Cлово "ГОТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОТОВ, ГОТАМИ, ГОТЕ

1. Готами
Входимость: 19.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3.
3. Учитель
Входимость: 3.
4. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 3.
5. Заметки (по поводу критики предыдущей статьи)
Входимость: 3.
6. Антигона
Входимость: 2.
7. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 2.
8. Записная книжка (о путешествии в Африку)
Входимость: 2.
9. Песнь о Гайавате. Привидения
Входимость: 2.
10. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Середина августа 1899 г.
Входимость: 2.
11. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 2.
12. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 2.
13. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 2.
14. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 1.
15. Гиппиус З. Н.: Бесстрашная любовь
Входимость: 1.
16. Красный генерал
Входимость: 1.
17. Третий класс
Входимость: 1.
18. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава IV
Входимость: 1.
19. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 1.
20. Жилет пана Михольского
Входимость: 1.
21. При дороге
Входимость: 1.
22. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 14 июля 1891 г.
Входимость: 1.
23. Песнь о Гайавате. Благословение полей
Входимость: 1.
24. Байрон Д. Г.: Каин. Акт первый
Входимость: 1.
25. К моим "Воспоминаниям"
Входимость: 1.
26. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 1.
27. Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 12 сентября 1902 г.
Входимость: 1.
28. Камилл Демулен
Входимость: 1.
29. Бунин И. А. - Некрасову К. Ф., 3 декабря 1914 г.
Входимость: 1.
30. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 22 июля 1891 г.
Входимость: 1.
31. Алексей Алексеич
Входимость: 1.
32. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Мировосприятие
Входимость: 1.
33. Конец Мопассана
Входимость: 1.
34. Бунин И. А. - Поливановой Е. П., 23 марта 1892 г.
Входимость: 1.
35. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 3 августа 1892 г.
Входимость: 1.
36. Логинова-Муравьева Т.: Воспоминания
Входимость: 1.
37. Бунин И. А. - Зурову Л. Ф., 6 октября 1929 г.
Входимость: 1.
38. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 1.
39. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 30 июля 1891 г.
Входимость: 1.
40. Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 6 сентября 1904 г.
Входимость: 1.
41. Бунин И. А. - Лопатиной Е. М., 16 июня 1898 г.
Входимость: 1.
42. Аз (Зелюк О. Г.): Наши беседы. У академика И. А. Бунина
Входимость: 1.
43. Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 27 июня 1902 г.
Входимость: 1.
44. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 1.
45. Святогор и Илья
Входимость: 1.
46. Натали
Входимость: 1.
47. Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 20 августа 1903 г.
Входимость: 1.
48. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 1.
49. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 1.
50. Бунин И. А.: Освобождение Толстого
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Готами
Входимость: 19. Размер: 6кб.
Часть текста: берегу реки, когда мыла она белье своих сестер и братьев, и понял, что она неумна и покорна и что никто не заступится за нее, - даже родители. Так думал он: - Что ж делать, скажут ее родители, неумна Готами, нехороша Готами, не на дочь нашу, а на служанку похожа она, кто возьмет ее замуж? Рано или поздно все равно покорится она мужчине, который пожелает ее: не умеет отказывать Готами. Ах, если бы был тот мужчина не безжалостный и давал на воспитание ребенка, что родит она! Так подумал царский сын, юноша. А Готами, вымыв и выполоскав белье, села на корточки над блестящей от солнца водой, сняв с себя одежду, весь свой стан от подмышек до колен завернув ею, распустила свои длинные черные волосы, стала чистить размоченной щепочкой свои белые зубы, стала мыть свои смуглые ноги, не зная, что царский сын смотрит на нее из-за бамбуковых кустов. И тогда он окликнул ее и, подходя, сказал ей с усмешкой, но ласково: - Ты мила, Готами, и совсем не такая тощая, как говорят про тебя: о девушке в простой одежде и...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3. Размер: 204кб.
Часть текста: чужим гостинице, городу, - ив необычный для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к...
3. Учитель
Входимость: 3. Размер: 70кб.
Часть текста: он беспокойно, прикрывая глаза, и ребята думали, что он или сердит, или нездоров. И правда, к концу занятий у него начало ломить в левой стороне головы. Когда же школа опустела, Турбин со злобой прихлопнул дверь в передней и быстро пошел в свою комнату. - Пусть будет так! - сказал он и, хмурясь, скинул с себя пиджак. Повесив его под простыню на стену, он накинул на себя длинный тулуп, крытый казинетом, и лег на кровать. «Ночной зефир струит эфир...» - напевал он мысленно. В голове стояло одно и то же: «Пусть будет так! - черт его побери, не ехать, так не ехать... эка важность!» Тащиться к дьячку обедать не хотелось. Левая сторона головы продолжала болеть. Он обмял плечом подушку поудобнее и старался не шевелиться. Сквозь дремоту он слышал, как приходил сторож Павел, обивал от снега лапти, крякал с мороза, сморкался и гремел ведрами; видел сквозь полузакрытые веки, что в комнате разливается отсвет заката, и чувствовал, что от холода стынут ноги и кончик носа... II Турбину шел двадцать четвертый год. Был он белокур, очень высок ростом, худ и от застенчивости очень неловок. Был он сын сельского дьякона, учился в семинарии, но курса не кончил: по бедности пришлось вернуться домой; дома он все выписывал программы, думая приготовиться то в юнкерскую, то в межевую школу. Кончил, однако, экзаменом на сельского учителя и рад был этому. Жить дома было тяжело. Матери он не помнил, а дьякон отличался болезненно-угрюмым характером; лицо у него было как на старинных иконах у схимников - темное, деревянное, фигура сухая, сутулая; говорил он глухим басом и все кашлял, заправляя за ухо длинные косицы седых волос. Даже тон его был всегда один - такой, словно он старался вразумить, растолковать, образумить. Однако, проживши год одиноко, Турбин стал вспоминать об отце с тоской и нежностью, дни и ночи мечтал о поездке домой. Он все...
4. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 3. Размер: 69кб.
Часть текста: и умрет под забором.  * * * В воспоминаниях Лазарева-Грузинского сказано, что выражения смелости, которое вообще было свойственно Чехову, кроме дней тяжелой болезни, нет ни на одном портрете, более или менее известном публике. Ведь даже письма Чехова дают представление о нем как о смелом человеке. Чехова до сих пор по-настоящему не знают (И. Б.).  * * * "... ты не рожден субъективным писакой... выбрасывай себя за борт всюду, не суй себя в герои своего романа, отрекись от себя хоть на полчаса", - писал он в 1883 г. брату Ал. Павловичу. ... Нужно: отречься от личного впечатления... Субъективность ужасная вещь. Она не хороша уже тем, что выдает бедного автора с руками и ногами... Умеешь ты так хорошо смеяться, перенес много, видел чересчур много... Из твоего материала можно делать железные вещи.  * * * Лейкину, 10 декабря 1883 г. Москва. "Вот уже три дня прошло, как у меня ни к селу, ни к городу идет кровь горлом. Это кровотечение мешает мне писать, помешает поехать в Питер... Вообще благодарю, не ожидал!.. Три дня не видал я белого плевка, а когда помогут мне медикаменты, которыми пичкают меня мои коллеги, сказать не могу. ... Спасибо, хоть аптека отпускает по дешевой цене. Все-таки хоть этим утешаться можно... ... Как на смех, у меня теперь есть больные. Ехать к ним нужно, а нельзя... Не знаю, что и делать с ними... Отдавать другому врачу жалко, все-таки ведь доход".  * * * Ему же 7 октября 1884 г. Зачем Вы меня сравниваете с собой? Литература Ваша...
5. Заметки (по поводу критики предыдущей статьи)
Входимость: 3. Размер: 13кб.
Часть текста: после моей лекции о русской революции, после двух, трех моих статей в газете, начали дерзить мне, начали на меня злобствовать, умышленно искажать мои слова и даже приписывать мне то, что я никогда не говорил. Одесскому базару не удастся превратить меня в верблюда, но он уже старается над этим с редкой находчивостью. Он пустил слух, что я умер, и стал клепать на меня с той свободой, какая возможна только тогда, когда врешь на мертвого. Да, необыкновенно быстро дошло даже и до этого, и это так типично для наших общественно-политических и журнальных нравов, что заслуживает быть отмеченным, записанным. Да, на днях, по поводу моих «Заметок» о Наживине, — где я буквально ни слова не сказал в защиту убеждений Наживина и восстал вовсе не против возможности обличений того или иного заблуждения, той или иной неправоты и того или иного нехорошего слова, а только против грубости, нетерпимости, яростной узколобости, либеральной пошлости, уже принесшей столько зла России, и против дурного жаргона, — в «Современном слове» наговорили про меня Бог знает чего и даже более: статейку обо мне озаглавили «Траур», а в статейке написано, что я верблюд и что я поэтому погиб, умер для русской литературы. Ну, не анекдот ли от Робина! Сами же выдумали, что я умер, и сами же стали плакать на всю улицу: «траур, траур!» — и, вероятно, некоторые прохожие все-таки...

© 2000- NIV