Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 28 или 29 июня 1890 г.

22. Ю. А. БУНИНУ

28 или 29 июня 1890. Озерки

Милый и дорогой Юринька! Я, ей-богу, не ожидал, что ты на меня обидишься за мое молчание. Произошло оно оттого, что твой адрес я потерял, а у Евгения не списал и как нарочно забывал. Приеду, например, в Орел или в Елец, сяду писать, - а адреса-то нету. Честное слово не вру. Мне, напротив, очень хотелось написать тебе: я ужасно обрадовался, что все-таки ты теперь перестанешь биться как рыба об лед. Как бы я желал повидать тебя! Приезжай, ради Бога, поскорее. Я уже кровать другую поставил в гостиной. У нас стоит замечательное лето. Этакого не запомнят. Дни страшно жаркие; бывает, например, до 37R. Хорошо, ей-богу!

Про наши дела ты уже, наверно, знаешь; Евгений говорит, что он писал тебе; 200 рублей мы заняли у Отто Карловича, и я был в Орле, внес в банк 334 р. Так что теперь мы все-таки обеспечены на время.

Напиши, пожалуйста, какова Полтава1, есть ли там или, по крайней мере, будут ли знакомые вроде харьковских.

У нас нового не особенно много, Я все разъезжал. Был в Орле с неделю (и опять не мог написать тебе без адреса), потом поехал с Шелеховым (ред<актором> "Орлов<ского> вест<ника>") к Л. Толстому "потолковать". Толстого не застали, и вчера я вернулся домой. Мне пришло в голову сообщить тебе кое-какие наши новости. Я это написал еще с месяц тому назад, но, как уже говорил, отослать не приходилось. Поэтому я и посылаю тебе их. Ты не сочти за свинство с моей стороны, - дело в том, писать тороплюсь: Евгений сейчас едет на станцию.

Так вот, прежде всего, интересна Софьина2 история. Она теперь живет с неким Штейманом. Откуда он, - Бог его знает. Знаю только, что он приезжал из Орла гостить к Николаевым [Далее зачеркнуто несколько cлов: <нрзб> милая с нею (про родителей его ничего не известно ).].

Малый, вышедший из 6-го или 5-го класса реальной гимназии, имеющий в банке 14 тысяч. Здоровенный мужичина. Не делал буквально ничего и жил у Николаевых на квартире. Но с масленицы у него нашлось дело. Познакомились с Софьей Николаевной и вместе с ними и он. Затем стал часто бывать, играть в преферанс, засиживаться до 4 часов ночи и входить все в более и более приятельские отношения с Софьей. Следствием этого было то, что устроил нарочно ссору с Николаевыми и переехал на квартиру к Култышке3 (за 30 рублей в месяц) и стал бывать у Софьи уже буквально каждый день (NB) или даже больше: только ночевать дома; а у Софьи он сидит с нею вдвоем в кабинете и нескончаемо пьет пиво. Как кто-либо приходит - Софья подымается и уходит в другую комнату. Он, разумеется, за нею и опять сидят вдвоем, шепчутся, пьют пиво и, наверно, даже делают что-нибудь больше: ведь не поверишь, что просто смотреть гадко! Изо дня в день одна и та же история. Говорят друг при друге "жопа", "говно" безо всякого стеснения. Ездят в город. Ну, словом, Софья дошла до нахальства. Климент у ней уже не бывает: месяца два тому назад, ночью, часа в 3 явился к Софье и застал их сидящими вдвоем в гостиной. Наговорил ей дерзостей, сказал ей, что "между нами все кончено" и был "выхвачен" из дому под руки [Далее зачеркнуто: Дела по имению все-таки страшно плохи. Вот-вот может все продаться. Как я уже писал тебе, мы хотели сдать землю, - всего за 205 руб. Мужик, который хотел снять - вдруг отказался. Теперь, может быть, снимет Федор Артемьев (лавочник Рождественский). А то истечет срок залоговой подписки, дело о земле придется вести снова, а Бибиковы в это время представят. Ждать больше они уже не хотят, подыскали себе еще какого-то заемщика. Кстати, - я у них бываю, т. е. не официально, иногда, а просто в гостях. У них собирается много молодежи, кое о чем толкуют, играют на рояле и т. п.]. 

-- - --

Зачеркнутое - теперь уже недействительно.

Читал "Крейцерову сонату" - давали Воробьевы; рукопись попалась одна из лучших и верных. Я положительно поражался, сколько правды в ней. Да правда-то такая неприкрашенная; это мне тоже понравилось. Неправда тоже есть - только ведь это не толстовская, т. е. говорит ее Позднышев? Напиши, милый Юричка, как-нибудь о ней... Да впрочем, это как-то не выйдет, наверно. Вот кабы ты приехал? Приезжай, милый и дорогой Юричка!

Евгений - наконец-то! - был в Рязани и в Москве! Ездил с Александрой Гавриловной4, думал купить с торгов недалеко от нас именьице, заложенное в Московском банке.

Посылаю тебе свою статейку об Успенском5. Был сам в Лобановом. Одобряешь, что написал? Или не следовало сообщать такие голые факты?

Прощай пока, милый и дорогой Юричка! Целую тебя крепко-крепко.

Глубоко уважающий тебя

И. Бунин.

Пиши поскорее. Прости за мои - ей-богу, невольные какие-то - промедления в ответах.

P. S. Часто, милый Юричка, запечаливаюсь, все думаю-гадаю о своем житье. Поделиться, брат, не с кем. О многом всегда хочу поговорить, - но это как-то не выразить: мы редко переписываемся. Впрочем, всегда помню твой совет - не быть жопой.

Кажется мне все, что я говнею. Говорю это без рисовки - ты поверишь. И, дорогой мой Юричка! не из подлости говорю - часто вспоминаю, насколько я умнею и благороднею, когда с тобою.

Приезжай же по возможности. Может быть, хоть к июлю приедешь?

Посылаю тебе статейку о Шамане6. Это оттиск из "Орловск<ого> вестника".

Примечания

Печатается по автографу: РГАЛИ, ф. 1292, оп. 1, ед. хр. 18, л. 31а--31д.

Впервые: На родной земле (1958). - С. 278--279 (отрывок с неточной датировкой: не позднее 1-й половины июля 1890).

Дата и место написания определены по содержанию и по упоминанию очерка ""Шаман" и Мотька".

1 С мая 1890 г. Ю. Бунин жил в Полтаве и работал в Статистическом бюро губернской земской управы.

2 Имеется в виду С. Н. Пушешникова.

3 И. В. Иванов.

4 Туббе Александра Гавриловна - жена О. К. Туббе.

5 Имеется в виду статья "К будущей биографии Н. В. Успенского", опубликованная в "Орловском вестнике" (1890. - 31 мая (No 125). - С. 2--3).

6 Имеется в виду рассказ Бунина ""Шаман" и Мотька", опубликованный в "Орловском вестнике" (1890. - 26 июня (No 151). - С. 2; 27 июня (No 152). - С. 2--3. - Подпись: И. А. Чубаров).

© 2000- NIV