Cлово "ВЕТЕР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЕТРУ, ВЕТРА, ВЕТРОМ, ВЕТРЫ

1. Воды многие
Входимость: 25. Размер: 50кб.
2. Велга
Входимость: 25. Размер: 18кб.
3. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 22. Размер: 73кб.
4. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 19. Размер: 204кб.
5. Веселый двор
Входимость: 17. Размер: 71кб.
6. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 15. Размер: 58кб.
7. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 15. Размер: 71кб.
8. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 15. Размер: 77кб.
9. Песнь о Гайавате. Четыре ветра
Входимость: 14. Размер: 10кб.
10. Деревня (часть 3)
Входимость: 14. Размер: 85кб.
11. Деревня (часть 2)
Входимость: 13. Размер: 58кб.
12. В поле
Входимость: 12. Размер: 29кб.
13. Без роду-племени
Входимость: 12. Размер: 29кб.
14. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 12. Размер: 53кб.
15. Шулятиков В. М.: О культе природы в современной лирике
Входимость: 12. Размер: 15кб.
16. Ночной разговор
Входимость: 12. Размер: 43кб.
17. Игнат
Входимость: 11. Размер: 57кб.
18. Осенью
Входимость: 11. Размер: 11кб.
19. Деревня (часть 1)
Входимость: 11. Размер: 111кб.
20. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 10. Размер: 111кб.
21. Сны Чанга
Входимость: 10. Размер: 34кб.
22. Перевал
Входимость: 9. Размер: 6кб.
23. Суходол
Входимость: 8. Размер: 114кб.
24. Эпитафия
Входимость: 8. Размер: 9кб.
25. При дороге
Входимость: 8. Размер: 51кб.
26. Антоновские яблоки
Входимость: 8. Размер: 31кб.
27. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 8. Размер: 81кб.
28. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 8. Размер: 52кб.
29. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 8. Размер: 69кб.
30. Жизнь Арсеньева
Входимость: 8. Размер: 103кб.
31. Дневники Бунина (1881-1896)
Входимость: 7. Размер: 18кб.
32. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 7. Размер: 95кб.
33. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 7. Размер: 54кб.
34. Пустыня дьявола
Входимость: 7. Размер: 20кб.
35. Худая трава (Оброк)
Входимость: 7. Размер: 41кб.
36. Ермил
Входимость: 7. Размер: 25кб.
37. Тень птицы
Входимость: 7. Размер: 43кб.
38. Сверчок
Входимость: 7. Размер: 21кб.
39. Святые горы
Входимость: 7. Размер: 13кб.
40. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 7. Размер: 65кб.
41. Новая дорога
Входимость: 7. Размер: 18кб.
42. Сосны
Входимость: 7. Размер: 21кб.
43. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 6. Размер: 72кб.
44. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 6. Размер: 47кб.
45. Учитель
Входимость: 6. Размер: 70кб.
46. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 6. Размер: 32кб.
47. Натали
Входимость: 6. Размер: 60кб.
48. Визитные карточки
Входимость: 6. Размер: 12кб.
49. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 6. Размер: 42кб.
50. Геннисарет
Входимость: 6. Размер: 9кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Воды многие
Входимость: 25. Размер: 50кб.
Часть текста: жить с экипажем совсем по-семейному, довольствоваться тем, что готовят нам, время проводить почти в одиночестве, - ведь мы круглые сутки заняты». Но это-то нам и нравится, сказали мы ему. Капитан, крепкий, полнеющий француз, по-французски самодоволен и уверен в себе, по-французски предупредителен и вежлив с нами, но и равнодушен по- французски, говорит любезности и остроты, не меняя выражения лица. Два его помощника и младший механик малозаметные фигуры. Механик старший, - большой, грузный, усатый брюнет с несколько как бы яростными и изумленными глазами, я думаю, недалек, горяч и отходчив. Остальные обитатели «Юнана» - повар, два поваренка, подросток-китаец для мелких услуг, красавец лакей, несколько кочегаров и десяток матросов. Мы перебрались на «Юнан» к обеду. И обед имел совсем домашний характер. По- домашнему приготовлялось и кофе, - не в поварской, а в столовой, собственноручно: молол старший механик, засыпал и варил первый помощник. Это было венцом обеда, некоторым священнодействием. После обеда все разошлись, кто на вахту, кто спать перед вахтой. На пароходе уже давно тишина. Тихо и на рейде. Вот вторая склянка, - успокаивающий и слегка грустный звон: бам-бам, бам-бам, - десять часов. Я выбрал себе одну из трех кают возле кают-компании, - каюты на верхней палубе меньше и будут в тропиках жарче. У меня просторно и все прочно, на старинный лад. Есть даже настоящий письменный стол, тяжелый, прикрепленный к стене, и на нем...
2. Велга
Входимость: 25. Размер: 18кб.
Часть текста: ветру на упругих крыльях? Это к непогоде. День с самого утра хмурится. Здесь, на этом неприветливом северном море, на его пустынных островах и прибрежьях, круглый год ненастье. Теперь же осень, а север еще печальнее осенью. Море угрюмо вздулось и становится темно-железного цвета. Издали необозримая равнина его кажется выше берега, она уходит в туманный простор на запад, а ветер все быстрее гонит с запада волны и далеко разносит крик чайки. - Кри-э! - жалобно и пронзительно звучит по ветру. Утром она беспокойно и криво летала над самым прибоем. Море непрерывно крутящимися валами окаймляло берег. Здесь оно, налетая на него с грохотом и шумом, рыло под собою гравий, там, как кипящий снег, рассыпалось с шипеньем и широко излизывалось на берег, но тотчас же скользило, как стекло, назад, подпирая собою новый крутящийся вал, а вдали расшибалось о камни и высоко взвивалось в воздух. И далеко гудел берег от прибоя... Чайка с криком бросалась между волнами, плавно скользя по воде в их ухабы, выносилась на новой волне до высокого гребня и вплетала вся в брызгах и пейс. Ветер вольно носил ее низко над...
3. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 22. Размер: 73кб.
Часть текста: за ней и Колей, а по дороге заеду к Ильиным. Вечером Антон (австриец) отвез меня на Измалково. На станции "революционный порядок" - грязь, все засыпано подсолнухами, не зажигают огня. Много мужиков и солдат; сидят на полу, и идиотски кричит Анюта-дурочка. В сенях вагона 1-го класса мешки, солдаты. По поезду идет солдатский контроль. Ко мне: сколько мне лет, не дезертир ли? Чувство страшного возмущения. Никаких законов - и все власть, все, за исключением, конечно, нас. Волю "свободной" России почему-то выражают только солдаты, мужики, рабочие. Почему, напр., нет совета дворянских, интеллигентских, обывательских депутатов? <...> 15 июня 1917 г. 10 часов веч. Вернулись из Скородного. Коля, Евгений (который приехал вчера с Юлием из Ефремова) и Тупик ездили в усадьбу Победимовых, я, Юлий и Вера пошли к ним навстречу. День прекрасный, вечер еще лучше. Особенно хороша дорога от Крестов к Скородному - среди ржей в рост человека. В лесу птичий звон - пересмешник и пр. Возвращались - уже луна над морем ржей. У Бахтеяровой сейчас хотели отправить в Елец для Комитета 60 свиней....
4. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 19. Размер: 204кб.
Часть текста: час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после...
5. Веселый двор
Входимость: 17. Размер: 71кб.
Часть текста: же пустоболт, сквернослов и курильщик, только подобрей характером. - Сосед он хоть куда, - говорили про него, - и печник хороший, а дурак: ничего нажить не может. Заработки у Егора всегда были плохи, надел не выходил из сдачи. Изба его, огромная, нескладная, с каждым годом все больше да больше сгнивала, разваливалась без призора. Раз он принес откуда-то и налепил снаружи на ее косой простенок, на трухлявые бревна, большую солдатскую мишень - черной краской напечатанное на белом бумажном листе туловище, с ружьем на плечо, в фуражке набекрень, с вытаращенными глазами. А вот поправить крышу, законопатить пазы, переложить печку, борова почистить - на это у него догадочки не хватало, и зимой в избе волков можно было морозить: по всем углам нарастала снежная опушка. Давным-давно по чурке растаскали бы все это тырло добрые люди. Да мешала Анисья. Егор был белес, лохмат, не велик, но широк, с высокой грудью. Ходил Егор в облезлом, голубом от времени и тяжелом от пота, гимназическом картузе, в посконной рубахе с обитым, скатавшимся воротом, в обвисших, протертых и вытянутых на коленях портках, в лаптях, обожженных известкой. Всюду много и без толку болтал он, постоянно сосал трубку, до слез надрываясь мучительным кашлем, и откашлявшись, блестя запухшими глазами, долго сипел, носил своей всегда поднятой грудью. Кашлял он от табаку, курить начал по восьмому году, - а глубоко дышал от расширения легких, и когда дышал, все раскрывалась, показывалась в продольную прореху ворога бурая полоска загара, резко выделявшаяся на мертвенно-бледном голе. Уродливы были его руки: большой палец правой руки похож на обмороженную култышку, ноготь этого пальца - на звериный коготь, а указательный и средний пальцы - короче безымянного и мизинца: в них было только по одному суставу. Но ловко мял он этими тугими култышками золу в хлюпающей...

© 2000- NIV