Бунин И. А. - Зурову Л. Ф., 6 октября 1929 г.

И. А. БУНИН - Л. Ф. ЗУРОВУ

6 октября 1929 г. Грасс

Villa Belvédère,

Grasse, A M

France

6 окт<ября> 1929 г.

Милый Леонид Федорович, посылаю Вам письмо Владимира Феофиловича Зеелера, которое я получил нынче1. Вы увидите из него, какой оборот принимает дело. Зеелер пишет, чтобы я решил, как же поступить. Но я и ему, и Вам пишу: решить должны Вы сами. Я же могу высказать только свое мнение: по-моему, история с контрактом - дело затяжное и Вам не подходящее. Вам нужна жизнь в Париже, возле Парижа, а тут что же выходит? Кабала, глушь, шахты или леса... Я бы на Вашем месте пошел бы на риск - просто добыл бы себе через Зеелера визу на въезд и приехал бы, а там посмотрел бы, что Бог даст. А может быть, и нашли бы какую-нибудь частную (т. е. не требующую санкции Министерства Труда) работу? А может быть, получили бы впоследствии и законное право работать где угодно и что угодно? Ведь сам же Зеелер пишет, что это "не невозможно", хотя и очень трудно. Повторяю - решите, как поступить, сами. Если решите рискнуть, выхлопочите визу только на въезд во Францию - и приезжайте на первое время к нам, на villa Belvédère, в Grasse. Почти все шансы за то, что мы пробудем здесь до 1 января2. Вот Вы и поживете с нами, т. е. в гостях у нас, некоторое время, отдохнете, поработаете литературно, а затем поедете в Париж и будете искать там устроить себя как-нибудь. А может быть, Вам и повезет? Если же не повезет, - ну что ж, уедете опять в Ригу, только и всего. А некоторую денежную помощь, еще раз говорю, мы Вам непременно устроим.

Таков мой план. Во всяком случае, я Вас очень прошу не отказываться от нашего приглашения приехать в Грас, если вообще решите ехать во Францию, - т. е. не спорить со мной, не церемониться и т. д. - Напишите мне и Зеелеру свое решение.

Будьте пока здоровы и благополучны. Все Вам кланяемся.

Ваш

Ив. Бунин

P. S. Кирилл Иосифович Зайцев пишет мне3, что он готов вместе с Зеелером хлопотать за Вас. Напишите и Зайцеву4.

Примечания

Публикуется по автографу (РАЛ. MS. 1066/6111).

1 Письмо Зеелера Бунину, датированное 3 октября 1929 г., написано на бланке Земгора:

"Дорогой Иван Алексеевич,

вчера вечером получил Ваше письмо о Зурове. Конечно, рад сделать все возможное, чтобы дать возможность приехать ему из Риги в Париж. Но вот какие обстоятельства нужно иметь в виду прежде, чем принимать те или другие уже реальные меры к осуществлению полученного от Вас задания.

Об этом пишу сейчас же Вам, чтобы получить от Вас решение довольно сложного вопроса.

1) Можно попытаться (я это сделаю с охотой и с вероятным расчетом на успех) получить визу для въезда во Францию через Министерство иностранных дел. Если виза будет дана, то времени на это потребуется не так уж много, но, получив такую визу, Зуров получит в то же время на границе Франции штемпель на своем паспорте, который лишит его права заниматься во Франции каким бы то ни было трудом. Конечно, литературным трудом ему никто не возбранит заниматься или вообще чем бы то ни было, что не требовало бы санкции Министерства труда <подчеркнуто здесь и далее, скорее всего, Буниным>. И здесь уже получить это право на работу будет если и не совсем невозможно, то во всяком случае чрезвычайно трудно. Это один путь.

2) Другой путь: получить контракт на работу во Франции. Либо на какой-нибудь завод, либо на работы горные, дорожные, лесные и т. д. Контракт от 6 до 9 месяцев. И выполнить его нужно будет. Зато получается возможность не затрачивать собственных средств на приезд во Францию (авансируется предпринимателем) и после отбытия контракта полная свобода подыскания труда. Но сейчас как раз время, когда Министерство труда не так скоро визирует контракты и потому этот последний путь может отнять и месяц, и больше времени. Если бы контракт такой был визирован, Зурову нужно было бы из Риги проехать в Ревель, войти в одну из формирующихся там через наше Представительство групп и с этой последней приехать во Францию.

Вот два пути. В зависимости от Вашего решения, которое получу от Вас, и приступлю к осуществлению того, на чем порешите.

Значит, жду теперь от Вас скорого ответа. А пока будьте здоровы. Сердечный привет и лучшие пожелания.

Крепко жму Вашу руку.

В. Зеелер" (РАЛ. MS. 1066/6040).

Обстоятельства, касающиеся "второго пути", отчеркнуты И. А. Буниным на полях, и его рукой сделана приписка: "Это, по-моему, никуда не годится". Разумеется, тяжелый физический труд не оставлял бы Зурову возможностей заниматься литературой.

2 Бунины и Кузнецова уехали из Грасса вместе с Зуровым 31 января 1930 г. (дневниковая запись Буниной за 1 февраля 1930 г. - РАЛ. MS. 1067/398; Устами Буниных. Т. 2. С. 216).

3 Как и предыдущее письмо К. И. Зайцева (см. примеч. 6 к No 27), это письмо не сохранилось.

4 Бунина прокомментировала в дневниковой записи за 8 декабря 1929 г. результат обращения Бунина с одной и той же просьбой к двум лицам: "Глупо было обращаться в два места к Зеелеру и Зайцеву, Зурову Зеелер выхлопотал визу вечную, а Зайцев временную, которая и покрыла первую" (РАЛ. MS. 1067/395). В письме от 5 декабря 1929 г., т. е. написанном уже после приезда Зурова во Францию, Зеелер объясняет это недоразумение: "Вы ли, сам ли Зуров, но пошли в этом деле почему-то двумя путями: обратились ко мне и одновременно к К. И. Зайцеву. Я не знал об этом, не знал, вероятно, и Зайцев, что я занят тем же вопросом переезда Зурова во Францию. Отсюда и получилась "перепутаница", от которой и придется немало хлопот иметь Зурову" (РАЛ. MS. 1066/6041). Далее из письма следует, что оба просителя, хотя и в разное время, обратились к представителю русских эмигрантов во Франции, бывшему российскому послу Василию Алексеевичу Маклакову (1869-- 1957), который, в соответствии с просьбой обратившегося к нему позднее Зайцева, написал ходатайство в Министерство иностранных дел о визе на два месяца. Для Зурова это означало, как писал Зеелер, что ему придется подавать прошение о продлении времени пребывания во Франции еще на 6 месяцев. В свою очередь Зеелер обещал проследить, чтобы оно было удовлетворено, предлагал Бунину написать "сертификат о том, что Зуров хорошей "моралите и лойалите"" (франц.)> и сообщал, что для облегчения выдачи вида на жительство он посылает удостоверение Союза <письмо написано на бланке Союза русских литераторов и журналистов в Париже> и просит Зурова, "чтобы меня покрыть", прислать прошение о принятии его в Союз. Одновременно Зеелер предлагает прислать и просьбу Зурова о выдаче ему ссуды "в возможном размере. Денег нет в кассе, но что-нибудь постараюсь сделать, наскребем где-нибудь - немного, но все же кое-что..." (РАЛ. MS. 1066/6041).

© 2000- NIV