Бунин И. А. - Пащенко В. В., 26 июля 1891 г.

82. В. В. ПАЩЕНКО

26 июля 1891. Москва 

Москва, Неглинный проезд,

номера г-жи Ечкиной,

26-го.

Прости, дорогая Варичка, за молчание. Ей-богу, голубчик, нельзя было написать раньше. Выехали мы из Орла 23-го, 24-го утром были в Туле и просидели там до часу ночи, - у Над<ежды> Алек<сеевны> были дела. Можно бы, значит, было написать оттуда, но дело в том, что мы всю ночь в вагоне не спали и я навел1 это в Туле: проспал до трех часов. Перед самым... как бы это сказать? - просыпанием (глупое слово?) мне приснился какой-то пустынный берег моря, однообразно-медленный шум прибоя и стая белых чаек на прибрежье. Они сидели и, как мне казалось во сне, с нетерпением ждали ветра. В воздухе было как-то томительно и душно... Казалось, что если не повеет ветром, ничто не выдержит этого напряженного состояния... Я сам ощущал это напряженное состояние и когда наконец открыл глаза, то сообразил, что все это произошло от духоты в номере. Но сон оставил впечатление. Я полежал несколько минут с закрытыми глазами и у меня создалось несколько картин в духе сна, создалось какое-то хорошее стихотворение в прозе, которое наполнило душу обычным в такие минуты высоким чувством "поэзии" и эстетического наслаждения своими представлениями. Это - частички творчества, и ты не думай, Варенька, что я говорю "слова": чудные минуты! Когда я сел обедать, я старался, по обыкновению, мало говорить, оберегал свою внутреннюю работу. Понимаешь ты это ощущение? Оно похоже на ощущение после первого признания в любви, после целомудренного счастия первых поцелуев... Повторяю, - может быть, тебе это покажется словами, но это будет только потому, что я не умею выразиться... Ну, словом, как бы там ни было, а после обеда я сейчас же сел строчить и написал не то сказку, не то стихотворение в прозе2; вышла, как мне кажется, неглупая вещичка... Напечатаю ее в "Заре" (московское издание)3 и тогда покажу тебе или раньше, - в черновике... Если же ты поверишь, что все это было так, - Над<ежда> Алек<сеевна> тому свидетель... Вечером мы побродили по Туле (плохой, пустынный и какой-то голый город) и благополучно отбыли. Вчера мы первым делом (приехали утром) напились чаю и отправились на выставку; пробыли там до трех часов, после чего захотелось побродить по Москве; были в Кремле, а вечер - в "Эрмитаже"4. Содрали там с нас ужасно, но зато слышал одну тирольскую песню, спетую Тартаковым5, - говорю одну, потому что оперетка, "Le marchand d'oiseaux"6, в которой он пел вчера, до того глупа, бессодержательна и немузыкальна, что в ней не было ни одного почти хорошего места. Да и странно было видеть Тартакова, откалывающего глупейшие опереточные вещи, глупенькие остроты и т. д.

Сейчас сел тебе писать, но в сущности порядочного письма не выйдет: Над<ежда> Алек<сеевна> ходит по нумеру и дожидается: надо ехать на выставку, сегодня нам должны выдать бесплатные билеты. Сказали - явиться в одиннадцать часов, так что сейчас надо отправляться. И впечатления от выставки и все, что хочу сказать, напишу вечером. До свидания, деточка! Богом тебе клянусь, что страшно хочу поговорить с тобою, дорогая моя, милая, ненаглядная! До вечера. Пиши, адрес написал, да и раньше ты его знала из письма Н<адежды> А<лексеевны>.

Пробуду здесь до вечера 1-го числа, - напиши, значит, до этого времени, где увижу. Вечером напишу хорошее письмо! Прости за это, прости за мою вину.

Примечания

Печатается по автографу: ИМЛИ ОР, ф. 3, оп. 3, No 11, л. 55--56.

Впервые: Новый мир. -- 1956. - No 10. - С. 204--205.

Месяц и год определен по содержанию.

1 Т. е. наверстал.

2 Речь идет о рассказе "Праздник" с подзаголовком "Сказка".

3 Московская газета "Заря" к этому времени прекратила свое существование.

4 Эрмитаж - сад, располагавшийся в районе Селезневской ул. в Москве, принадлежал театральному деятелю М. В. Лентовскому, в саду был летний театр.

5 Тартаков Иоаким Викторович (1860--1923) - певец, баритон, солист Мариинского театра.

6 "Продавец птиц" - оперетта австрийского композитора К. Целлера (1842--1898).

© 2000- NIV