Бунин И. А. - Пащенко В. В., 19 апреля 1891 г.

59. В. В. ПАЩЕНКО

19 апреля 1891. Орел 

19 апреля.

Все твои приказания, голубчик, исполнил: был у Рауля1, отдал ему самому волосы, заходил в редакцию, удивил Н<адежду> А<лексеевну> своим появлением и отдал книжку Евг<ении> Вит<альевне>. Сейчас сижу в "нашей" комнатке, - приставил столик из-под зеркала к кровати и очень уютно уселся за ним, пользуюсь совершенной свободой, потому что Ек<атерина> Ал<ександровна> с Ж.2 отправились искать "воздуха, простора и т. д." Прогулка в Ботанический сад, разумеется, расстроилась: Митя куда-то уехал, опоздал и вернулся только недавно. Часа в четыре, когда я только что вернулся из редак<ции>, К<атерина> А<лександровна> послала меня за "теткой Розой"3, как она сама сказала. Я отправился к Варв<аре> Львовне4, привез тетку, но, как уже сказано, прогулка не состоялась, да я не жалею: слишком утомлен во всех отношениях. Спасибо хоть тетке: с ней я отдохнул, разговорился о тебе, - исключительно толковал о нашем будущем, рисовал хорошие картины... Зверочек мой, дорогой мой, бесценный! Целый день не мог себя преодолеть, прогнать грустное, томительное чувство. Ну не могу я спокойно расставаться с тобою, не могу каждый раз не писать об этом. - Да ведь у меня сердце разрывается. Ведь это не нервы - слишком глубоко наполнено сердце. Я не могу передать тебе этих ощущений: каждый раз, когда скроются твои ненаглядные "чистенькие" глазы, я как-то теряюсь, не могу ни о чем больше думать. Все о тебе! Все "наше", все наши лучшие дни и минуты - и осенью, и зимою и за последнее время встают передо мною с поразительной ясностью; я переживаю все прошлое счастие и оно заставляет глубоко жить сердцем. Вот когда я могу сказать-то:

О болезненное счастие -
Счастие прошлого, - с какой
Безграничной грустной нежностью
Овладело ты душой!5

Нет, впрочем, - увидимся, тогда и поговорю с тобой подолже о своем странном характере. Я хочу, чтобы ты знала его вполне. Скажи, - ведь ты никогда не томилась после разлуки целый день таким же безгранично-нежным и грустным чувством обо мне? Радость моя, сердце мое, женочка! это не значит, что я не верю тебе: верю, глубоко верю тебе! Как мне было больно за мою последнюю вспышку! Я убедился вчера. Помнишь, - ты вскочила на кровати и, стоя на коленях, бросилась ко мне? Никогда, никогда не забуду этого слова, восклицания "Ваничка!", этого светлого, глубоко-любящего взгляда! Как я оценил его, как я уважаю тебя! Ради Христа, приезжай на Святой, напиши поскорее!

Я не могу без тебя! Серьезно, очень серьезно прошу тебя подумать вот об чем: нельзя ли нам повенчаться летом, прямо после твоего поступления на службу в Вит<ебское> упр<авление>6. Средства? Да ведь ты все равно хотела жить исключительно на свои деньги, а я тоже должен - с тобой ли живя или нет, - зарабатывать себе: ведь с голоду все равно не буду сидеть. Родители? - Надо серьезно побороть себя и несмотря ни на что поставить на своем: пойми - после одной тяжелой сцены с ними, после дневного, ну недельного страдания, ты станешь навсегда моею. Неужели тебе будет совестно назваться моею женою. Не думаю, чтобы я заслужил неуважение. На меня многие смотрят все-таки хорошо...

Подумай, ради Бога, - говорю серьезно, как никогда. Мы должны при свидании поговорить как следует, непременно. Не мальчишествую, - долго обдумывал и разговаривал с теткой7 об этом. Ну да об этом надо потолковать как следует. Жду только приезда...

О, эта "наша" комнатка. Поверишь - я весь день боялся входить в нее: сердце сжимается; сколько уже воспоминаний! Сколько раз в ней глядели на меня глубоко и нежно дорогие "глазы"... Зверочек! Родимый! Нет, я тебя свято, чисто люблю! Перед престолом Царя Небесного могу повторить это! И когда ты станешь около меня перед венчальным налоем, в белом, девственном платье, моею невестою перед Богом и людьми, - ты для меня будешь девушкою. Когда-то только это будет наяву?..

Когда это письмо ты получишь, будет светлый день Светлого праздника8. Знай, что я заочно поздравлю тебя и похристосуюсь с тобою.

Ну, до свидания, зверочек! Обнимаю тебя и целую нежно-нежно в хорошенькие губки... Ложусь спать.

Не рви моих писем.

Весь твой Ив. Бунин.

P. S. Видел на столе у Над<ежды> Алек<сеевны> оригинал афиши на два первые спектакля с участием Мартыновой, Людвигова и пр.: первый спектакль - 24-го ("Надо разводиться" и "Подозрительные личности"), второй - 25 ("Нина" и еще что-то)9.

Напиши как можно скорее. О зверочек! О дорогой, бесценный мой!

Примечания

Печатается по автографу: ИМЛИ ОР, ф. 3, оп. 3, No 11, л. 18--20.

Впервые: На родной земле (1956).-- С. 388--390.

Год определен по содержанию.

1 По-видимому, орловский парикмахер.

2 Вероятно, П. Н. Жедринский.

3 Р. Л. Аб.

4 Возможно, Аб Варвара Львовна - сестра Р. Л. Аб.

5 Источник цитаты установить не удалось.

6 В. В. Пащенко поступила на работу в Управление Орловско-Витебской железной дороги в середине августа 1891 г.

7 Имеется в виду, вероятно, Роза Л. Аб.

8 Пасха в 1891 г. праздновалась 21 апреля.

9 Мартынова Глафира Ивановна (1860--1928) - актриса, работала в театрах Ф. А. Корша и М. В. Лентовского. Людвигов Людвиг Казимирович (1854--1929; наст. фам. Маевский) - актер и режиссер, играл в театрах Орла, Воронежа и других городов России. Речь идет об участии этих актеров 24 апреля в комедии В. Сарди "Надо разводиться" и комедии-шутке А. Александровича "Подозрительная личность: Позвольте пошутить", 25 апреля в комедии Д. А. Мансфельда "Нина" и комедии А. П. Чехова "Предложение" (см.: Орловский вестник. - 1891. - 26 апр. (No 107). - С. 1).

© 2000- NIV