Cлово "ВКУС"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВКУСОВ, ВКУСА, ВКУСАМ, ВКУСЫ

1. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 5.
2. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 5.
3. «Третий Толстой»
Входимость: 5.
4. Жизнь Арсеньева
Входимость: 5.
5. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 4.
6. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 4.
7. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 4.
8. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 4.
9. Е. А. Баратынский (По поводу столетия со дня рождения)
Входимость: 3.
10. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 3.
11. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 3.
12. Автобиографическая заметка
Входимость: 3.
13. Бабореко А.: Галина Кузнецова
Входимость: 3.
14. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 3.
15. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 3.
16. Аз (Зелюк О. Г.): Наши беседы. У академика И. А. Бунина
Входимость: 3.
17. * * * ("Вид на залив из садика таверны")
Входимость: 2.
18. Бунин И. А.: О Чехове. Предисловие Алданова M. А.
Входимость: 2.
19. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 2.
20. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 2.
21. Маяковский
Входимость: 2.
22. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 2.
23. "Версты"
Входимость: 2.
24. Лирник родион
Входимость: 2.
25. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава V
Входимость: 2.
26. Блюм А.: "Грамматика любви"
Входимость: 2.
27. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 2.
28. Смерть пророка
Входимость: 2.
29. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 2.
30. Устами Буниных. 1918 г.
Входимость: 2.
31. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 2.
32. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 2.
33. Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 27 июня 1902 г.
Входимость: 2.
34. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 2.
35. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 2.
36. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 2.
37. Бунин И. А.: О Чехове. Вступление Буниной В. Н.
Входимость: 2.
38. Автобиографические заметки
Входимость: 2.
39. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 2.
40. Ловчий
Входимость: 2.
41. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 2.
42. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 2.
43. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 2.
44. Гегель, фрак, метель
Входимость: 2.
45. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 2.
46. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 15 июля 1947 г.
Входимость: 2.
47. Воспоминания Бунина
Входимость: 2.
48. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 2.
49. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 1.
50. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 31 августа 1901 г.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 5. Размер: 51кб.
Часть текста: автора романов "Петр Первый", "Хожденiя по мукам", многих комедiй, повестей и разсказов, известнаго под именем графа Алексiя Николаевича Толстого: называют так потому, что были в русской литературе еще два Толстых, - граф Алексей Константинович Толстой, поэт и автор романа из времен царя Ивана Грознаго "Князь Серебряный", и граф Лев Николаевич Толстой. Я довольно близко знал этого Третьяго Толстого в России и в эмиграцiи. Это был человек во многих отношенiях замечательный. Он был даже удивителен сочетанiем в нем редкой личной безнравственности (ни чуть не уступавшей, после его возвращения в Россiю из эмиграцiи, безнравственности его крупнейших соратников на поприще служенiя советскому Кремлю) с редкой талантливостью всей его натуры, наделенной к тому же большим художественным даром. Написал он в этой "советской" Россiи, где только чекисты друг с другом советуются, особенно много и во всех родах, начавши с площадных сценарiев о Распутине, об интимной жизни убiенных царя и царицы, написал вообще не мало такого, что просто ужасно по низости, пошлости, но даже и в ужасном оставаясь талантливым. Что до большевиков, то они чрезвычайно гордятся им не только как самым крупным "советским" писателем, но еще и тем, что был он все-таки граф да еще Толстой. Недаром...
2. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 5. Размер: 69кб.
Часть текста: воспоминаниях Лазарева-Грузинского сказано, что выражения смелости, которое вообще было свойственно Чехову, кроме дней тяжелой болезни, нет ни на одном портрете, более или менее известном публике. Ведь даже письма Чехова дают представление о нем как о смелом человеке. Чехова до сих пор по-настоящему не знают (И. Б.).  * * * "... ты не рожден субъективным писакой... выбрасывай себя за борт всюду, не суй себя в герои своего романа, отрекись от себя хоть на полчаса", - писал он в 1883 г. брату Ал. Павловичу. ... Нужно: отречься от личного впечатления... Субъективность ужасная вещь. Она не хороша уже тем, что выдает бедного автора с руками и ногами... Умеешь ты так хорошо смеяться, перенес много, видел чересчур много... Из твоего материала можно делать железные вещи.  * * * Лейкину, 10 декабря 1883 г. Москва. "Вот уже три дня прошло, как у меня ни к селу, ни к городу идет кровь горлом. Это кровотечение мешает мне писать, помешает поехать в Питер... Вообще благодарю, не ожидал!.. Три дня не видал я белого плевка, а когда помогут мне медикаменты, которыми пичкают меня мои коллеги, сказать не могу. ... Спасибо, хоть аптека отпускает по дешевой цене. Все-таки хоть этим утешаться можно... ... Как на смех, у меня теперь есть...
3. «Третий Толстой»
Входимость: 5. Размер: 55кб.
Часть текста: Константинович Толстой, поэт и автор романа из времен царя Ивана Грозного «Князь Серебряный», и граф Лев Николаевич Толстой. Я довольно близко знал этого Третьего Толстого в России и в эмиграции. Это был человек во многих отношениях замечательный. Он был даже удивителен сочетанием в нем редкой личной безнравственности (ни чуть не уступавшей, после его возвращения в Россию из эмиграции [1] , безнравственности его крупнейших соратников на поприще служения советскому Кремлю) с редкой талантливостью всей его натуры, наделенной к тому же большим художественным даром. Написал он в этой «советской» России, где только чекисты друг с другом советуются, особенно много и во всех родах, начавши с площадных сценариев о Распутине, об интимной жизни убиенных царя и царицы, написал вообще не мало такого, что просто ужасно по низости, пошлости, но даже и в ужасном оставаясь талантливым. Что до большевиков, то они чрезвычайно гордятся им не только как самым крупным «советским» писателем, но еще и тем, что был он все-таки граф, да еще Толстой. Недаром «сам» Молотов сказал на каком-то «Чрезвычайном восьмом съезде Советов»: «Товарищи! Передо мной выступал здесь всем известный писатель Алексей Николаевич Толстой. Кто не знает, что это бывший граф Толстой! А теперь? Теперь он товарищ Толстой, один из лучших и самых популярных писателей земли советской!» Последние слова Молотов сказал тоже недаром: ведь когда-то Тургенев назвал Льва Толстого «великим писателем земли русской». В эмиграции, говоря о нем, часто наминали его то пренебрежительно, Алешкой, то снисходительно и ласково, Алешей, и почти все набавлялись им: он был веселый, интересный собеседник, отличный рассказчик, прекрасный чтец своих произведений, восхитительный в своей откровенности циник; был наделен немалым и очень зорким умом, хотя любил прикидываться...
4. Жизнь Арсеньева
Входимость: 5. Размер: 103кб.
Часть текста: и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном пути Отца всякой жизни", переходящего от смертных родителей к смертным чадам их - жизнью бессмертной, "непрерывной", веру в то, что это волей Агни заповедано блюсти чистоту, непрерывность крови, породы, дабы не был "осквернен", то есть прерван этот "путь", и что с каждым рождением должна все более очищаться кровь рождающихся и возрастать их родство, близость с ним, единым Отцом всего сущего. Среди моих предков было, верно, не мало и дурных. Но все же из поколения в поколение наказывали мои предки друг другу помнить и блюсти свою кровь: будь достоин во всем своего благородства. И как передать те чувства, с которыми я смотрю порой на наш родовой герб? Рыцарские доспехи, латы и шлем с страусовыми перьями. Под ними щит. И на лазурном поле его, в середине - перстень, эмблема верности и вечности, к которому сходятся сверху и снизу своими остриями три рапиры с крестами-рукоятками. В...
5. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 4. Размер: 104кб.
Часть текста: перинка для Рагульки и Апеля, Сенной рынок, Лейферт".  * * * "А ты знаешь, что такое талант? - спрашивает в "Дяде Ване" Елена Андреевна Соню. - Смелость, свободная голова, широкий размах..."  * * * ..."А главное просторно до такой степени, что мне кажется, за свои сто рублей я получил право жить на пространстве, которому не видно конца". (1888 г.).  * * * ..."притягивающая к себе жизненность его произведений состоит в том, что в них ничто не "излагается", не "объясняется", а показывается. "Психическое" никогда не обособляется от "физического". (Бицилли). (Подчеркнуто мною. Ив. Б.). "Русская критика, - справедливо писал Бицилли, - объявила Чехова "писателем без мировоззрения", и ее представители задавались вопросом: как же это возможно, что, будучи "без мировоззрения", он все-таки был весьма значительным писателем? В сущности вопрос этот беспредметен, бессмыслен, и возник он единственно в силу упрощения, опошления самого термина миросозерцание и выражаемого им понятия. Под миросозерцанием принято разуметь не то, что это слово буквально значит, а известную идеологию и связанную с ней "программу". Этого у Чехова, действительно, не было... ему претило то, что в такой степени свойственно людям, этого рода миросозерцанием...

© 2000- NIV