Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 24 (11) января 1904 г.

683. К. П. ПЯТНИЦКОМУ

24 (11) января 1904. Ницца 

Continental

Ницца, 24/11 янв. 1904.

Многоуважаемый Константин Петрович! Меня и удивляет, и обижает Ваше молчание1. Не знаю чему его приписать: небрежности Вашей ко мне или тому, что Вы на меня за что-нибудь сердитесь. Ни того ни другого я не заслуживаю. Обращаюсь к Вам еще раз, ибо я до сих пор ничего не знаю ни о судьбе моих стихотв<орений> и очерков, посланных мною Вам для сборника, ни о работе над "Дон-Жуаном", о переводе которого так настойчиво просил меня Алексей Максимович, ни о третьем издании моих "Рассказов". Мне, живущему литературным трудом, не знать положение моих дел - очень неудобно.

Очень нуждаюсь в деньгах, и потому очень прошу Вас прислать мне возможно скорее хоть 500 рубл. за 3-ье изд. "Рассказов" - если, конечно, они готовы к выходу в свет или уже вышли, - и кроме того, аванс за стихи и очерки для сборника - сколько, - не знаю, ибо понятия не имею до сих пор, на что я могу рассчитывать за них. Снова прошу Вас ответить и о том, возможны ли авансы за "Дон-Жуана".

Денег всего мне нужно рублей 1000 - до крайности: у меня есть долги.

Пожалуйста, обратите внимание на мою просьбу или хоть определите мне положение моих дел ответом.

Адрес: Jean Bounine, Poste restante, Nice, France, Ницца, Франция. Если же для высылки денег - Poste restante неудобен, то вышлите через Лионский кредит.

Очень прошу о скором ответе.

Ваш

Ив. Бунин.

Примечания

Печатается по автографу: ИМЛИ АГ, П-ка "Зн" 11--1--34.

Написано на почтовой бумаге отеля "Метрополь" в Вене, название отеля и города зачеркнуто и написано Continental (см. текст письма).

1 Пятницкий ответил Бунину 29 января 1904 г.: "Начало января пришлось провести в разъездах. Вернулся 22-го. Среди нескольких десятков писем, полученных во время отсутствия, нашел два Ваших. Второе удивило меня странным тоном: Вы говорите о моей небрежности к Вам. Писать это не было ни повода, ни права. <...> Отвечаю на деловые вопросы. Семь стихотворений и "Чернозем" в сборник приняты. Но Ал. Мак. говорил, что это давно Вам известно. Вы виделись с ним после его петербургской поездки, когда был намечен материал для сборника. Трудно выпустить сборник раньше конца февраля. <...> Что касается гонорара, А. М. сообщил мне следующее: за "Чернозем" он предполагал уплатить по 300 р. с листа в 40000 букв. Как оплачиваются стихи он не знает. Поэтому он просит сообщить, какой гонорар получали Вы за стихи ну, хоть в "Мире Божьем". Конечно, для "Знания" эта цифра не обязательна, со сборника можно уплатить больше. Так и будет сделано. Но хотелось бы опираться на определенные цифровые данные. О третьем издании 1-го тома говорить рано. Контора продолжает продавать второе издание. В этот сезон книги шли тихо. Война, в свою очередь, отразится на сбыте неблагоприятно. За "Манфреда" и "Каина", как Вы знаете, давно уплачено. Что касается "Каина", Ал. Макс. давно советовал написать о нем. Я откладывал, чтобы не стеснять Вашей свободы. Вы не станете отрицать, что я ждал терпеливо. Едва ли это свидетельствует о дурном отношении, какое Вы предположили. Во всяком случае, нам хотелось бы сначала получить "Каина" в окончательной отделке. Только после этого стоит заключать условие относительно новой работы. Писать сейчас о "Дон-Жуане" не могу. Хотелось бы раньше знать подробности о разговоре между Вами и А. М. Жду А. М. завтра <...> Вы пишете о высылке денег. Делаю, что возможно. Прилагаю перевод на 500 р." (Книга. - С. 139--140).

© 2000- NIV