Cлово "ГНЕЗДО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГНЕЗДА, ГНЕЗДАМИ, ГНЕЗДАМ, ГНЕЗДЕ

1. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 4.
2. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4.
3. Ловчий
Входимость: 4.
4. Жизнь Арсеньева
Входимость: 4.
5. Суходол
Входимость: 3.
6. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3.
7. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 3.
8. Деревня (часть 1)
Входимость: 3.
9. * * * ("У птицы есть гнездо, у зверя есть нора")
Входимость: 3.
10. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 3.
11. Обзор основных произведений Бунина
Входимость: 3.
12. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 3.
13. Свет Зодиака
Входимость: 3.
14. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 3.
15. Степанян Е.В.: Иван Алексеевич Бунин
Входимость: 3.
16. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 2.
17. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 2.
18. Бунин И. А. - Кривенко С. Н., 6 мая 1898 г.
Входимость: 2.
19. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 2.
20. Воды многие
Входимость: 2.
21. Из "Великого дурмана"
Входимость: 2.
22. Эпитафия
Входимость: 2.
23. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 2.
24. Песнь о Гайавате. Вступление
Входимость: 2.
25. * * * ("Идет тяжелый гул по липам…")
Входимость: 2.
26. Страшные контрасты (100 лет со дня рождения И. С. Тургенева)
Входимость: 2.
27. Автобиографические заметки
Входимость: 2.
28. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 2.
29. Полонский Вадим: Бунин И. А. (Энциклопедия "Кругосвет")
Входимость: 2.
30. Воспоминания Бунина
Входимость: 2.
31. Благасова Г. М., Курбатова Ю. В.: Бунин и Паустовский - аксиологические параллели
Входимость: 1.
32. Российская человечина
Входимость: 1.
33. Весенний вечер
Входимость: 1.
34. * * * ("Чалма на мудром - как луна")
Входимость: 1.
35. Песнь о Гайавате. Пост Гайаваты
Входимость: 1.
36. Дедушка
Входимость: 1.
37. Последний день
Входимость: 1.
38. Антоновские яблоки
Входимость: 1.
39. Михайлова М. В.: "Чистый понедельник" - горькая дума о России
Входимость: 1.
40. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 1.
41. Клаша
Входимость: 1.
42. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 1.
43. В поле
Входимость: 1.
44. Надписи
Входимость: 1.
45. Братья
Входимость: 1.
46. «Остров Сирен»
Входимость: 1.
47. Андре Шенье
Входимость: 1.
48. К роду отцов своих
Входимость: 1.
49. Бунин И. А. - Чеховой М. П., 28 апреля 1901 г.
Входимость: 1.
50. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 4. Размер: 68кб.
Часть текста: пишет прекрасные стихи. И пишет их тогда, когда у него есть что сказать и когда сказать хочется. За его стихотворениями чувствуется еще нечто другое, нечто большее: он сам. У него есть за стихами, за душой. Его строки - испытанного старинного чекана; его почерк - самый четкий в современной литературе; его рисунок - сжатый и сосредоточенный. Бунин черпает из невозмущенного Кастальского ключа. И с внутренней и с внешней стороны его лучшие стихи как раз вовремя уклоняются от прозы (иногда он уклониться не успевает); скорее он прозу делает поэтичной, скорее он ее побеждает и претворяет в стихи, чем творит стихи, как нечто от нее отличное и особое. У него стих как бы потерял свою самостоятельность, свою оторванность от обыденной речи, но через это не опошлился. Бунин часто ломает свою строку посредине, кончает предложение там, где не кончился стих; но зато в результате возникает нечто естественное и живое, и нерасторжимая цельность нашего слова не приносится в жертву версификации. Не в осуждение, а в большую похвалу ему надо сказать, что даже рифмованные стихи его. производят впечатление белых: так не кичится он рифмою, хотя и владеет ею смело и своеобразно, - только не она центр красоты в его художестве. Читая Бунина, мы убеждаемся, как много поэзии в нашей прозе и как обыкновенное сродни высокому. Из житейской будничности он извлекает красоту и умеет находить новые признаки старых предметов. Он рассказывает себе поэзию своей жизни, ее микроскопию, ее отдельные настроения. Проникнутый духом честности, он не испытывает страха перед прозой, ложного стыда перед нею, и для него так нормально сравнить...
2. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4. Размер: 95кб.
Часть текста: душа моя, наше гнездо! В самом деле, Николай это гнездо уже бросил, Георгий собирался бросать, - срок его поднадзорности кончился; оставался один я; но шел и мой черед. И все таки, как водится, никто из нас (кроме, конечно, матери) ничего не додумывал, я тем более. II Опять, еще раз была весна. И опять казалась она мне такой, каких еще не было, началом чего-то совсем не похожего на все мое прошлое. Во всяком выздоровлении бывает некое особенное утро, когда, проснувшись, чувствуешь наконец уже полностью ту простоту, будничность, которая и есть здоровье, возвратившееся обычное состояние, хотя и отличающееся от того, что было до болезни, какою-то новой опытностью, умудренностью. Так проснулся и я однажды в тихое и солнечное майское утро в своей угловой комнате, окна которой я, по молодости, не имел надобности завешивать. Я откинул одеяло, чувствуя спокойное довольство всех своих молодых сил и все то здоровое, молодое тепло, которым нагрел я за ночь постель и себя самого. В окна светило солнце, от верхних цветных стекол на полу горели синие и рубиновые пятна. Я поднял нижние рамы - утро было уже похоже на летнее, со всей мирной простотой, присущей лету, его утреннему мягкому и чистому воздуху, запахам солнечного сада со всеми его травами, цветами, бабочками. Я умылся, оделся и стал молиться на образа, висевшие в южном углу комнаты и всегда вызывавшие во мне своей арсеньевской стариной что-то обнадеживающее, покорное непреложному и бесконечному течению земных дней. На балконе пили чай и разговаривали. Был опять брат Николай, - он часто приходил к нам по утрам. И он говорил - очевидно, обо мне: - Да что ж тут думать? Конечно, надо служить, поступить куда-нибудь на место... Думаю, что Георгию все таки удастся устроить его где-нибудь, когда он сам как-нибудь устроится... И эти слова еще более умиротворяли меня. "Ну, что ж, служить так...
3. Ловчий
Входимость: 4. Размер: 14кб.
Часть текста: повар. В летние дни в людской часто бывало пусто, один Леонтий лежал на печи. На столе были прикрыты рядном черные хлебы. Я приходил, садился на лавку, отламывал корку, солил и ел. А Леонтий лежал и говорил: - Да, барчук, не всегда я так лежал, мусором голову пересыпал. Не всегда и поваром был. Я у вашего дедушки по бабушке, у Петра Алексеича Чамадурова, ловчим был, стаей правил. - Стаей собак? - Так точно. Не телят же! Был сперва простым доезжачим, борзых, значит, вел, а вследствие времени ловчим стал. А ведь это вам не книжку прочесть, тут даже простого русака оследить, и то надо ум иметь. Вот хоть взять охотничий подклик - тут не одно хайло нужно! Тут кураж нужен. А я, бывало, как наддам: «О, гой!» - так весь лес дрогнет! Опричь того, был дедушка ваш охотник смертный, завзятый, - ему угодить не всякий мог. Была у него заветная наложница, девка именем Малашка, - я потом расскажу вам как-нибудь, как я из-за нее погиб, попал под страшный сюркуп... Уж как он людей своих терзал, до чего неприступен был! А эта Малашка просто веревки из него вила, он за нежное ее притворство на все был готов. «Она мне, Леонтий, миляе всех на свете!» Так прямо и говаривал мне. Я ему в ответ, что не может того быть, что, мол, это вы только замысловато шутить изволите, а он мне тверже того: «Нет, не шучу, и ты изволь слушать меня с примечанием». Ну, а я все противных мыслей был, все думал про себя: погодите, сударь, покажет она вам себя в некий срок! Ведь на сусле пива не узнаешь, ведь сейчас-то она пока девчонка, а вот как станет в лета входить... Они же между тем вдаль свои мечты не простирали, - мол, когда-то еще это будет! Мы такое заведение имели, после осенних охот был у нас завсегда большой публичный стол, так что же вы думаете? - они эту девку с гостями сажали! Ну, а после Малашки нащет охоты с ума сходили, и охоту держали мы истинно...
4. Жизнь Арсеньева
Входимость: 4. Размер: 103кб.
Часть текста: вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном пути Отца всякой жизни", переходящего от смертных родителей к смертным чадам их - жизнью бессмертной, "непрерывной", веру в то, что это волей Агни заповедано блюсти чистоту, непрерывность крови, породы, дабы не был "осквернен", то есть прерван этот "путь", и что с каждым рождением должна все более очищаться кровь рождающихся и возрастать их родство, близость с ним, единым Отцом всего сущего. Среди моих предков было, верно, не мало и дурных. Но все же из поколения в поколение наказывали мои...
5. Суходол
Входимость: 3. Размер: 114кб.
Часть текста: пришла, вот и померли-с. - Нет, отчего рано? - Так бог дал. Батюшку господа в солдаты отдали за провинности, матушка веку не дожила из-за индюшат господских. Я-то, конечно, не помню-с, где мне, а на дворне сказывали: была она птишницей, индюшат под ее начальством было несть числа, захватил их град на выгоне и запорол всех до единого... Кинулась бечь она, добежала, глянула -да и дух вон от ужасти! - А отчего ты замуж не пошла? - Да жених не вырос еще. - Нет, без шуток? - Да говорят, будто госпожа, ваша тетенька, заказывала. За то-то и меня, грешную, барышней ославили. - Ну-у, какая же ты барышня! - В аккурат-с барышня! - отвечала Наталья с тонкой усмешечкой, морщившей ее губы, и обтирала их темной старушечьей рукой. - Я ведь молочная Аркадь Петровичу, тетенька вторая ваша... Подрастая, все внимательнее прислушивались мы к тому, что говорилось в нашем доме о Суходоле: все понятнее становилось непонятное прежде, все резче выступали странные особенности суходольской жизни. Мы ли не чувствовали, что Наталья, полвека своего прожившая с нашим отцом почти одинаковой жизнью,- истинно родная нам, столбовым господам Хрущевым! И вот оказывается, что господа эти загнали отца ее в солдаты, а мать в такой трепет, что у нее сердце разорвалось при виде погибших индюшат! - Да и правда, - говорила Наталья, - когда было не пасть замертво от такой оказии? Господа за Можай ее загнали бы! А потом узнали мы о Суходоле нечто еще более странное: узнали, что проще, добрей суходольских господ "во всей вселенной не было", но узнали и то, что не было и "горячее" их; узнали, что темен и сумрачен был старый суходольский дом, что сумасшедший дед наш Петр Кириллыч был убит в этом доме незаконным сыном своим, Герваськой, ...

© 2000- NIV