Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 15 октября 1898 г.

318. Ю. А. БУНИНУ

15 октября 1898. Одесса 

15 окт. 98 г.

Милый и дорогой братец Юлий Алексеевич! Не писал тебе так долго потому, что буквально осатанел за работой - буквально ни минуты отдыха. Возвратясь из Крыма (в ту ночь, когда я писал тебе на пароходе, на Черном море1 разразилась такая свирепая буря, которой, говорят, не было несколько лет и я испытал всю прелесть и ужас дьявольской качки, когда пароход бортами черпал воду!) - я нашел письмо от Давыдовой2. Эта гнусная м<...> пишет мне: "Получили мы Вашу рукопись, Ив. Ал., и, откровенно говоря, удивились. Была обещана повесть или рассказ - и вдруг северная легенда ("Велга"), да еще побывавшая во "Всходах". Странно. (Sic!) Посылаем вам ее обратно. До свиданья. Желаю всего хорошего. А. Давыдова". Каково! Я написал ей3, что, что если "Велга" не попала в детск<ий> журнал - еще не беда, но что я не пишу специально для журналов, считаю все свои рассказы литературными, и думал, что легенда - тоже рассказ. Конечно, написал лучше, но вот смысл. Написал сдержанно и тотчас сел писать рассказ. Ведь упрекает за аванс, очевидно. Переделал и расширил тот рассказ, что тебе читал про одинокого молодого человека4. Вышло, кажется, ничего, работал упорно. Отослал. Раньше я еще написал рассказ "На Чайке" - недурно, но он что-то еще не появился во "Всходах"5. Надо писать "Волченят"6 или, как ты говоришь, - "Медвежат". Кроме того, идет корректура "Гайаваты"7. Приготовил рукопись стихов, написал несколько новых, отослал Гаврилову и вот уже месяц не получаю ответа8. Живу хорошо, совсем по-господски, А<нна> Н<иколаевна> - замечательно добрый, ровный и прекрасный человек, да и вся семья. "Южное обозрение" - сильно увеличивается розница. Но ни х<...> не поделаешь - ослы сотрудники, Н<иколай> П<етрович> - жопа, а мне некогда. Погода стоит дивная - сегодня жарко, как летом. Сейчас едем в именье - я, Аня и Беба9, будем охотиться. Но буду, конечно, и работать и там. Там все есть, лошади верховые и т. д. - словом, тоже все по-барски, даже кухарку с нами шлют. Вроде Михайловых! Пробуду там с неделю, не больше - корректура. Пока поручил Федорову один лист. Федоров усиленно просил 150 р. (теперь 100), но я настоял не давать и буквально ни кляпа не делает. А что Златовратский "ни х<...> не делает!" Не знаю, смогу ли приехать в конце октября - дела много, да и не знаю, как буду с деньгами. Н<иколай> П<етрович> намекал, что даст, но я промолчал и, ей-богу, не думал подговариваться. Но во всяком случае в Птб. будем вместе. Телешов - не понимаю! Мне он прислал такое дружеское письмо, два даже - на редкость10. Верно, родня, конечно, хамы, сволочь.

Машенька не радует меня, такие грустные письма пишет11, я писал ей несколько раз12 - не получает. Не крадет ли Ласкаржевский? Просил попросить у тебя денег для нее - раздета, говорит. Просто голова болит! Не проедешь ли хоть ты к ней на свадьбу?

Пиши, Бога ради; просматривай "Южное обозр<ение>" - пришли что-нибудь.

От Белоусова получил милое и - смешное письмо!3 и грустно мне стало за тебя! Ходишь, милый, с ним в "Прагу" - только и утехи. Скажи Михееву, что ж я его просил о рукописи для "Южн<ого> обозр<ения>"14.

Отчего у вас нет рецензий обо мне15? В "Сыне отечества" Скабичевские (не фельетон, а в рецензии) говорит16, что как поэт, я талантливее беллетриста, но тоже снисходительно. Беда, как Богданович покровительственно17!

Ну, горячо тебя целую, милый и дорогой мой.

Твой Ив. Бунин.

Примечания

Печатается по автографу: РГАЛИ, ф. 1292, оп. 1, ед. хр. 18, л. 143--146.

Впервые: Материалы (1).-- С. 72 (отрывок).

Место написания определено по содержанию.

1 См. п. 314.

2 Письмо неизвестно.

3 Письмо неизвестно.

4 Имеется в виду рассказ "Без роду-племени", который был опубликован в журнале "Мир Божий" (1899. - No 4. - С. 19--33) с подзаголовком "Из повести о современных людях".

5 На Чайке // Всходы. - 1898. - No 21 (1 нояб.). - Стб. 143--164.

6 Речь идет о рассказе " Кукушка", который был опубликован в журнале "Всходы" (1899. - No 1 (1 янв.). - С. 24--37).

7 Имеется в виду издание перевода поэмы Г. Лонгфелло "Песнь о Гайавате", которое вышло в московском издательстве "Книжное дело" в 1899 г.

8 См. коммент. 2 к п. 293 и п. 311.

9 П. Н. Цакни.

10 Эти письма Н. Телешова неизвестны.

11 М. А. Бунина (Ласкаржевская) писала письма практически всегда без дат, к тому же часть ее писем, адресованных почти всегда одновременно двум братьям - Ивану и Юлию, находится в ОГЛМТ в фонде Ю. А. Бунина, который еще не разобран. Основная тема в письмах сестры - бедность, просьбы о помощи, сообщения о болезнях, о тяжелом материальном и моральном состоянии в семье.

12 Письма неизвестны.

13 Письмо неизвестно.

14 Имя В. M. Mихеева появилось в списке сотрудников газеты "Южное обозрение" 19 сентября 1898 г. Но его произведение появилось в газете лишь в следующем году - "Голубка. Рассказ" (1899. - 10, 11, 12, 15, 16 апр. (No 780, 781, 782, 785, 786)).

15 Рецензия на книгу Бунина "Под открытым небом: Стихотворения" (М., 1898) была опубликована в журнале "Вестник воспитания" (1898. - No 7 (иояб.). - С. 37. - Подпись: О. О.). Рецензент писал: "Маленькая, изящно изданная книжечка стихотворений г. Бунина "Под открытым небом" производит очень приятное впечатление. В ней мы находим несколько прекрасных стихотворений, отличающихся изящным стихом, глубиной и силой поэтического чувства и настроения, от которых не отказался бы и крупный поэт, каковы, наприм., "В Гефсиманском саду", "Мать", "На родине". Большинство стихотворений, впрочем, посвящено описанию природы и вызываемых ею в авторе настроений. Хотя все они отличаются несомненно искренним чувством и изяществом стиха, по вряд ли многие из них, по выраженному в них настроению, будут достаточно оценены и восприняты детским чувством. Для этого недостает в них большей определенности, яркой образности и простоты".

16 Имеется в виду рецензия А. Скабичевского на книгу Бунина "Под открытым небом" (Сын отечества. - 1898. - 28 сент. (No 262). - С. 4. - Подпись: А. С). Рецензент писал: "Г. Бунин известен был до сих пор нам как начинающий беллетрист, написавший несколько небольших рассказов, обнаруживающих задатки несомненного таланта. Ныне он является перед нами поэтом, и поэт оказывается талантливее беллетриста. Недаром из всех прозаических рассказов г. Бунина наиболее обратил на него внимание публики и критики рассказец "На край света", который пленил читателей именно своею свежестью и оригинальною поэтичностью и, читая его, вам делалось даже жаль, зачем он написан прозою, а не стихами. <...> Стихи написаны для детей, тем не менее, и взрослые могут прочесть их не без удовольствия, но крайней мере, автор этой рецензии, начавший читать эту книжечку, не в силах был оторваться от нее, пока не дочитал до конца. Главное достоинство стихотворений г, Бунина заключается в том, что в них вы замечаете не одно холодное эстетическое созерцание красот природы; вас невольно подкупает та живая горячая любовь к природе родного края, которая проникает во все стихотворения г. Бунина. <...> Одним словом, поэт живет перед вами природою родного края и вас научает любить и сливаться с нею. Не знаю, какое впечатление производят стихотворения г. Бунина на детей, по такое именно произвели они на меня, взрослого человека".

17 Имеется в виду рецензия на книгу "Под открытым небом" (Мир Божий. - 1898,-- No 10. - С. 74--75. - Без подписи), из сообщения в письме видно, что она принадлежала А. И. Богдановичу. Рецензент, в частности, писал: "Среди стихотворцев и беллетристов последнего времени г. Бунин выгодно выделяется несомненной поэтической искоркой, задушевностью, простотой и подкупающей искренностью. <...> природа занимает главное место, ей посвящено преимущественное внимание поэта, который всецело поддается обаянию неуловимой смены впечатлений степи, леса, воды, тихой жизни деревни, или затерявшегося в необозримом пространстве полей хутора. В легких, проникнутых цельным настроением картинках рисуются, как бы подернутые туманом, весеннее оживание природы, мечтательная весна, жаркое лето, грусть осени и бодрящее чувство зимнего утра. Г. Бунин умеет чутко вслушиваться в бесконечное разнообразие звуков леса и степи, пустынных полей, моря бесконечной волнующейся пшеницы, умеет подметить бесчисленные переливы красок стелющихся по лугам туманов, облаков, озаренных закатом, вспыхивающих, словно зарево костров, при первых лучах солнца горных вершин, багряно-золотистых сосен, темных дубов и серебристых берез. Каждый его пейзаж дает вполне законченную, тщательно сотканную изящную картинку, всегда проникнутую настроением. <...> И замечательна" авторская черта, - человек отсутствует в поэзии г. Бунина. Можно сказать, природа подавила автора, он настолько подчинился ей, что ее настроение вытеснило в нем собственное чувство; свои радости и печали, мечты, надежды, гнев, любовь - все это исчезло перед подавляющей силой природы. И даже когда автор желает стряхнуть с себя этот гнет, вернуться к себе, к своему внутреннему миру - он не может. Стихотворения такого типа, где не природа занимает поэта, крайне слабы, высокопарны, деланны и производят впечатление вымученности и неискренности, как, напр., "Вечерняя молитва". Затем, существеннейшим недостатком г. Бунина как поэта, является слабость его стиха. Ни одного яркого, энергичного выражения, сильного эпитета, страстной, вырвавшейся из сердца строфы. Сплошной минорный тон его стихотворений утомляет. В его грусти нет ничего бодрящего, в его печали чувствуется болезненная расслабленность, мечтательная вялость и хилость человека, мало жившего, но уже усталого, робко льнувшего к мертвой природе и боязливо сторонящегося жизни с ее борьбой, подчас жестокой, но возбуждающей и всегда живительной. Его идеал тихий, затерявшийся в степи хуторок над прудком, окруженный садиком, вдали темная полоса синеющего леса, необозримая гладь впереди - и царящий над всем легкий шум ветерка. Здесь чувствует он себя привольно, погруженный в мечтательное настроение созерцателя, любующегося тихими сменами времен года, наслаждающегося свободой и привольной жизнью "под открытым небом"".

© 2000- NIV