Бунин И. А. - В редакцию газеты "Курьер", 9 или 10 августа 1902 г.

630. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ "КУРЬЕР"

9 или 10 августа 1902. Огневка

М. г.! В 201 No "Крымск<ого> курьера" я с великим изумлением прочитал заметку, перепечатанную из "Одесских новостей", о моей истории на черноморском пароходе "Св. Николай"1. В заметке этой сказано: "Внушительной наружности господин, взяв билет 1 класса, вошел в особую каюту и раздевшись там до полного дезабилье, в таком виде спокойно перешел в кают-компанию, где и стал расхаживать, к величайшему изумлению дам и барышень. На замечание капитана, что костюм господина противоречит элементарным требованиям приличия, тот ответил: "Не можете же вы мне предписывать здесь носить одежду определенной формы. Мне жарко, я и ношу более легкую одежду". Перейти в свою каюту или одеться господин настойчиво отказался. Ввиду этого администрация парохода вынуждена была обратиться к содействию портовых властей. Как только составлен был протокол, внушительный господин, оказавшийся орловск<им> помещиком, дворянином И. А. Буниным, тотчас же поспешил в свою каюту и вскоре снова явился в кают-компанию, уже одетый в элегантный черный костюм". - Что сей сон значит? Заметка эта - дикий и непонятный для меня вздор. Дело было так. Было чрезвычайно жарко, и я снял у себя в каюте пиджак, надел широкий черный пояс и выйдя на палубу, сел там на корме, на канатах. Сорочка на мне была не ночная, а цветная, английская, крахмальный воротник завязан длинным галстухом. Значит, я был в костюме, обычном, напр., на лаун-теннисе. Капитан подошел и сказал: "Это костюм неприличный, прошу одеться". Я попросил его не учить меня приличиям. Тогда он повторил уже раздраженно: "Это костюм дачный. Здесь он неуместен". Рассерженный начальственным тоном, обычным у нас на ж. д. и пароходах, я спросил: "Значит, в пароходных правилах есть параграф о костюмах? И что полагается делать с людьми, у которых нет приличных костюмов? Представьте себе, что у меня нет пиджака, что я бедняк, рабочий и т. д." - "Параграфа такого нет, - возразил капитан, - а если бы вы были рабочий - вам место в III кл. Прошу одеться, иначе будет протокол". - "В таком случае, я оденусь только после протокола, - ответил я, - а на вас за превышение власти напишу жалобу". И когда протокол был составлен, надел серый пиджак, превративший мое "полное дезабилье" в "элегантный черный костюм".

Приличия, конечно, вещь спорная, и я бы не стал писать письма, если бы дело шло только о приличиях. Но "полное дезабилье"... В "полном дезабилье" мог ходить по кают-компании только пьяный самодур или сумасшедший! За что же оскорбляют меня газеты? Очевидно, репортер, пустивший про меня оскорбительную выдумку, легкомысленно перепечатываемую газетами, писал с чужих слов. Иначе быть не могло, - ибо откуда он взял, например, что у меня, - худощавого человека среднего роста, - "внушительная наружность"?

Ив. Бунин.

P. S. Прошу газеты перепечатать это письмо2.

Примечания

Печатается по автографу: ИРЛИ ОР, ф. 349, ед. хр. 5, л. 1--2.

Впервые: Курьер. - 1902. - 14 авг. (No 223). - С. 2.

Датируется по первой публикации и по письму М. П. Чеховой от 5 августа 1902 г. Скорее всего Бунин прочел именно тот экземпляр "Крымского курьера", который ему прислала в Огневку при письме М. Чехова (см. коммент. 2 к п. 628). В связи с этим можно предположить, что письма в редакции газет Бунин написал и послал 9 или 10 августа, принимая во внимание также то, что письма из Огневки в Москву шли 1--2 дня, а в Одессу - 2--3 дня. Это письмо было послано одновременно в три газеты (см. п. 631). Третью газету выявить не удалось.

1 В Одессе 29 июля 1902 г. перед отходом парохода "Св. Николай" Бунин вступил в спор с капитаном корабля по поводу своего легкого летнего костюма. Искаженная информация об этом инциденте была опубликована в газете "Одесские новости" (1902. - 31 июля (No 5705). - С. 3), откуда была перепечатана газетой "Крымский курьер" (1902. - 5 авг. (No 201 ). - С. 1).

2 Данное письмо в редакцию было опубликовано также в газете "Одесские новости" (1902. - 15 авг. (No 5719). - С. 4). Однако текст письма представлен в другой редакции. Разночтения заключаются в следующем: вместо передачи текста заметки из газеты "Крымский курьер" написано: "Ввиду того, что заметка излагает этот эпизод совершенно неверно, покорнейше прошу напечатать следующее"; начало последнего абзаца было такое: "Приличия, конечно, вещь спорная и условная (почему, например, не составили протокола на студентов, сидевших на палубе в косоворотках)" далее по тексту. В данной газете после текста письма Бунина было дано редакционное примечание: "Заметка излагает лишь сущность протокола, что репортер, весьма естественно только и мог сделать, так как сам он на пароходе не был, а проверить эпизод у самого И. А. Бунина, за отсутствием его из Одессы, не было возможности". Из "Курьера" данное письмо Бунина было перепечатано в "Крымском курьере" (1902. - 20 авг. (No 214). В разделе "Обзор печати"), где было принесено извинение Бунину. Подробнее об этом см.: Гурьянова Н. М. Инцидент. И. А. Бунин у Чеховых в Ялте и Гурзуфе // Чеховские чтения в Ялте: Чехов и XX век: Сб. науч. трудов. - М., 1997. - Вып. 9. - С. 161--168.

© 2000- NIV