Бунин И. А. - Циону С. А., 5 августа 1946 г.

5 августа 1946 г. Париж

5 авг. 1946 г.

Дорогой Сергей Анатольевич, получил Вашу открытку от 22 июля, получил Вашу открытку и от 11 июня и тотчас на нее ответил - тоже открыткой, которая, значит, до Вас не дошла1. Я был очень рад, что болезнь Ваша прошла благополучно, и очень тронут Вашими новыми заботами обо мне. Не беспокойте себя, дорогой друг, - я кое-как верчусь. У меня расширение легких и затяжной бронхит, отчего я очень задыхаюсь при ходьбе, должен был бы, конечно, поехать хоть на месяц на какой-нибудь курорт, где эти болезни облегчаются, если не вылечиваются, но средств у меня на это нет, да что ж делать, все-таки, повторяю, мы кое-как живем. Можно было бы стать даже богатым, - мне уже твердо предлагали возвратиться в Россию, издаваться там2, - но я на это не решился - слишком стар для того, чтобы столь резко ломать жизнь!

Книга моя по-французски еще не вышла, по-русски - тоже3. Посылаю Вам несколько рассказов в корректурных листах - если подойдет какой-нибудь из них для перевода {Делайте какие угодно купюры.}, буду доволен, но, раз Вы еще очень слабы после болезни и нуждаетесь, сделайте одолжение не торопиться с высылкой мне гонорара, если таковой будет (равно как и с переводом тех 50 крон, о которых Вы пишете): сосчитаемся, когда Вам будет материально легче.

Сердечно обнимаю Вас и передаю привет моей жены.

Ваш Ив. Бунин.

Примечания

1 Открытка не сохранилась.

2 Предложения эти, по-видимому, исходили от сотрудников советского посольства, с которыми Бунин вступал в контакт после возвращения из Грасса в Париж в апреле 1945 г. Вопреки предположениям H. H. Берберовой, Г. П. Струве и некоторых современных исследователей, Бунин не мог принять участие в нашумевшем визите группы видных эмигрантов во главе с В. А. Маклаковым к советскому послу А. Е. Богомолову 12 февраля 1945 года, поскольку в то время находился в Грассе. О визите см.: Будницкий О. В. Попытка примирения //Диаспора. Вып. 1. 2001. С. 179--240. Однако осенью 1945 г. Бунин все же посетил посольство и имел беседу с А. Е. Богомоловым, ни к чему, в сущности, не приведшую. Но слухи об остром желании Бунина вернуться на родину еще года два широко бытовали в эмиграции и породили целую литературу как противников, так и сторонников этой версии. См., в частности: Bethea D. 1944--1953: Ivan Bunin and the Time of Troubles in Russian Emigré Literature // Slavic review. 1984 (spring). Vol. 43. No 1. P. 1 - 16.

3 Речь идет о книге "Темные аллеи" (см. примеч. 3 к No 3), которая вышла в конце ноября 1946 (см. дневниковую запись Буниной за 2 декабря 1946 - РАЛ. MS. 1067/416; Устами Буниных. Т. 3. С. 184). О несостоявшемся издании на французском языке см. примеч. 2 к No 19.

© 2000- NIV