Cлово "ВЕЧЕР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЕЧЕРУ, ВЕЧЕРАМ, ВЕЧЕРА, ВЕЧЕРОМ

1. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 57.
2. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 56.
3. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 47.
4. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 41.
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 40.
6. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 38.
7. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 37.
8. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 33.
9. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 31.
10. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 28.
11. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 27.
12. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 27.
13. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 27.
14. Устами Буниных. 1944 - 1948 гг.
Входимость: 25.
15. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 24.
16. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 24.
17. Митина любовь
Входимость: 24.
18. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 24.
19. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 23.
20. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 23.
21. Дневники Бунина (1942)
Входимость: 22.
22. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 19.
23. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 19.
24. Устами Буниных. 1931 г.
Входимость: 18.
25. Дневники Бунина (1881-1896)
Входимость: 17.
26. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 17.
27. Дневники Бунина (1943)
Входимость: 17.
28. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 17.
29. Жизнь Арсеньева
Входимость: 17.
30. Суходол
Входимость: 16.
31. Адамович Г. В. - Буниной В. Н., 25 февраля 1954 г.
Входимость: 16.
32. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 16.
33. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 16.
34. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 16.
35. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 16.
36. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 16.
37. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 15.
38. Без роду-племени
Входимость: 15.
39. Окаянные дни
Входимость: 15.
40. Деревня (часть 3)
Входимость: 15.
41. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 15.
42. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 15.
43. Учитель
Входимость: 14.
44. Дневники Бунина (1944)
Входимость: 14.
45. Бунин И. А., интервью, Киевская газета. 1902. N 328. 27 ноября
Входимость: 14.
46. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 14.
47. Чистый понедельник
Входимость: 14.
48. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 13.
49. При дороге
Входимость: 13.
50. Логинова-Муравьева Т.: Воспоминания
Входимость: 13.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 57. Размер: 77кб.
Часть текста: в газетах вчерашнее новогоднее послание Гитлера: "Провидение за нас... накажем преступников, вызвавших и длящих войну... поразим в 41-м году весь мир нашими победами..." Небольшой мистраль. Красота гор над Ниццей. 3. I. 41. С утра дождь и туман. После завтрака проглядывало солнце. К вечеру белые туманы в проходах Эстереля, море серо-свинцового тумана в долинах и горах в сторону Марселя. Перечитывал "Петра" А. Толстого вчера на ночь. Очень талантлив! 6. I. 41. Понедельник. Дождь, сыро, серо, холодно, опять сижу при огне - "фонарь" с закрытыми ставнями, задернутой занавеской и ширмами. [...] Англо-немецкая война все в том же положении - бьют друг друга, как каждый день всю осень. Осточертело читать и слушать все одно и то же. Японский м. внутр. дел произнес речь на весь мир - "41 год будет самый трагический для человечества, если продолжится война и не будет возможности для Яп., Ит. и Германии организовать новый мир ко всеобщему благополучию". Последнее особенно замечательно. [...] 21. I. 41. Были по всей Европе страшные холода, снега. У нас тоже. Холод в доме ужасный, топить вволю нельзя, не чем: запасы наши угля и дров на исходе, дальше будут давать только 100 кило в месяц - насмешка!...
2. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 56. Размер: 58кб.
Часть текста: и горах в сторону Марселя. Перечитывал "Петра" А. Толстого вчера на ночь. Очень талантлив! 6. I. 41. Понедельник. Дождь, сыро, серо, холодно, опять сижу при огне - "фонарь" с закрытыми ставнями, задернутой занавеской и ширмами. [...] Англо-немецкая война все в том же положении - бьют друг друга, как каждый день всю осень. Осточертело читать и слушать все одно и то же. Японский м. внутр. дел произнес речь на весь мир - "41 год будет самый трагический для человечества, если продолжится война и не будет возможности для Яп., Ит. и Германии организовать новый мир ко всеобщему благополучию". Последнее особенно замечательно. [...] 21. I. 41. Были по всей Европе страшные холода, снега. У нас тоже. Холод в доме ужасный, топить вволю нельзя, нечем: запасы наши угля и дров на исходе, дальше будут давать только 100 кило в месяц- насмешка! Все время ищем что купить! Но нечего! Находим кое-где скверный, сморщенный горох (и торговец и мы врем - "для посева"), ржавые рыбки, род stet. селедочек и сардинок - и все. Питаемся скверно [...] Ждали, что немцы пройдут через Болгарию в Грецию. В Средиз. море их авиация работает уже - помогает итальянцам. Гитлер виделся с Мус[солини] - "приняты важнейшие решения". Нынче вечером советск. и швейц. радио: англич. взяли Тобрук. Междоусоб. война в Румынии. 25. I. 41. Суббота. Солнечный и уже теплый день. Вчера послал av.-recom. Цетлиным в Америку. Нынче -...
3. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 47. Размер: 88кб.
Часть текста: в деловой комитет только тем, кто сумеет накормить беженцев, не растратив имущества русского. А то распродадут весь флот и, если падут большевики, не на чем будет перевезти ничего из Крыма в Одессу". [...] 20 дек. / 2 янв. Ян проснулся поздно. Настроение у него тяжелое. Он сказал: "вот поправился, а зачем - неизвестно. Хуже жизни никогда не было". [...] Вчера у Толстых [...] были принц Ольденбургский, Фондаминский, Авксентьев, Тэффи, Балавинский, Ландау и еще кто-то. Ольденбургский очень интересуется эсерами и Толстой, с которым он уже на "ты", сводит его с ними. Устраивает его рассказ в их журнал. 23 дек. / 5 янв. [...] Сегодня, когда мы садились в автомобиль, я видела в окне Авксентьева массу эсеровских голов, очень возбужденных и довольных. Приехал Виктор Чернов 4 . - "Они, кажется, вполне уверились, что опять их времечко настало, опять царствовать начнут", - сказал Ян, усмехаясь. 24 дек. / 6 янв. [...] Вечером пришли Толстые, мы уговорили их пойти с нами к Ельяшевич. Там, кроме нас, Толстых, Куприных, были еще Бернацкие. Его я не узнала. Теперь ни один вечер не обходится без министра, хотя бы одного. Вот время! [...] Были разговоры и о Петре Великом, главным образом, между Куприным и Толстым. Куприн нападал на Толстого, что он не так написал Петра. Куприн был сильно на взводе, но все обошлось благополучно. Была музыка. Бетховен. [...] 26 дек. / 8 янв. Аминад зашел и рассказал несколько анекдотов. Саша Койранский говорит, что он разваливает фронт у эсеров, он секретарь в "Современных записках". 30 дек. / 12 янв. [...] Перед сном гуляли, говорили о том, почему партии [...] всегда врут, уверяя, что их программа - это воля народа или воля пролетариата? В действительности, члены партии думают, что это хорошо, что это лучше для народа. [...] Говорили и о будущем России, о том, что фактически ее...
4. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 41. Размер: 52кб.
Часть текста: скверного изюма, по апельсину (местному, оч. кислому), Бахрак поставил 2 б. Castel vert (по 20 фр., прежде стоившие по 5 фр.). Нынче опять прекрасный день. Я вял, слаб (как всегда посл. месяцы). Гитлер вчера вечером говорил своему народу и армии: "[...] Мы одержали самые великие победы во всемирной истории... Советы будут в 42 г. раздавлены... Кровь, которая будет пролита в этом году, будет последней пролитой кровью en Europe pour des generations..." Вечера и ночи особенно удивительны по красоте. Венера над закатом оч. высоко. Луна по ночам над самой головой (нынче полнолуние). [...] 2. I. 42. Пятница. Довольно серо, холодно. Ездил ко вдове К[уталадзе], завтракал там (морковь и горошек), воротился к вечеру с В., которая ночевала 2 ночи там. 4. I. 42. Воскр. Серо, холодно. В комнате нестерпимо, нельзя писать от холода. Сейчас поздний вечер, протопил у себя. Терпимо. Немцы отступают (в России и в Африке), их бьют. У Куталадзе взял несколько книг. Читал Чехова. Денежно продолжаю все больше разоряться. [...] 5. I. 42. Понедельник. [...] Нынче оч. голодный день: месиво из тыквы с маленькой дозой картофеля и тертая сырая репа (белая) - некоторое сходство с тертой редькой, кушанье оч. противное. [...] Подумать только: 20 лет, 1/3 всей человеческой жизни прожили мы в Париже! Барятинский, Аргутинский, Кульман, Куприн, Мережковский [пропущено место. - М. Г.] Аминад. Все были молоды, счастливы. [Запись В. Н. от 16-го января: ] На днях как-то вечером, когда я уже легла спать, вошел Ян и сел ко мне на постель: "Думали ли мы, что будем так доживать в холоде и голоде. А начинали хорошо. Много у нас было хорошего. Но самое страшное, если кто-нибудь из нас умрет. Не могу спокойно думать о Зинаиде Николаевне...
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 40. Размер: 204кб.
Часть текста: для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился ...

© 2000- NIV