Cлово "JOURNAL"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Ходасевич В. Ф.: Бунин, собрание сочинений
Входимость: 1.
2. Бунин И. А. - Циону С. А., 2 мая 1942 г.
Входимость: 1.
3. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 1.
4. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 22 января 1942 г.
Входимость: 1.
5. Адамович Г. В. - Буниной В. Н., 25 ноября 1958 г.
Входимость: 1.
6. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 1.
7. Николеску Татьяна: По следам парижской командировки
Входимость: 1.
8. Дневники Бунина (1942)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ходасевич В. Ф.: Бунин, собрание сочинений
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Часть текста: в новом свете. Слово, некогда прозвучавшее в одной обстановке, по-иному звучит в другой, в нынешней, да и сами мы, меняясь с годами, воспринимаем его не совсем так, как восприняли некогда, в ту пору, когда услыхали его впервые. Словом, тут происходит явное испытание временем, и этому испытанию подвергается не только само произведение, но и наше понимание. Перечитывать то, что когда-то волновало и нравилось, всегда несколько боязно: не было ли ошибкою наше восхищение, не напрасно ли мы растратили "жар души", который всегда отдаешь любимому автору? Еще печальней, когда разочарование постигает нас неожиданно. Так, например, было со мною несколько лет тому назад, когда я вздумал перечитать прозу Федора Сологуба: я прочел "Жало смерти", потом "Мелкого беса" - и у меня не хватило мужества приняться за "Творимую легенду". Однако ж, бывает обратное: радостное сознание того, что некогда прочитанное заключает в себе достоинства, которых мы раньше не заметили или не вполне оценили. Такую именно радость доставил мне в особенности второй том Бунина. Начать с того, что он превосходно составлен. В него входят всего три вещи: "Подторжье", "Деревня" и "Суходол". Они писаны в 1909--1911 годах, и события, в них изображенные, разыгрываются, как я думаю, в одних и тех же местах. "Подторжье" - небольшой рассказ, почти бесфабульный. Можно бы его...
2. Бунин И. А. - Циону С. А., 2 мая 1942 г.
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: И. А. - Циону С. А., 2 мая 1942 г. 2 мая 1942 г . Грасс Villa Jeannette Grasse, A M. En russe 2. V. 42 Дорогой Сергей Анатольевич, вчера послал Вам заказным avion'ом письмо с доверенностью 1 моей на Ваше имя, засвидетельствованной в мэрии. Нынче получил Ваш avion и рад, что французский текст дошел до Вас. Повторяю, что французских рецензий у меня нет здесь - все осталось в Париже. Скажу только, что в них говорилось, что в моей книге "превосходно" дано о Толстом все: его жизнь, учение, живой образ... А вот из письма поистине знаменитого писателя André Gide от 11 сент<ября> прошлого года из Ниццы: "Mon cher Ivan Bounine, j'ai lu votre livre sur Tolston avec une attention soutenue et très vive: vous entrez dans l'être même de Tolstoï plus avant qu'aucun autre..." 2 Если нужно, сократите кое-что в моей книге при переводе. Сердечно Ваш Ив. Бунин Примечания 1 См. No 10. 2 "Мой дорогой Иван Бунин! Я прочитал вашу книгу о Толстом с большим вниманием и интересом: Вы глубже, чем кто-либо другой, уловили самую суть мировоззрения Толстого..." (франц.). Бунин достаточно произвольно сочетает и меняет фразы из письма Жида от 11 сентября 1941 г. (РАЛ. MS. 1066/2775). Ср. также запись Андре Жида в дневнике от...
3. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 1. Размер: 55кб.
Часть текста: Однако «орнитологический текст» и тем более сам факт особой (как у Толстого!) привязанности этого текста в творчестве Бунина к темам памяти, вечности и бессмертия оставались вне поля зрения исследователей. В настоящей статье выдвигается гипотеза о том, что именно архетипическая «прапамять» Бунина, о которой пишут многие исследователи («прапамять» — термин Ю. В. Мальцева) и которая так важна для Бунина в Толстом («Освобождение Толстого»), а также обусловленный ею даже на психофизическом уровне сверхинтерес к Танатосу и возможностям его преодоления реализуются в орнитологическом коде бунинских произведений. Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш небесный питает их. Мтф.: 6;26. Сознание быть орудием тех высших сил должно заменить человеку все другие радости: в самой смерти найдет онжизнь свою, свое гнездо. И. С. Тургенев. Прекраснее цветов и птиц в мире ничего нет. Еще — бабочек. И. А. Бунин. I Толстовскому Пьеру Безухову Платон Каратаев очень напоминал князя Андрея. Особенно важное для Пьера их сходство заключалось в том, что «оба жили и оба умерли».[1] Это не так уж странно звучит в свете той роли, которую они оба сыграли в жизни и философских исканиях Пьера, но главный смысл этой герметической фразы автор адресует самому себе, потому что образы князя Андрея и Платона Каратаева являются ключевыми в историософской концепции «Войны и мира», а особенно в танатопоэтике (термин А. Ханзен-Лёве, кажется, уже ставший общепринятым) произведений Льва Толстого. Очень многое сближает этих персонажей: и темы разговоров с Пьером, и портретные черты, и принципиальная непротивленческая позиция в 1812 году, и ассоциативные характеристики, и одновременность смерти; даже болезнь была у них одинаковая («сделалась лихорадка», — сказано и том, и о другом). Налицо...
4. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 22 января 1942 г.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Часть текста: по несколько дней. Она держится стойко, но ей, конечно, очень тяжело коротать дни в одиночестве. Жорж всегда занят. Лёня у них прожил первую неделю после ее возвращения от Владыки, где она прожила с неделю после похорон. Сейчас все ее упования на приезд Лидочки. Идут хлопоты и отсюда и оттуда. Будем надеяться, что они увенчаются успехом, иначе ее жизнь станет очень горькой. Здесь я немного обогреваюсь, ибо центральное отопление у нас бездействует, я даже камина в своей комнате не зажигаю - слишком мало дров. Но теперь не за горами тепло. Мы очень мило встретили Новый Год по старому стилю. У нас были наши каннские новые друзья, Анна Никитишна Ганшина и супруги Либерман. Он пианист. Было мясо (на счастье), водка, посильная закуска, каннцы привезли пирог, бульон, торт, пряник, я достала gБteau du roi {GБteau du roi - рождественский сладкий пирог.}, печенья. Словом, поужинали так, как давно не ели, затем в салоне перед камином сначала просто сидели, а затем пили чай с вкусными вещами, а в промежутке Леня сварил глинтвейн. Часть ушла спать в полночь, и мы - m-me Ганшина, Либерман, Лёня и я - просидели до 2-х часов, ведя очень интересные разговоры, и чего-чего мы не касались. Много говорили о музыке, литературе. Либерман умный и тонкий человек. Спать гости легли по-вагонному, сняв только верхнее платье. Настроение весь вечер было у всех хорошее, дружеское. Я, кажется, после родного дома никогда приятнее не встречала Нового Года. И, не сглазить, с этих пор и дома хорошая атмосфера. Я тоже выхожу иной раз до свету и чувствую всю поэзию раннего вставания, предутренних звезд, просыпающегося города. Кланяйтесь от меня Анне Марковне 42 . Вы объяснили бы еще нам, кто такая madame Милюкова. Мы знакомы со Сталями 22 года, а по виду я еще...
5. Адамович Г. В. - Буниной В. Н., 25 ноября 1958 г.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Часть текста: - В. Н. Буниной 25 ноября 1958 г . Манчестер 3, Scarsdale Road Victoria Park с/о Mr. White Manchester 25/XI--58 Дорогая Вера Николаевна Спасибо за письмо. Очень рад, что моя статья о вашей книге пришлась Вам по душе. А относительно Вашего несогласия с последними строками 1 , думаю, что произошло недоразумение. М<ожет> б<ыть>, я неясно в статье выразился? У меня нет ее под рукой, не могу проверить. Никак я не хотел сказать, что Вы "стушевались" в том смысле, что никогда И<вану> А<лексеевичу> не противоречили, ни о чем с ним не спорили. Совсем нет. Я говорил только о духовной верности ему, о прочности и спокойствии Вашего союза с ним. Не случайно же я вспомнил не только С<офью> Андреевну, но и жену Пушкина. Та ведь как будто с ним не спорила, писать ему не мешала, - но не было главного, что было у Вас с И<ваном> А<лексееви>чем. Кстати, я думаю, что Зин<аида> Николаевна (Вы о ней упомянули) была хорошей женой для Мережковского. Она могла при всех кричать ему, что он "сел в лужу" или "понес околесицу" (было не раз в "Зел<еной> Лампе"!), но была ему другом в главном. У Пушкина, у Толстого - в конце жизни именно этого-то и не было. Ну, обо всем этом писать долго, да и примеров разных слишком много. Софья Андреевна как будто боялась больше всего, что ее "не считают человеком". "Я ведь тоже человек, у меня своя жизнь, свои мысли" и т. д. А чем меньше человек о себе заботится и за себя...

© 2000- NIV