ГРОБ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГРОБА, ГРОБУ, ГРОБЫ, ГРОБОМ

1. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 11.
2. Веселый двор
Входимость: 8.
3. Миссия Русской эмиграции
Входимость: 8.
4. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 8.
5. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVII
Входимость: 8.
6. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VII
Входимость: 7.
7. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 7.
8. Аглая
Входимость: 6.
9. К роду отцов своих
Входимость: 6.
10. Натали
Входимость: 6.
11. Деревня (часть 3)
Входимость: 6.
12. Сосны
Входимость: 6.
13. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 5.
14. Преображение
Входимость: 5.
15. На базарной
Входимость: 5.
16. Вести с родины
Входимость: 5.
17. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 5.
18. Гиппиус З. Н.: Бесстрашная любовь
Входимость: 4.
19. Камень
Входимость: 4.
20. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 4.
21. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 4.
22. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 4.
23. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 4.
24. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 4.
25. Иудея
Входимость: 4.
26. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 3.
27. Тем, которые "дали Богу души свои"
Входимость: 3.
28. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 3.
29. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
30. Скарабеи
Входимость: 3.
31. Чаша жизни
Входимость: 3.
32. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 3.
33. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 3.
34. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 3.
35. Огнь пожирающий
Входимость: 3.
36. Тень птицы
Входимость: 3.
37. Святогор и Илья
Входимость: 3.
38. Безумный художник
Входимость: 3.
39. Деревня (часть 1)
Входимость: 3.
40. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт второй
Входимость: 3.
41. Чистый понедельник
Входимость: 3.
42. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2.
43. Суходол
Входимость: 2.
44. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 2.
45. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 2.
46. Михайлова М. В.: "Господин из Сан-Франциско" - судьба мира и цивилизации
Входимость: 2.
47. Венчик
Входимость: 2.
48. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 2.
49. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XV
Входимость: 2.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 11. Размер: 71кб.
Часть текста: от этой поездки легли в основу многих рассказов и стихов Бунина. На пароходе, идущем из Александрии в Яффо, чета Буниных познакомилась с известным в то время музыкантом Давидом Шором, также совершающим вместе с отцом путешествие в Святую Землю. С этого момента Бунины и Д.Шор путешествовали по Эрец-Исраэль вместе. В своих дневниках Шор описывает впечатления от этой поездки. Часть этих дневниковых записок была опубликована на иврите самим Шором в газете "Давар" от 5 декабря 1933 года Записки Д.С.Шора были обнаружены в архиве сотрудницей Еврейского университета в Иерусалиме Юлией Матвеевой, обработаны ею и опубликованы издательством "Гешарим" в 2001 году. Жизнь столкнула Д.С.Шора со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми ...
2. Веселый двор
Входимость: 8. Размер: 71кб.
Часть текста: снаружи на ее косой простенок, на трухлявые бревна, большую солдатскую мишень - черной краской напечатанное на белом бумажном листе туловище, с ружьем на плечо, в фуражке набекрень, с вытаращенными глазами. А вот поправить крышу, законопатить пазы, переложить печку, борова почистить - на это у него догадочки не хватало, и зимой в избе волков можно было морозить: по всем углам нарастала снежная опушка. Давным-давно по чурке растаскали бы все это тырло добрые люди. Да мешала Анисья. Егор был белес, лохмат, не велик, но широк, с высокой грудью. Ходил Егор в облезлом, голубом от времени и тяжелом от пота, гимназическом картузе, в посконной рубахе с обитым, скатавшимся воротом, в обвисших, протертых и вытянутых на коленях портках, в лаптях, обожженных известкой. Всюду много и без толку болтал он, постоянно сосал трубку, до слез надрываясь мучительным кашлем, и откашлявшись, блестя запухшими глазами, долго сипел, носил своей всегда поднятой грудью. Кашлял он от табаку, курить начал по восьмому году, - а глубоко дышал от расширения легких, и когда дышал, все раскрывалась, показывалась в продольную прореху ворога бурая полоска загара, резко выделявшаяся на мертвенно-бледном голе. Уродливы были его руки: большой палец правой руки похож на обмороженную култышку, ноготь этого пальца - на звериный коготь, а указательный и средний пальцы - короче безымянного и мизинца: в них было только по одному суставу. Но ловко мял он этими тугими култышками золу в хлюпающей трубке, кашлял надрывисто, но даже с наслаждением как будто: «А-ax, так-то его так!» Глядя на него, не верилось, что бывают матери у таких хрипунов ...
3. Миссия Русской эмиграции
Входимость: 8. Размер: 18кб.
Часть текста: то есть люди, добровольно покинувшие родину. Миссия же наша связана с причинами, в силу которых мы покинули ее. Эти причины на первый взгляд разнообразны, но в сущности сводятся к одному; к тому, что мы так или иначе не приняли жизни, воцарившейся с некоторых пор в России, были в том или ином несогласии, в той или иной борьбе с этой жизнью и, убедившись, что дальнейшее сопротивление наше грозит нам лишь бесплодной, бессмысленной гибелью, ушли на чужбину. Миссия - это звучит возвышенно. Но мы взяли и это слово вполне сознательно, памятуя его точный смысл. Во французских толковых словарях сказано: "миссия есть власть (pouvoir), данная делегату идти делать что-нибудь". А делегат означает лицо, на котором лежит поручение действовать от чьего-нибудь имени. Можно ли употреблять такие почти торжественные слова в применении к нам? Можно ли говорить, что мы чьи-то делегаты, на которых возложено некое поручение, что мы предстательствуем за кого-то? Цель нашего вечера - напомнить, что не только можно, но и должно. Некоторые из нас глубоко устали и, быть может, готовы, под разными злостными влияниями, разочароваться в том деле, которому они так или иначе служили, готовы назвать свое пребывание на чужбине никчемным и даже зазорным. Наша цель - твердо сказать: подымите голову! Миссия, именно миссия, тяжкая, но и высокая, возложена судьбой на нас. Нас, рассеянных ...
4. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 8. Размер: 81кб.
Часть текста: как попало шла наша беспорядочная жизнь, нетерпеливо ждущая роковой развязки этого беспорядка. Я проснулся с резким чувством того, что развязка наконец настала, и был немало удивлен, увидя, что брат, спавший со мной в кабинете покойного, равнодушно курит, сидя в одном белье на диване, с которого до полу сползла смятая простыня, меж тем как по коридору за дверью уже поспешно ходили, слышались голоса, какие-то короткие вопросы и такие же ответы. Вошла Марья Петровна, старшая горничная, внесла поднос с чаем, молча поклонилась, не глядя на нас, и, поставив поднос на письменный стол, озабоченно вышла. Я, дрожащими руками, стал одеваться. В кабинете, оклеенном старенькими золотистыми обоями, было все просто, буднично и даже весело, плавал, говоря о нашей мужской утренней жизни, пахучий папиросный дым. Брат курил и рассеянно посматривал на те самые кавказские туфли Писарева, в которых я видел его, во всей его бодрой цыганской красоте, две недели тому назад, и которые мирно стояли теперь под письменным столом. Я тоже взглянул на них: да, его уже нет, а вот туфли все стоят и могут простоять еще хоть сто лет! И где он теперь и где будет до скончания веков? И неужели это правда, что он уже встретился где-то там со всеми нашими давным-давно умершими, сказочными бабушками и дедушками, и кто он такой теперь? Неужто это он - то ужасное, что лежит в зале на столах, в этих вкось расходящихся краях гробового ящика, противоестественно озаряемое среди бела дня тупым огнем до коротких обрубков догоревших свечей, густо закапавших и просаливших зубчатую бумагу, окружающую их на высоких серебряных ставниках, - он, который всего позавчера, вот в такое же утро, входил с только что расчесанной, еще свежей после умыванья черной бородой к жене в соседнюю комнату, на полу которой через полчаса после того уже обмывали его голое, еще почти живое, податливо и бессильно падающее куда угодно тело? И все таки это он, подумал я, и это нынче, вот сейчас,...
5. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVII
Входимость: 8. Размер: 21кб.
Часть текста: вокруг него нагоревшие свечи в высоких серебряных подсвечниках; в дальнем углу сидел дьячок и тихим, однообразным голосом читал псалтирь. — Я остановился у двери и стал смотреть, но глаза мои были так заплаканы и нервы так расстроены, что я ничего не мог разобрать; все как-то странно сливалось вместе: свет, парча, бархат, большие подсвечники, розовая обшитая кружевами подушка, венчик, чепчик с лентами и еще что-то прозрачное воскового цвета. Я стал на стул, чтобы рассмотреть ее лицо; но в том месте, где оно находилось, мне опять представился тот же бледно-желтоватый, прозрачный предмет. Я не мог верить, чтоб это было ее лицо. Я стал вглядываться в него пристальнее и мало-помалу стал узнавать в нем знакомые милые черты. Я вздрогнул от ужаса, когда убедился, что это была она; отчего закрытые глаза так впали? отчего эта страшная бледность и на одной щеке черноватое пятно под прозрачною кожей? отчего губы так бледны и склад их так прекрасен, так величествен и выражает такое неземное спокойствие, что холодная дрожь пробегает по моей спине и волосам, когда я вглядываюсь в него? — Я смотрел и чувствовал, что какая-то непонятная, непреодолимая сила притягивает мои глаза к этому безжизненному лицу. Я не спускал с него глаз, а воображение рисовало мне картины, цветущие жизнью и счастием. Я забывал, что мертвое тело, которое лежало передо мной и на которое я бессмысленно смотрел, как на предмет, не имеющий ничего общего с моими воспоминаниями, была она. Я воображал ее то в том, то в другом положении: живою, веселою, улыбающейся; потом вдруг меня поражала какая-нибудь черта в бледном лице, на котором остановились мои глаза: я вспоминал ужасную действительность, содрогался, но не...

© 2000- NIV